Газета «Родина». 74 года Великой Победе. Не женское дело

В 1943 году, когда в ходе войны произошёл перелом и бои шли уже за освобождение от фашистов Украины и Крыма, Марии Михайловне Маткаш было 20 лет. Трудилась она на весьма мирном предприятии «Заготкожсырьё». И вдруг получила повестку. Так началась её фронтовая биография.

Создавался 61-й женский автомобильный полк. Триста мобилизованных девушек, в числе которых была и Мария, прошли общевойсковую подготовку, закончили водительские курсы и были направлены в Орджоникидзе, ныне Владикавказ. В этот город, согласно антифашистскому союзному договору, из Америки через Иран и Армению было переправлено большое количество автомобилей «студебеккер». Мария Михайловна рассказывала:

— Эти машины отличались высокой проходимостью. В распутицу, бездорожье целые колонны обычных автомобилей, сколько видел глаз, стояли, не двигаясь с места и ожидая помощи. А «студебеккеры» обходили увязнувшие колонны и ехали по любому бездорожью. Только водить их было уже некому, кроме нас, девушек. Все трудоспособные мужчины — на фронте. Как тяжела была эта машина в управлении! Не женское дело крутить баранку большегруза, но другого выхода, видимо, не было.

Девушки 61-го автомобильного полка дважды перегоняли «студебеккеры» из Орджоникидзе на фронт. А когда перегнали очередную партию, их оставили со своими автомобилями в действующей армии. Вот тут и хлебнули девчата тяжёлого солдатского труда полной чашей.

Мария Михайловна вспоминала об этом со слезами на глазах:

— Мы перевозили на передовую боеприпасы и продовольствие, а к военным аэродромам доставляли бомбы. Из прифронтовой полосы увозили раненых. Но чего стоил каждый такой рейс! Не зря говорят: у войны не женское лицо. Девушкам было невероятно трудно. Времени на отдых, привести себя в порядок, помыться совсем не было. Машины были всё время на ходу.

Глядя на её не по-женски волевое лицо, слушая по-военному чеканную речь, можно было представить, сколько потребовалось ей мужества и выдержки, чтобы выстоять.

— Особенно страшны были перевозки по ночам, – продолжала она свой рассказ. – Над нами часто кружили немецкие самолёты. Мы с ужасом наблюдали их трассирующие огни. Поэтому ехали без света, едва различали в темноте идущую впереди машину и на неё ориентировались. От усталости клонило в сон, и машины задремавших девушек то и дело уводило в сторону. Хорошо, если двигались по ровному полю. Тогда, отъехав, немного отдыхали и возвращались в строй. Беда, если такое случалось на мосту. Машины опрокидывались, сталкивались друг с другом. Однажды в такую ночь я оказалась на волосок от смерти. Спасла меня случайная пассажирка. Нам было строго запрещено брать в машины посторонних. Но, как по воле судьбы, её взять разрешили, и она попросилась ехать именно со мной. Ехали по ничем не огороженной плотине, только высокая насыпь, а справа и слева обрыв. И вот в такой момент меня одолела дремота. Снилось, будто в моём селе меня несут хоронить. Очнулась, когда пассажирка тронула меня за плечо и сказала: «Смотри, смотри!». Одним колесом машина шла вплотную к провалу. Я быстро затормозила. Немного пришла в себя, отвела машину в сторону от опасного края. Но дальнейший путь продолжала в таком состоянии, что не помню, где и когда вышла моя пассажирка, кто она была и куда ехала.

— Опасность подстерегала повсюду, — продолжала Мария Михайловна. – В Крыму под Перекопом погибла моя подруга москвичка Таня. Она наехала на мину… Машина подорвалась. Тане оторвало руку и ногу, через два часа она скончалась. Неправда, что на войне можно привыкнуть к смерти. Этот случай, как и другие, не выходит из памяти со всеми подробностями, каждый раз при воспоминании переживается заново.

К счастью, Мария Михайловна встретила Победу, вышла замуж, потрудилась на Целине. К военным наградам добавились трудовые. Вот такие они, победители…

В.П. ЛЕНКИНА.

Новоалександровск.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 8 мая 2019 года на сайте ЦК КПРФ,  а также  на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

20 + тринадцать =