Газета «Родина». От пессимизма до отчаяния один шаг

Журналистка из Нижнего Новгорода совершила акт самосожжения у здания местного главка МВД. В посмертной записке значилось: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». Истинные причины суицида выяснят правоохранительные органы. Известно, что у женщины были сложные отношения с властями.

В прошлом месяце расстался с жизнью мой хороший приятель Костя Толкачев, бывший директор завода «Специнструмент» в Георгиевске, а впоследствии предприниматель.

Костя переживал, что в стране разрушается промышленность, металлорежущий инструмент — гордость завода, оставшегося к 2013 году едва ли не единственным в России производителем торцовых фрез, резцов, ступенчатых свёрл, — превращается в докуку для государства.

Он пытался от КПРФ пройти в местную Думу, с мандатом депутата лоббировать интересы промышленного производителя. Но кто бы его подпустил к власти?!

Тогда Костя занялся минеральной водой. Благо, в станице Лысогорской на участке земли, выделенном в советское время заводу для подсобного хозяйства, обнаружился источник лечебной воды, которую он назвал «Светоносная», всячески исследовал с помощью различных лабораторий и экспериментов. Выяснилось, что вода эта незаменима для диабетиков и страдающих заболеванием поджелудочной железы. «Светоносную» стали забирать санатории Пятигорска, Кисловодска…

Но Костя хотел, чтобы государство обратило внимание на источник и построило в Лысогорке что-то типа пансионата, если уж не санатория. Много у него было планов, которые при поддержке федеральной власти, а в советские годы Коммунистической партии ему удалось бы осуществить наверняка. Да ещё и госпремию получить.

Но сегодня это никому не нужно. Ни завод в глубинке с его суперсвёрлами и фрезами, которые с успехом заменили атаковавшие российский рынок зарубежные инструменты. Ни вода минеральная с санаториями, требующими вложений и бережного отношения. Цели сегодня — на извлечение прибыли, подкрашенную водопроводную воду в ваннах здравниц, на толпы праздно шатающихся отдыхающих.

Пробки из газующих машин, выбрасывающих вредоносные тяжёлые металлы в воздух и почву, гниющие свалки, падающий дебет минеральной воды, застройка курортов многоэтажками свидетельствуют о продолжающемся экологическом угнетении региона Кавминвод. И изменить ситуацию отдельно взятая рядовая личность не в состоянии.

Накануне смерти Костя позвонил мне. Явно хотел поговорить, что-то обсудить. Был грустен. Очевидно, столкнулся с чем-то непреодолимым, толкающим многих из нас от безысходности и бесперспективности в депрессию.

Это всё капитализм. Он не может иначе. Его идеология заточена исключительно на деньги, на право сильного, на «ничего личного, просто — бизнес», на разрушение личности и, в конце концов, расчеловечивание. И хотя в Конституции России идеологии нет, де-факто существует капиталистическая, и она глубоко проникла во все поры социума.

Жуткое время. «Человек человеку — друг, товарищ и брат» звучит анахронизмом. Где наши улыбки на улицах? Радость жизни? Понимание собственных перспектив, светлого будущего для детей? Где вообще нормальная жизнь — без грязи соцсетей, фатального недоверия всем и каждому, звериного стремления выжить, уничтожив ближнего, подставив, оболгав, изгнав, подсадив на наркотики?

… Мы договорились встретиться с Костей, пообщаться, но в намеченный день и час я узнала, что его больше нет. Сильный, мужественный, умный 46-летний мужчина ушёл из жизни. Прекрасная семья, дети…

Говорят, что пессимист — хорошо информированный оптимист. Костя был хорошо информирован. И, думаю, свёл счёты с жизнью в силу глубокого понимания ситуации в стране, шагнув от пессимизма к отчаянию.

А что должно было довести до суицида георгиевскую школьницу, которая в прошлом месяце бросилась под поезд?

И почему выпала из окна 9-го этажа соседнего дома молодая девушка? Случилось это сегодня, когда я пишу эти строки, и подробностей ещё не знает никто.

Травля сверстников? Конфликты с родителями? Потеря работы? Долги? И это уже не где-то на «диком Западе», а в российской глубинке.

На днях в центре Георгиевска группа ребят, по возрасту учеников 6-7-х классов, громко матерились, взахлёб рассказывая друг другу, как «она на нём прыгала». Рядом стояли девочки и поддерживали разговор.

Эти дети выросли без идеологии, без высокого смысла жизни, посещая соцсети в развращающем Интернете, и потому уже глубоко аморальные и больные душой. И когда однажды перед ними встанет извечный вопрос «Что делать?», шаг из окна или под поезд не покажется таким уж невозможным. Когда не видишь будущего, не имеешь своего места в жизни, подвергаешься травле, не способен найти радость в каждом дне, общественно полезном труде, умной книге, красивой музыке, что же ещё остаётся…

Я рассматриваю нынешнюю ситуацию в социуме как государственный идеологический пофигизм, интернет-вседозволенность и экономическое предательство, плодом которых и становится пессимизм, а там и до отчаяния один шаг.

Неужели никого не возмущает реклама на телевидении котлет «Мираторг»? «Из чего же, из чего же, из чего же сделан наш фаршик домашний», — поют, имитируя знаменитый Большой детский хор Всесоюзного радио и Центрального телевидения, современные школяры. И одной фразой перечёркивают труд авторов знаменитой песни «Из чего же» Юрия Чичкова и Якова Халемского, а вместе с тем наносят раз за разом раны поколениям, выросшим на этой популярной песне, которая очень чётко проводила грань между полами — мальчишками и девчонками, помогала им понять друг друга, быть терпимее. Она учила детей дружить.

Назовите мне сегодня детскую песню — умную, содержательную для хорового, коллективного исполнения. Нет таких. На эстраде — кривляющиеся малолетки-одиночки, с упоением визжащие на английском, не умея порой без ошибок написать на родном русском языке собственную фамилию.

«Дети — наше всё» — очередной акт словоблудия в новой Конституции, потому что, не подведя социалистическую идеологическую платформу под образование, культуру, экономику, не говоря уже о политике, невозможно воспитать гармоничную личность. Мы так и будем шарахаться от Америки к Европе, хватать то одну, то другую их «ценность», нивелируя собственные, теряя лучших людей, взращивая поколения, которые не ценят ни свою, ни чужую жизнь.

Вспомнился мой недавний приезд в Москву. В метро играла музыка, и вдруг раздался слаженный красивый голос большого детского хора, который пел замечательную песню «Прекрасное далёко». Люди ехали на эскалаторе и не скрывали слёз. Слёз по несбывшемуся прекрасному, по утерянному прошлому, взамен которому пришёл «фаршик говяжий» и исковерканные души уже нескольких поколений. Какой уж тут оптимизм…

Елена САРКИСОВА.

Георгиевск.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 15 октября  2020 года на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

четыре × один =