Газета «Родина». Диалог с редактором. О чём говорит спешка президента?

После 15 января этот вопрос является, пожалуй, самым злободневным. Недоумевают даже депутаты, не говоря уже об обывателях. Не прошло и десяти дней после Послания, а уже были назначены премьер, Генпрокурор, министры нового кабинета и одобрены изменения в Конституции. Даже утверждена дата голосования за эти изменения — 12 апреля.

«Что за спешка?» — спрашивают люди друг друга и звонят в редакцию. У нас нет ответа на этот вопрос. Есть лишь догадки. Кормить читателей догадками дело неблагодарное. Но с уверенностью могу ответить на вопрос, вынесенный в заголовок данного диалога: спешка президента говорит о том, что если власть что-нибудь по-настоящему хочет сделать, она это делает. Остальные вопросы могут не решаться годами. Это подтверждает, в частности, и содержание настоящего диалога.

Куда с вопросами податься?

Из Солнечнодольска в редакцию дозвонился Виктор Алексеевич. С возмущением говорил о том, что после реформы местного самоуправления не только решить какие-то вопросы невозможно, но даже задать их некому. И поблагодарил за то, что выслушали его.

Что волнует Виктора Алексеевича? Главная проблема — водохранилище, которое превращается в хранилище каких-то отходов, в болото, опасное для здоровья людей. Превращают его в такое болото прибрежные застройки богачей, представляющие собой, разумеется, «священную» частную собственность. И неясно, как при этом учитываются вопросы экологической безопасности. Скорее всего, никак… Попытки Виктора Алексеевича организовать борьбу за спасение водохранилища превратились в борьбу чиновников против самого инициатора.

Другой важный вопрос — строительство мемориала, посвящённого воинам-интернационалистам, воевавшим в Афганистане. Пошёл уже 31-й год со дня вывода наших войск из этой страны, из них 16 лет в Солнечнодольске ведётся строительство этого мемориала, но удалось заложить лишь фундамент. И что показательно: никто не против его возведения. И чиновники, и общественность «за», а дело не двигается.

Виктору Алексеевичу 82 года, он отчаянно бьётся за то, чтобы сдвинуть этот процесс с мёртвой точки. Но добился лишь того, что мы не можем назвать его фамилию — ему угрожают.

Да, ещё не перевелись беспокойные люди, которым есть до всего дело. Как они мешают нынешней власти!

«Он бы этого не пережил…»

Так сказала жительница Ставрополя Эльза Васильевна Кондратюк о своём отце — участнике испанской и Великой Отечественной войн, долгое время потом служившем в Советской Армии. Чего бы он не пережил? Возврата страны к капитализму…

«Видимо, — считает Эльза Васильевна, — и я этого не переживу. Я — советский человек, инженер-связист по образованию, но совершенно не приспособленная к жизни в буржуазных условиях. В советское время я не знала обмана, теперь же он кругом».

И поведала о своих проблемах. Живёт одна в двухкомнатной квартире, что досталась от Советской власти. За ЖКХ ежемесячная плата примерно в 3,5 тысячи рублей, к тому же, нужно платить какую-то пеню. Теперь ещё требуют по две тысячи ежемесячно на ремонт подъезда. Плюс ко всему Эльза Васильевна по наивности своей взяла мини-кредит в пять тысяч рублей, за который пришлось выплачивать 33 тысячи. А пенсия у неё 14 тысяч, из них пять обычно уходит на лекарства. «Разве можно выжить в этих условиях? — спрашивает она. — Как же жить без Советской власти?»

Её отец был коммунистом. Эльза Васильевна очень сожалеет, что не сохранила его партийный билет как память о нём. У неё, оказывается, есть и свой партбилет, однако за неуплату взносов её исключили из партии. «Не могу я платить взносы по бедности», — говорит она.

Вот так человек и живёт — один на один со своими проблемами. Чем ей можно помочь? Советую: возвращайтесь в партию, я дам рекомендацию. Эльза Васильевна качает головой — поздно, возраст. Но ведь в КПРФ нет ограничений по возрасту. Сказала, что подумает…

А приходила в редакцию за газетой — единственным другом и советчиком.

Именно этого от КПРФ и ждут…

«Пожалуй, я более не буду ходить на заседания РУСО», — сказал мне один товарищ, от которого я менее всего ожидал услышать подобное. Его идейной твёрдостью, непримиримостью к капиталистическому строю я восхищался всегда. И вдруг услышать такое…

Разговорились. «А что мы на заседаниях РУСО можем сделать? — спросил он. — Ничего. К чему нам убеждать друг друга? Всё равно власть останется прежней. Путин так и будет править до 2024 года или тот же Медведев. К тому же, в стране давно нет рабочего класса — экономика разрушена».

А ведь это истерика, подумал я. Именно этого и ждут от КПРФ наши политические противники — деморализации, отказа от борьбы и увековечивания власти капитала.

Не дождутся. Революционизируют массы не только и не столько слова коммунистов, сколько дела самих господ. Но богачи этого не понимают, а коммунисты понимают, должны понимать.

Мы — партия исторических оптимистов. Ленин писал: «Нам истерические порывы не нужны. Нам нужна мерная поступь железных батальонов пролетариата…» Нет пролетариата? А кто же тогда работает? Учит, лечит, водит транспорт, строит дома, дороги и мосты, землю возделывает? Другое дело, что у пролетариата в отличие от буржуазии пока нет должного классового сознания. Сформировать его — задача и КПРФ, и РУСО.

Один конверт — пять вопросов

В очередном письме нашего постоянного автора А.А. Арещенко из села Прасковея, написанном от имени группы граждан, много вопросов и настоятельная просьба опубликовать на них ответы. Выберу лишь главные и сделаю две оговорки: решение этих вопросов предполагает наличие Советской власти, за которую нужно бороться. Хотя автор письма и сам прекрасно знает ответы на них.

Первый. Путин в декабре 2019 года на встрече с немецкими бизнесменами гордо заявил, что бизнесом в России занимаются более пяти тысяч немецких компаний. Спрашивается, в чьих интересах? Автор письма сам и отвечает, что всем этим бизнесменам плевать на Россию и её граждан. Их бизнес — лишь форма грабежа нашего народа. Добавлю, что этим занимаются и российские бизнесмены, отсюда и бедность людей.

Второй. Что нынешние богачи оставят будущим поколениям, если и впредь будут столь же щедро торговать газом, нефтью и другими природными богатствами России? Александр Александрович отвечает: бизнесменам безразличны проблемы будущих поколений, главное для них — урвать барыш сегодня и побольше. К этому нечего добавить.

Третий. Когда сократят длинные новогодние выходные? И на этот вопрос ответ яснее ясного: народ за это время спивается (и бог с ним), а олигархи, имея непомерные капиталы, отдыхают в заморских краях. Разумеется, пока богатые у власти, длинные новогодние выходные короткими не станут.

Четвёртый. Когда новогодние «огоньки» продолжат традицию советских с приглашением лучших артистов, ансамблей, передовиков производства и т.д.? Когда на них будет покончено с бесстыдной пошлостью? Ответ очевидный: «Никогда!» Пошлость буржуазии — есть её культура. Не нравится — не смотри! Пятый. Кто спасёт хутор Горный? Тот, кто спасёт российское село в целом. Это произойдёт тогда, когда, как пишет А.А. Арещенко, «Владимир Владимирович сменит профессию».

«Николай II был патриотичнее демократов?»

Этот вопрос задаёт Л.М. Ачкасова из Пятигорска. Она пишет: с началом Первой мировой войны Николай II якобы сказал: «Сбросим с Санкт-Петербурга эту неметчину!» Так Санкт-Петербург стал Петроградом. Зачем нынешние власти вернули городу немецкое «бург» вместо «град»?

Говорят, что это сделано в интересах исторической правды. Изначально ведь был именно Санкт-Петербург! Действительно, так было, но почему бы тогда Москве не вернуть её изначальное «Кучково поле»? Это тоже историческая правда.

И всё же выскажу надежду: рано или поздно, но Санкт-Петербург вновь станет Ленинградом. Это тоже историческая правда и историческая справедливость в память о людях, отдававших свою жизнь за город с таким названием. Может, его жители по примеру Волгограда вернут Петербургу имя Ленина хотя бы в день 75-летия Победы?

Жители Ленинграда опозорились перед всей страной, согласившись отказаться от имени Ленина. У меня там друг живёт. Я ему это ставлю в вину. И он её признаёт. Значит, не всё потеряно.

Стихи? Очень трудно

В редакцию продолжают поступать письма читателей-поэтов, которые и себя ставят в неловкое положение, и редакцию. Поэзия — самый трудный творческий жанр. Ничего страшного, если человек не поэт, плохо, если он сам этого не понимает. А нам бывает очень непросто объяснить автору, что зря он пишет стихи, не его это дело.

Приведу некоторые выдержки из последних поступивших писем: «Звенит над полем тишина, / Она спокойна и сильна. / И чем подольше она длится, / Победой можем мы гордиться». Здесь хоть рифма есть… Вот другой пример: «Поколение наше взрослело: / Где и чем нам заняться — решали. / Власть тогда поступала умело: / Частью нас гегемон пополняли». Тут и смысл туманен… Ещё пример: «А сверстники наши (и я в том числе), / Мы раньше взрослели в той детской поре. / Тяжёлый женский, детский труд / Ковал в тылу победу ту». Тот же автор пишет: «Ноябрь месяц, всё бело, и мать, как тёмное пятно, / На том белом полотне, и тишина стоит везде…»

Что можно пожелать товарищам, у которых стихи получаются слабыми? Нужно больше читать и размышлять над публикациями авторов нашей газеты, стихи которых мы с удовольствием публикуем. В их числе И.А. Бикбулатов, В.А. Дурандин, Ю.П. Писанов и другие.

Повторюсь, стихи, особенно на политические темы, — очень трудное дело. Нельзя принижать этот жанр до уровня детской пробы.

Н.Ф. БОНДАРЕНКО.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 6 февраля 2020 года на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

 

 

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

один × пять =