Газета «Родина». Когда рядом идёт бой…

Эти события 25-летней давности кажутся вчерашним днём. Каждое лето моей обязанностью было сопроводить младшую сестру с ребёнком из Харькова в посёлок Ставропольский на всё лето к родителям. Вот и в 1995 году билеты на 15 июня были уже куплены, а 14-го в общих чертах сообщили о нападении боевиков на Будённовск.

Надо сказать, посёлок Ставропольский находится на половине пути между Благодарным и Будённовском, в 16-ти километрах от трассы Ставрополь — Будённовск. Обстановка тогда была неспокойной. В совхозе Ставропольском на отдалённой ферме незадолго до трагических событий работники милиции обнаружили схрон оружия. А на ОТФ в одну из ночей произошло другое ЧП: вооружённые бандиты связали сторожей, погрузили овец на КАМАЗы и увезли.

Отправляться в путь было крайне неблагоразумно: не ясно, что происходит в Будённовске. Но дети упрямы и эгоистичны. На все предупреждения об опасности ответ один: «Ты что-нибудь придумаешь».

И мы едем. В билетных кассах Ставрополя нам говорят: «Что вы делаете? Все едут оттуда, а вы туда». Действительно, в автобусе кроме нас только один пассажир. Вдоль трассы — посты вооружённых солдат в чёрной ОМОНовской форме. Благодарный — пуст. На улицах ни машин, ни людей. Все учреждения закрыты, двери и ворота заперты.

У закрытой автостанции усаживаю на скамейку сестру с ребёнком и выхожу на проезжую часть улицы — чтобы они не видели моего растерянного лица. Идти куда-то нереально: скованная артритом сестра передвигается с трудом, ребёнку три года, а огромную дорожную сумку и мне не унести.

Рядом пятеро молодых людей кавказской внешности, потные, возбуждённые, до пояса раздетые, с длинными тяжёлыми сумками, явно с оружием, останавливают «Жигули» и вынуждают водителя везти их в Будённовск. Торгуются, угрожают. Чтобы не обратить на себя внимание, я, кажется, даже не дышу. А что им стоит в таком диком возбуждении полоснуть автоматной очередью по сидящим на скамейке! Наконец они сторговались, уехали.

Снова пусто, безысходно. Вся надежда на его величество случай. Мимо мчится на большой скорости пустой автобус «Кубань». В полном отчаянии я голосую. Он едет мимо, но потом тормозит. Из кабины показывается испуганное лицо моего двоюродного брата Алексея Ивченко, жителя Благодарного:

— Вера, что ты здесь делаешь?!

Говорить я не могу, показываю молча на сидящих на скамейке сестру и ребёнка… И он везёт нас к себе домой.

Меня поразила перемена в лице и поведении брата. Исчез весёлый добродушный парень и появился, словно отлитый из металла, суровый воин. Он знал цену войне. Знал, как хрупок мир, как уязвима человеческая жизнь. Срочную службу проходил танкистом в Шали рядом с Грозным, когда трагические события на Кавказе уже назревали. А потом работал в Ливии, когда Ливийская Арабская Республика избрала новый путь развития и стала называться Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия.

Ливия не воевала ни с кем, но против неё предпринимались частые военные провокации со стороны НАТО. Американская авиация разрушила уже почти построенный водопровод, который ливийцы, по замыслу Каддафи, сооружали в пустыне с целью развития аграрного сектора страны и прекращения продовольственной зависимости от стран Запада.

«Поборники демократии» не хотели терять рынок сбыта. Авиация США сбросила бомбы на дворец главы государства. Под развалинами погибла приёмная дочь Каддафи.

Брат лучше нас понимал, что за агрессивными действиями против Ливии, событиями на Кавказе и нападением на Будённовск стоят одни и те же силы.

Его жена встретила нас радушно. Она работала регистратором в районной больнице Благодарного и рассказывала о том, что медучреждение переполнено ранеными из Будённовска. Вновь прибывающих пострадавших везут в Светлоград. Никто из нас не мог ни есть, ни отдыхать. По понятиям обывательского благоразумия следовало бы остаться. Но как сидеть и слушать новости, когда мать и отец в опасности? Сестра была на грани нервного срыва. Родители брата и его жены тоже были в Ставропольском. И мы решили ехать.

Все выезды из города были закрыты. На счастье, начальником поста в направлении Александровского был назначен директор автоколонны, хорошо знавший брата. Нам разрешили выезд с условием, если на обратном пути привезём хлеба. Оказалось, солдат развезли по постам в спешном порядке только с оружием без всякого жизнеобеспечения.

Хлеб в то время в восточных районах купить было невозможно. Его выдавали по талонам только местному населению, иначе жители соседних кавказских республик скупали его машинами, а ставропольчанам не оставалось ничего.

Брат с женой нашли в своих карманах и кошельках шесть талонов. На тёплые буханки свежего хлеба мы обменяли их лишь в пекарне села Елизаветинского — все торговые точки в округе были закрыты. В Ставропольский добирались кружным путём по просёлкам намного южнее трассы Будённовск — Ставрополь. Все молчали. Никто не знал, что нас ждёт. В воображении представлялись и дымящиеся развалины, и убитые люди.

Но в посёлке было спокойно. Только непривычно тихо. После всего пережитого у нас не было сил обрадоваться, что родители живы и здоровы. Они, так ждавшие нас, даже не улыбались, не сразу смогли осознать, что мы добрались невредимыми. Брат с женой, навестив родных и захватив домашние продукты, вернулись в Благодарный. До наступления темноты надо было прибыть на пост, где ждали их голодные солдаты.

…То было время, когда вызов преступности оказался настолько мощным, что мировое сообщество оказалось к нему неготовым. Безответственные журналисты называли откровенных бандитов и убийц «полевыми командирами», создавая им положительный образ. А в материалах комиссии ООН по борьбе с терроризмом, действовавшей на Кавказе, главарь террористов Хаттаб именовался всего лишь «исламским профессиональным революционером». Об этом рассказал в своей книге «Тяжёлые звёзды» бывший министр внутренних дел РФ и заместитель председателя правительства РФ генерал армии А.С. Куликов.

Нападение банды Басаева на военный аэродром Будённовска с расположенными поблизости вертолётным и истребительным авиаполками было спланировано с диверсионной целью. Удача могла бы дать дудаевцам шанс быть услышанными во всём мире. Но именно в Будённовске бандиты утратили романтический образ повстанцев и исламских революционеров.

«Как только нападавшие получили первый отпор и стало ясно, что к аэродрому им не прорваться, маски благородных разбойников тут же были сброшены, и отряд Басаева предстал перед всем миром таким, каким он был на самом деле — бандой жестоких уголовников и террористов, — писал А.С. Куликов. — Сразу вспомнились прежние «подвиги» Шамиля Басаева, в числе которых и безнаказанный угон самолёта в Турцию, и игра в футбол головами убитых грузин на стадионе в Сухуми».

В.П. ЛЕНКИНА.

Новоалександровск.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 11 июня 2020 года на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

12 − 4 =