Трудно петь, когда рядом беда. Поэзия Константина Ходункова

Мне бы больше писать о красотах земли,

О бескрайних просторах России,

Да как ветер полощет в степях ковыли,

Только я не на то тратил силы.

Трудно петь о красе, если рядом беда,

Когда всюду разборки, раздраи.

Когда точит, как моль, молодых наркота,

Когда Русь с каждым днём вымирает.

В разгар ельцинского перестроечного шабаша я написал такие строки:

Десять лет напролёт,

Как в железных тисках,

Русь в кошмаре бредёт

Со стволом у виска.

Русь в кошмаре бредёт,

Русь бредёт в никуда,

А кругом господа,

Господа, господа.

Те, что предали нас,

Те, что продали нас.

И на наших глазах

Богатеют сейчас.

И вот теперь эти люди, не довольствуясь награбленным за двадцать лет, решили закрепить за собой слово «господин» юридически и похоронить, убрать из обращения граждан слово «товарищ», в том числе и среди военнослужащих. Что характерно, эти так называемые господа, как тараканы, повылазили на экраны тогда, когда старшее поколение советских людей, ветеранов уходят со сцены. Те, которые со словом «товарищ» спасли страну и человечество от фашистского рабства, восстановили разрушенное войной народное хозяйство, проложили дорогу в космос.

Молодым людям хоть и непросто, но всё-таки легче лгать. Они не жили в то время, когда слово «товарищ» объединяло людей. Не было господ, хозяев, работодателей, социального неравенства и эксплуатации человека человеком, а был единый многонациональный советский народ.

Конечно, слово «товарищ» в общении олигарха и рядового труженика страны выглядит абсурдно, но отнимать его из общения простых людей – означает их разъединение. Особенно нелепо это выглядит среди военнослужащих, которые плечом к плечу несут воинскую службу, а в сложное для страны время идут на ратные подвиги, в том числе и на смерть. И слово «господин» неуместно, ближе «товарищ», о котором так ёмко и убедительно сказал в своё время Николай Васильевич Гоголь.

На эту тему два моих стихотворения.

 

Я любил своё время

Как ребёнок в утробе матери,

Я в советское время рос.

То, что стало теперь ругательным,

Но к нему я всем сердцем прирос.

Бог судьбою меня не обидел,

Говорю без обид, без прикрас,

Я в советском крамолы не видел,

Я не вижу её и сейчас.

Белорусы, армяне, грузины,

Украинцы, казахи, Чечня —

Все мы были семьёю единой,

Все мы были большая родня.

Никого ни к чему не неволю,

Никого и ни в чём не корю.

Я любил своё время до боли

И сегодня до боли люблю!

 

А прошлое ли это было?

«Нет больше к прошлому возврата», —

Кричат сегодня там и тут

Откормленные «демократы»,

Что за счёт нищего живут.

Так что ж плохого в прошлом было,

Каков изъян те видят в нём?

Страна работала, творила,

Росла, мужала с каждым днём.

Бесплатно мы учились в вузах,

Бесплатно нас лечили всех,

Мы радовались всем Союзом

За каждый общий наш успех.

Нас не взрывали, не бомбили,

В рабы не брали под залог,

Мы увлекались, мы любили,

Никто обидеть нас не мог.

В семье единой братской жили

Казах, узбек, грузин, еврей.

Дружили, Родине служили –

Великой Родине своей.

Не то ли нынче мы сгубили,

Сломали, не уберегли,

К чему тянулись и стремились

В веках народы всей Земли?

И прошлое ли было это?

А вдруг то просиял во мгле

Предвестник нравственного света,

Что будет вечным на Земле?

К.Д. Ходунков.

Эти стихи в PDF-версии газеты «Родина» от 4 апреля 2019 года на сайте ЦК КПРФ,  а также  на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

пять × пять =