Газета «Родина». Слово Сталина. Об основах ленинизма. Продолжение

Начало в № 46(1305) от 21 ноября 2019 г., №47(1306) от 28 ноября 2019 г.

 

III ТЕОРИЯ

Из этой темы я беру три вопроса:

а) о значении теории для пролетарского движения;

б) о критике «теории» стихийности;

в) о теории пролетарской революции.

1) О значении теории.

Иные думают, что ленинизм есть примат практики перед теорией в том смысле, что главное в нём — претворение марксистских положений в дело, «исполнение» этих положений… Я должен заявить, что это более чем странное мнение о Ленине и ленинизме совершенно неправильно и ни в коей мере не соответствует действительности, стремление практиков отмахнуться от теории противоречит всему духу ленинизма и чревато большими опасностями для дела.

Теория есть опыт рабочего движения всех стран, взятый в его общем виде. Конечно, теория становится беспредметной, если она не связывается с революционной практикой, точно так же, как и практика становится слепой, если она не освещает себе дорогу революционной теорией. Но теория может превратиться в величайшую силу рабочего движения, если она складывается в неразрывной связи с революционной практикой, ибо она и только она может помочь практике понять не только то, как и куда двигаются классы в настоящем, но и то, как и куда должны двигаться они в ближайшем будущем. Не кто иной, как Ленин, говорил и повторял десятки раз положение: «Без революционной теории не может быть и революционного движения».

Ленин больше, чем кто-либо другой, понимал важное значение теории, особенно для такой партии, как наша, ввиду той роли передового борца международного пролетариата, которая выпала на её долю, и той сложности внутренней и международной обстановки, которая окружает её. Предугадывая эту особую роль нашей партии ещё в 1902 году, он считал нужным уже тогда напомнить: «Роль передового борца может выполнить только партия, руководимая передовой теорией».

…Не кто иной, как Ленин, взялся за выполнение серьёзнейшей задачи обобщения по материалистической философии наиболее важного из того, что дано наукой за период от Энгельса до Ленина, и всесторонней критики антиматериалистических течений среди марксистов… Известно, что эту задачу выполнил для своего времени не кто иной, как Ленин, в своей книге «Материализм и эмпириокритицизм». Известно, что Плеханов, любивший потешаться над «беззаботностью» Ленина насчёт философии, не решился даже серьёзно приступить к выполнению такой задачи.

2) Критика «теории» стихийности, или О роли авангарда в движении. «Теория» стихийности есть теория оппортунизма, преклонения перед стихийностью рабочего движения, теория фактического отрицания руководящей роли авангарда рабочего класса, партии рабочего класса.

Теория преклонения перед стихийностью выступает против революционного характера рабочего движения, она против того, чтобы движение направлялось против основ капитализма, она за то, чтобы движение шло исключительно по линии «выполнимых», «приемлемых» для капитализма требований, она всецело за «линию наименьшего сопротивления».

Теория стихийности есть идеология тредюнионизма. Теория преклонения перед стихийностью выступает решительно против того, чтобы придать стихийному движению сознательный, планомерный характер, она против того, чтобы партия шла впереди рабочего класса, чтобы поднимала массы до уровня сознательности, чтобы партия вела за собой движение, она за то, чтобы сознательные элементы движения не мешали движению идти своим путём, за то, чтобы партия лишь прислушивалась к стихийному движению и тащилась в хвосте за ним. Эта стихийность есть теория преуменьшения роли сознательного элемента в движении, идеология «хвостизма», логическая основа всякого оппортунизма.

…Её последователи, так называемые «экономисты», отрицали необходимость самостоятельной рабочей партии в России, выступали против революционной борьбы рабочего класса за свержение царизма, проповедовали тред-юнионистскую политику в движении и вообще отдавали рабочее движение под гегемонию либеральной буржуазии.

Борьба старой «Искры» и блестящая критика теории «хвостизма», данная в брошюре Ленина «Что делать?», не только разбили так называемый экономизм, но и создали теоретические основы действительно революционного движения русского рабочего класса.

Без этой борьбы нечего было бы и думать о создании самостоятельной рабочей партии в России и её руководящей роли в революции…

3) Теория пролетарской революции. Ленинская теория пролетарской революции исходит из трёх основных положений.

Первое положение. Господство финансового капитала в передовых странах капитализма; эмиссия ценных бумаг как важнейшая операция финансового капитала; вывоз капитала к источникам сырья как одна из основ империализма; всесилие финансовой олигархии как результат господства финансового капитала. Всё это вскрывает грубо паразитический характер монополистического капитализма, делает во сто раз чувствительнее гнёт капиталистических трестов и синдикатов, усиливает рост возмущения рабочего класса против основ капитализма, подводит массы к пролетарской революции как единственному спасению… Отсюда первый вывод: обострение революционного кризиса внутри капиталистических стран, нарастание элементов взрыва на внутреннем, пролетарском фронте в «метрополиях».

Положение второе. Усиленный вывоз капитала в колониальные и зависимые страны; расширение «сфер влияния» и колониальных владений, вплоть до охвата всего земного шара; превращение капитализма во всемирную систему финансового порабощения и колониального угнетения горстью «передовых» стран гигантского большинства населения Земли — всё это, с одной стороны, превращает отдельные национальные хозяйства и национальные территории в звенья единой цепи, называемой мировым хозяйством. С другой стороны, раскололо население земного шара на два лагеря: на горсть «передовых» капиталистических стран, эксплуатирующих и угнетающих обширные колониальные и зависимые страны, и на громадное большинство колониальных и зависимых стран, вынужденных вести борьбу за освобождение от империалистического гнёта… Отсюда второй вывод: обострение революционного кризиса в колониальных странах, нарастание элементов возмущения против империализма на внешнем, колониальном фронте.

Положение третье. Монопольное владение «сферами влияния» и колониями; неравномерное развитие капиталистических стран, ведущее к бешеной борьбе за передел мира между странами, захватившими территории, и странами, желающими получить свою «долю»; империалистические войны как единственное средство восстановить нарушенное «равновесие». Всё это ведёт к усилению третьего фронта, фронта межимпериалистического, ослабляющего империализм и облегчающего объединение двух первых фронтов против империализма, фронта революционно-пролетарского и фронта колониально-освободительного…

Отсюда третий вывод: неотвратимость войн при империализме и неизбежность коалиции пролетарской революции в Европе с колониальной революцией на востоке в единый мировой фронт революции против мирового фронта империализма.

Все эти выводы объединяются Лениным в общий вывод о том, что «империализм есть канун социалистической революции».

Сообразно с этим меняется и самый подход к вопросу о пролетарской революции, характере революции, её объёме, глубине, меняется схема революции вообще.

Раньше к анализу предпосылок пролетарской революции подходили обычно с точки зрения экономического состояния той или иной отдельной страны… Теперь надо подходить к делу с точки зрения экономического состояния всех или большинства стран…

Раньше принято было говорить о наличии или отсутствии объективных условий революции в отдельных странах или, точнее, в той или иной стране… Теперь нужно говорить о наличии объективных условий революции во всей системе мирового империалистического хозяйства…

Раньше принято было говорить о пролетарской революции в той или иной развитой стране как об отдельной самодавлеющей величине… Теперь нужно говорить о мировой пролетарской революции, ибо отдельные национальные фронты капитала превратились в звенья единой цепи…

Раньше рассматривали пролетарскую революцию как результат исключительно внутреннего развития данной страны. Теперь эта точка зрения недостаточна. Теперь надо рассматривать пролетарскую революцию, прежде всего, как результат развития противоречий в мировой системе империализма, как результат разрыва цепи мирового империалистического фронта в той или иной стране.

Где начнётся революция, где прежде всего может быть прорван фронт капитала, в какой стране?

Там, где больше развита промышленность, где пролетариат составляет большинство, где больше демократии, — отвечали обычно раньше.

Нет, — возражает ленинская теория революции, — не обязательно там, где промышленность больше развита, и пр. Фронт капитала прорвётся там, где цепь империализма слабее, ибо пролетарская революция есть результат разрыва цепи мирового империалистического фронта в наиболее слабом её месте, причём может оказаться, что страна, начавшая революцию, прорывавшая фронт капитала, является менее развитой в капиталистическом отношении, чем другие, более развитые страны, оставшиеся, однако, в рамках капитала…

Цепь империалистического фронта, как правило, должна прорваться там, где звенья цепи слабее, уж во всяком случае не обязательно там, где капитал более развит, где пролетариев столько-то процентов, а крестьян столько-то и так дальше…

Герои II Интернационала утверждали, что между буржуазно-демократической революцией, с одной стороны, и пролетарской — с другой, существует пропасть или, во всяком случае, китайская стена, отделяющая одну от другой более или менее длительным интервалом, в течение которого пришедшая к власти буржуазия развивает капитализм, а пролетариат накопляет силы и готовится к «решительной борьбе» против капитализма. Интервал этот исчисляется обычно многими десятилетиями, если не больше… Ленин ещё в 1905 году рисовал буржуазно-демократическую революцию и социалистический переворот, как два звена одной цепи, как единую цельную картину размаха русской революции…

Хорошо, скажут нам, но почему Ленин воевал в таком случае с идеей «перманентной (непрерывной) революции»?

Ленин воевал… не из-за вопроса непрерывности, ибо стоял на точке зрения непрерывной революции, а из-за недооценки… роли крестьянства, являющегося важнейшим резервом пролетариата, из-за непонимания идеи гегемонии пролетариата…

Ленин считал эту теорию полуменьшевистской, говоря, что она «берёт у большевиков призыв к решительной революционной борьбе пролетариата и к завоеванию им политической власти, а у меньшевиков — «отрицание роли крестьян»…

Раньше считали победу революции в одной стране невозможной, полагая, что для победы над буржуазией необходимо совместное выступление пролетариев всех передовых стран, во всяком случае, большинства таких стран…Теперь нужно исходить из возможности так ой победы, ибо неравномерный и скачкообразный характер развития различных капиталистических стран в обстановке империализма, развитие катастрофических противоречий внутри империализма, ведущих к неизбежным войнам, рост революционного движения во всех странах мира, — всё это ведёт не только к возможности, но и к необходимости победы пролетариата в отдельных странах.

…Революция победившей страны должна рассматривать себя не как самодавлеющую величину, а как подспорье, как средство для ускорения победы пролетариата в других странах.

Ленин выразил эту мысль в двух словах, сказав, что задача победившей революции состоит в проведении «максимума осуществляемого в одной стране для развития, поддержки, пробуждения революции во всех странах».

Таковы в общем характерные черты ленинской теории пролетарской революции.

Продолжение следует.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 5 декабря 2019 года на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

девятнадцать − шесть =