Николай Арефьев: Без денег у экономики нет будущего

27 ноября Государственная Дума заслушает Центральный банк России по вопросу денежно-кредитной политики в 2021 году. Необходимо отметить, что это ключевой вопрос при принятии бюджета страны, потому что именно денежно-кредитная политика определяет будут деньги в бюджете или нет.

Однако политическое моновластие и навязываемое обществу всеобщее «одобрям-с» привело к тому, что по мнению правительства все органы государственной власти работают правильно и замечательно, но при этом страна катится под откос.

Судите сами! Внешний корпоративный долг России — 461 млрд долларов или 35 триллионов рублей. То есть эту сумму наши предприятия, банки и граждане позаимствовали за рубежом. Но зачем им было брать деньги за рубежом, если есть свои банки в России? А потому что ключевую ставку Центральный банк держал на очень высоком уровне и только в этом году опустил до 4,25% и именно поэтому средневзвешенная процентная ставка по кредитам в коммерческих банках 7-12%, что опять же значительно выше зарубежных ставок!

В российской экономике не хватает денег, кредиты дорогие, а собственных средств у предприятий нет. Уровень монетизации 47%.

Действующий много лет уровень монетизации экономики России обеспечивает только нормальный обмен товаров без расширенного производства. Вот и получается, что недостаток денег приглушил инвестиционную активность, а без вложения в экономику средств она не дает роста. Поэтому рост ВВП России в 2020 году ожидается минус 4,1%, в 2021 году – плюс 2,5%, но это под большим вопросом.

Для инвестиционной деятельности уровень монетизации необходим более 80%. Монетизация российской экономики в 3-5 раз меньше, чем в развитых странах, и даже меньше, чем в восточноевропейских странах. Темпы увеличения монетизации экономики России остаются на достаточно низком уровне (около 2 проц. пункта в год). Другими словами, России при нынешних темпах роста монетизации необходимо 15-20 лет, чтобы достигнуть уровень в 80%. Но за 20 лет экономика России окончательно разрушится в ожидании обещанных денег.

Учитывая последние вызовы, возникшие перед российской экономикой, перед Банком России стоит задача повышения монетизации экономики в сочетании с режимом таргетирования инфляции и фактически отказом от плавающего валютного курса.

На данный момент перед органами государственной власти стоят задачи по целевой поддержке целых отраслей экономики, банковской системы, снижению импортозависимости, выполнению в полном объёме социальных гарантий, в целях повышения доверия общества к органам власти, недопущения стагнации российской экономики. Выполнение данных задач невозможно без повышения монетизации экономики, о которой в докладе ЦБ сказано вскользь.

Как известно, уровень монетизации экономики отражает способность финансовой системы трансформировать капитал для участия в воспроизводственном процессе. На современном этапе в России более низкая монетизация в сравнении с развитыми экономиками. В России она возможно достигнет 48%, в то время как в Китае – 200%, в Японии – 184%, в Германии – 89%, в США – 70%.

Необходимым условием повышения монетизации экономики является развитие финансовых институтов, создание благоприятной среды для инвестиций, в особенности на долгосрочной основе. А это задача Банка России, которая выполняется крайне неудовлетворительно.

Многие ученые считают, что монетизация экономики – это средство обеспечения и удовлетворения платежеспособного спроса на деньги, в том числе на денежный капитал, всей экономики страны как единого целого.

Следует отметить, что коэффициент монетизации экономики России в 1991 году составлял 66,4%. В последующем наблюдалась устойчивая тенденция по снижению монетизации, достигнув в кризисном 1998 году 16,3%.

Высокие процентные ставки не дают развиваться реальному сектору экономики, все последние годы экономика росла только за счёт повышения цен производителей. Наши предприятия кредитовались на западе и набрали долгов на сумму 461 млрд. долларов на октябрь 2020 года.

Следует отметить, что в текущем году при снижении ключевой ставки до 4,25% уровень монетизации поднялся до 47, хотя все последние годы был на уровне 40%. Но экономика не рванулась в банки за кредитами, долгосрочных нет, а краткосрочные дорогие и прибавилась неуверенность в завтрашнем дне. К тому же падение доходов населения на 8% и снижение доходности предприятий на 40% снизили потребительский спрос. А в этих условиях взлёта производственной деятельности ожидать не приходится.

Нужны долгосрочные кредиты по доступной для нашей экономики цене Экономика простаивает, использование основных производственных фондов в 2019 году было удручающим. Стопроцентной загруженности нет ни в одной отрасли. До 90% загруженность в добыче и химии, в пищевой промышленности – 60%, в легкой – 45%, в обработке древесины – 57%, в металлургической в среднем 50%, в производстве машин и оборудования в среднем 30%. Это еще одно доказательство падения потребительского спроса и отсутствия импортозамещения, которое неразрывно связано с монетизацией экономики. По существу наши предприятия работают в полсилы и меньше.

Исследования говорят, что где высокий уровень монетизации, там и высокий уровень роста экономики. Это подтверждается экономикой Китая, Индии, Японии ФРГ и других развитых стран. Идти в разрез с денежно-кредитной политикой этих стран, значит заведомо обречь Россию на отсталость и утрату достижений, созданных наукой и экономикой Советского Союза.

Н.В.АРЕФЬЕВ,

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ,

1-й зам. Председателя Комитета ГД

по экономической политике, промышленности,

инновационному развитию и предпринимательству.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

1 + шестнадцать =