Сбываются худшие прогнозы

Опубликованный 2 декабря индекс деловой активности в промышленности IHS Markit PMI по России за ноябрь вновь упал, опустившись еще дальше в зону, соответствующую падению производства. Это подтверждает наши прежние выводы о том, что в России вот-вот начнётся (или даже уже начался) спад промышленного производства, за которым, вероятно, последует полноценный экономический кризис.

Индекс деловой активности в промышленности IHS Markit PMI по России за сентябрь показал резкое падение и составил 46.3, опустившись с августовского значения 49.1 сразу почти на три пункта, и это стало самым низким значением указанного индекса с мая 2009 года. (Напомним, что шкала для расчета индекса выбрана так, что показатель 50 означает, что ситуация в целом не изменилась по сравнению с предыдущим месяцем; показатель выше 50 означает рост, а ниже 50 — спад.)

В октябре индекс деловой активности в промышленности IHS Markit PMI по России показал небольшой «отскок», по-прежнему оставаясь глубоко в области спада: значение индекса за октябрь составило 47.2. Это означает, что ситуация продолжила ухудшаться, но темпы ухудшения в октябре несколько замедлились по сравнению с сентябрем.

И вот теперь, в начале декабря, вышли данные за ноябрь, оказавшиеся еще более провальными, чем сентябрьские: значение индекса составило 45.6, то есть темпы ухудшения ситуации в промышленности нарастают. В пресс-релизе компании IHS Markit отмечается, что основными факторами столь резкого спада деловой активности является сокращение спроса, результатом которого стало падение объемов производства, уменьшение количества новых заказов, а также сокращение числа рабочих мест в промышленности.

Помимо провальных индексов деловой активности, есть и другие индикаторы, предупреждающие нас о грядущем экономическом кризисе в России. Один из них – это индекс цен производителей, который уже два месяца подряд находится в отрицательной зоне, чего также не наблюдалось с кризиса 2008-2009 годов. Поясним подробнее, почему это важно.

Когда мы говорим об инфляции, мы обычно имеем в виду потребительскую инфляцию, то есть рост стоимости потребительской корзины, состав которой примерно соответствует потребительским расходам среднестатистического человека. Понятно, что так рассчитанная инфляция наиболее показательна для оценки динамики наших доходов и уровня жизни. Однако для понимания состояния дел в промышленности более информативной будет другая корзина для расчета роста цен – а именно, средневзвешенный рост отпускных цен товаров, выпускаемых производителями. Это и есть индекс цен производителей. Зачастую он заметно отличается от индекса потребительских цен. Причин этому много. Одна из наиболее значимых состоит в том, что в потребительской корзине значительное место занимают импортные потребительские товары, а на цены производителей они практически не влияют. С другой стороны, на динамику цен производителей оказывают влияние отпускные цены товаров, которые Россия экспортирует, которые в потребительской корзине почти не присутствуют.

Индекс цен производителей используется для оценки того, насколько благоприятны экономические условия для роста производства, поскольку, чем выше отпускные цены, тем больше стимул наращивать объемы производства. И, наоборот, когда отпускные цены падают, рентабельность производства уменьшается, и предприятия вынуждены сокращать производство и увольнять персонал (исключение составляют случаи, когда отпускные цены падают не из-за сокращения спроса, а из-за сокращения себестоимости продукции, например, в результате кардинальных улучшений в производительности труда; но такие случаи редки, особенно в современной России).

Посмотрим на помесячную динамику индекса цен производителей. Будем рассматривать этот показатель в формате «год к году», то есть рост или падение цен по сравнению с соответствующим месяцем предыдущего года. Статистика «год к году» считается наиболее надежной, так как нет необходимости учитывать сезонность; однако «плата» за эту надежность – это меньшая оперативность такой статистики, то есть изменения в динамике показателей становятся заметны в статистике «год к году» со значительной задержкой.

Начиная с мая текущего года индекс цен производителей стремительно падает: в мае индекс составлял 8.6, в июне – 4.1, в июле – 1.1, в августе – 0.3, в сентябре – минус 1.2, в октябре – минус 4.9 (цифры за ноябрь пока не опубликованы; они появятся только в середине декабря). Последний раз до этого индекс цен производителей уходил в отрицательную область десять лет назад – на фоне кризиса 2008-2009 годов: он находился в отрицательной области с ноября 2008 по октябрь 2009 года.

Основная причина падения цен производителей – это сокращение спроса. То самое сокращение спроса, о котором говорится в пресс-релизе IHSMarkit. Кстати, это сокращение спроса и есть основная причина того, что в России и потребительская инфляция тоже быстро сокращается и по прогнозам ЦБ она, несмотря на повышение НДС, по итогам года будет ниже целевого ориентира 4%.

И если до октября этого года потребительский спрос еще как-то поддерживался за счет ускоренного роста потребительского кредитования, то в ближайшее время и эту подпорку из-под него выбьют. Ведь, как мы уже неоднократно писали, ЦБ принимает меры для охлаждения рынка потребкредитования. И вот теперь эти меры начинают приносить плоды: темпы роста потребкредитования замедляются. Так, согласно опубликованному Банком России в начале декабря «Обзору финансовой стабильности за II-IIIкварталы 2019 года», годовые темпы прироста потребкредитования достигли пика в мае этого года (25.3%), а к концу сентября они снизились до 23.5%. А сейчас, начиная с октября, снижение темпов станет еще заметнее, так как банки должны теперь учитывать полную долговую нагрузку своих потенциальных заемщиков.

Итак, есть серьезные основания полагать, что экономика России медленно, но неуклонно скатывается в рецессию, и кризисные явления в нашей экономике будут только усугубляться.

Опубликованный 2 декабря индекс деловой активности в промышленности IHS Markit PMI по России за ноябрь вновь упал, опустившись еще дальше в зону, соответствующую падению производства. Это подтверждает наши прежние выводы о том, что в России вот-вот начнётся (или даже уже начался) спад промышленного производства, за которым, вероятно, последует полноценный экономический кризис.

Татьяна Куликова, экономист
2019-12-05 18:26

В нашей недавней статье «Экономический кризис уже у порога» (Правда, №112, 10.10.2019;https://kprf.ru/roscrisis/188575.html) мы подробно объясняли, что такое индексы деловой активности и почему они важны для понимания текущего состояния экономики той или иной страны. Указанная статья была написана в связи с тем, что индекс деловой активности в промышленности IHS Markit PMI по России за сентябрь показал резкое падение и составил 46.3, опустившись с августовского значения 49.1 сразу почти на три пункта, и это стало самым низким значением указанного индекса с мая 2009 года. (Напомним, что шкала для расчета индекса выбрана так, что показатель 50 означает, что ситуация в целом не изменилась по сравнению с предыдущим месяцем; показатель выше 50 означает рост, а ниже 50 — спад.)

В октябре индекс деловой активности в промышленности IHS Markit PMI по России показал небольшой «отскок», по-прежнему оставаясь глубоко в области спада: значение индекса за октябрь составило 47.2. Это означает, что ситуация продолжила ухудшаться, но темпы ухудшения в октябре несколько замедлились по сравнению с сентябрем.

И вот теперь, в начале декабря, вышли данные за ноябрь, оказавшиеся еще более провальными, чем сентябрьские: значение индекса составило 45.6, то есть темпы ухудшения ситуации в промышленности нарастают. В пресс-релизе компании IHS Markit отмечается, что основными факторами столь резкого спада деловой активности является сокращение спроса, результатом которого стало падение объемов производства, уменьшение количества новых заказов, а также сокращение числа рабочих мест в промышленности.

Помимо провальных индексов деловой активности, есть и другие индикаторы, предупреждающие нас о грядущем экономическом кризисе в России. Один из них – это индекс цен производителей, который уже два месяца подряд находится в отрицательной зоне, чего также не наблюдалось с кризиса 2008-2009 годов. Поясним подробнее, почему это важно.

Когда мы говорим об инфляции, мы обычно имеем в виду потребительскую инфляцию, то есть рост стоимости потребительской корзины, состав которой примерно соответствует потребительским расходам среднестатистического человека. Понятно, что так рассчитанная инфляция наиболее показательна для оценки динамики наших доходов и уровня жизни. Однако для понимания состояния дел в промышленности более информативной будет другая корзина для расчета роста цен – а именно, средневзвешенный рост отпускных цен товаров, выпускаемых производителями. Это и есть индекс цен производителей. Зачастую он заметно отличается от индекса потребительских цен. Причин этому много. Одна из наиболее значимых состоит в том, что в потребительской корзине значительное место занимают импортные потребительские товары, а на цены производителей они практически не влияют. С другой стороны, на динамику цен производителей оказывают влияние отпускные цены товаров, которые Россия экспортирует, которые в потребительской корзине почти не присутствуют.

Индекс цен производителей используется для оценки того, насколько благоприятны экономические условия для роста производства, поскольку, чем выше отпускные цены, тем больше стимул наращивать объемы производства. И, наоборот, когда отпускные цены падают, рентабельность производства уменьшается, и предприятия вынуждены сокращать производство и увольнять персонал (исключение составляют случаи, когда отпускные цены падают не из-за сокращения спроса, а из-за сокращения себестоимости продукции, например, в результате кардинальных улучшений в производительности труда; но такие случаи редки, особенно в современной России).

Посмотрим на помесячную динамику индекса цен производителей. Будем рассматривать этот показатель в формате «год к году», то есть рост или падение цен по сравнению с соответствующим месяцем предыдущего года. Статистика «год к году» считается наиболее надежной, так как нет необходимости учитывать сезонность; однако «плата» за эту надежность – это меньшая оперативность такой статистики, то есть изменения в динамике показателей становятся заметны в статистике «год к году» со значительной задержкой.

Начиная с мая текущего года индекс цен производителей стремительно падает: в мае индекс составлял 8.6, в июне – 4.1, в июле – 1.1, в августе – 0.3, в сентябре – минус 1.2, в октябре – минус 4.9 (цифры за ноябрь пока не опубликованы; они появятся только в середине декабря). Последний раз до этого индекс цен производителей уходил в отрицательную область десять лет назад – на фоне кризиса 2008-2009 годов: он находился в отрицательной области с ноября 2008 по октябрь 2009 года.

Основная причина падения цен производителей – это сокращение спроса. То самое сокращение спроса, о котором говорится в пресс-релизе IHSMarkit. Кстати, это сокращение спроса и есть основная причина того, что в России и потребительская инфляция тоже быстро сокращается и по прогнозам ЦБ она, несмотря на повышение НДС, по итогам года будет ниже целевого ориентира 4%.

И если до октября этого года потребительский спрос еще как-то поддерживался за счет ускоренного роста потребительского кредитования, то в ближайшее время и эту подпорку из-под него выбьют. Ведь, как мы уже неоднократно писали, ЦБ принимает меры для охлаждения рынка потребкредитования. И вот теперь эти меры начинают приносить плоды: темпы роста потребкредитования замедляются. Так, согласно опубликованному Банком России в начале декабря «Обзору финансовой стабильности за II-IIIкварталы 2019 года», годовые темпы прироста потребкредитования достигли пика в мае этого года (25.3%), а к концу сентября они снизились до 23.5%. А сейчас, начиная с октября, снижение темпов станет еще заметнее, так как банки должны теперь учитывать полную долговую нагрузку своих потенциальных заемщиков.

Итак, есть серьезные основания полагать, что экономика России медленно, но неуклонно скатывается в рецессию, и кризисные явления в нашей экономике будут только усугубляться.

Татьяна Куликова,
экономист.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

2 + семнадцать =