Газета «Родина». Памяти третьего сентября

Что такое теракт? Это акт устрашения, то есть такое действие, которое ставит перед собой цель — запугать!

Почему и зачем? Вот вопросы, которые задают дети. Их легко понять, ведь у них нет знаний ни о чём, и эту пустоту требуется наполнить окружающим миром. Задаём ли мы, взрослые, прожившие не один десяток лет, эти вопросы тогда, когда что-то не укладывается у нас в голове?

Мир, который нас окружает — материален. Мы можем его пощупать. Материальны ли наши мысли? Материалисты скажут, что наши мысли — отражение действительности. А значит всё, что есть у нас в голове, и есть то, что существует. Жизнь — движение, постоянное развитие. Нет жизни в статичной материи, а значит, если мы хотим что-то понять, нам следует рассматривать объект изучения через призму этого движения. Любое движение проходит в три этапа: начало, развитие (становление) и конец. Отследив это движение, найдя и разрешив в нём противоречия, мы всегда можем понять процесс таковым, каковым он является на самом деле.

Сегодня мы рассмотрим событие, произошедшее 18 лет назад в Беслане 1 сентября 2004 года. Событие, которое потрясло наш народ. Я говорю о захвате школы. Почему и зачем?

Когда-то в годы моей юности, изучая историю, я наткнулся на текст, в котором описывалось монголо-татарское нашествие. Там говорилось о том, как армия монголо-татар сжигала поселения, предварительно вырезав всё население. И делалось это не потому, что они были такими кровожадными, а с определённой целью. Подходя к следующему поселению, памятуя об ужасной расправе, люди сдавались без боя. Таким образом, армия захватчиков не несла потерь и сохраняла боеспособность. Оправдывают ли средства поставленные цели? По мнению монголотатар, вполне. Результатом таких действий стало быстрое продвижение и захват обширных территорий.

Можно ли назвать эти действия актами терроризма? Думаю, вполне. Применяя террор, они добивались своих целей.

Вернёмся в наши дни. К сентябрю 2004 года по стране прокатилась масса террористических актов. Тут и там раздавались взрывы с десятками погибших и раненых. Итог: наш многонациональный и дружный народ погрузился в хаос. Наша страна поделилась на «белых» и «чёрных». Каждый человек с кавказской внешностью стал врагом. Такие же процессы мы с вами наблюдаем и сегодня, когда при виде бородатого смуглого мужчины весь цивилизованный Запад ждёт от него теракта. Народ был запуган.

Я помню, как в нашем многоэтажном доме начали ставить кодовые замки, организовывались патрули. Были ли достигнуты цели? Безусловно.

Но произошли три события, которые выбиваются из общего ряда. Это теракты в Будённовске, на Дубровке и в Беслане. Эти три прецедента отличаются тем, что захватывались заложники и выдвигались требования. Требования по выводу российских войск из Чечни.

1 сентября 2004 года в Беслане вооружённая до зубов группа террористов захватила школу №1. Требования захватчиков повторяли требования предыдущих актов — вывод российских войск из Чечни. Как мы знаем, подобные требования не имеют под собой реальной почвы, так как никогда и нигде не выполнялись. Так было и тогда. Рассчитывали ли захватчики на выполнение своих условий?

Если считать организаторов недальновидными дилетантами, то да. Но если считать их профессионалами, то возникает законный вопрос: ПОЧЕМУ и ЗАЧЕМ?

П. КИРСАНОВ.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 1 сентября  2022 на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.