В.И. Кашин: Труженикам села – достойную жизнь

Доклад заместителя Председателя ЦК КПРФ, Председателя Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академика РАН В.И. Кашина, в рамках Парламентских слушаний на тему «Законодательные аспекты социальной поддержки и правовой защищенности работников АПК», г. Москва, Государственная Дума, 12.12.2018 года.

Уважаемые товарищи!

Тема сегодняшнего мероприятия выбрана не случайно. Мы находимся на рубеже определения стратегии развития сельских территорий в Российской Федерации.

У нас есть поручение Президента Российской Федерации о разработке новой Государственной программы «Развитие сельских территорий», которая должна стать ключевым инструментом развития в экономическом и социальном аспекте 90% территории Российской Федерации – сельской местности, создания комфортных условий проживания для четверти населения Российской Федерации.

Эту тему мы подробно обсуждали ровно год назад в Зале пленарных заседаний Государственной Думы в рамках больших парламентских слушаний с участием В.В.Володина. Об этом мы говорили на Совете законодателей Российской Федерации в апреле прошлого года с Президентом Российской Федерации и представителями обеих палат Парламента (при этом завтра состоится очередное заседание Совета законодателей, в повестке которого также находится вопрос развития сельских территорий). Наши предложения по решению этого большого вопроса мы представляли высшему руководству страны в рамках многократных встреч и совещаний.

В этой связи мы теперь с большим оптимизмом смотрим в будущее – дело сдвинулось с мертвой точки, впереди у нас очень много работы!

И даже при том, что сроки, установленные Правительству Российской Федерации для подготовки Программы, очень сжатые, всего полгода, работа над решением острых вопросов поддержки сельских жителей, работников агропромышленного комплекса, не терпит отлагательств, должна вестись непрерывно и эффективно, с учетом вклада многих поколений сельчан в величие России. И эта работа будет для нас приоритетом вплоть до тех пор, пока русская деревня, кавказский аул, кубанская станица не станут самодостаточными, динамично развивающимися в экономическом и социальном плане территориями.

Уважаемые товарищи, мы должны сегодня предложить Правительству, Государственной Думе, регионам систему мер поддержки работников АПК столь же эффективную, сколь велика степень социально-экономической деградации сельских территорий, и по тем направлениям, которые определяют качество жизни тружеников села.

Первое – доходы и уровень жизни.

Сельское население работает за копейки. По сути, крестьяне жертвуют свой недополученный доход на то, чтобы сельскохозяйственное производство имело возможность существовать.

Причем этот вклад, исходя из структуры себестоимости сельскохозяйственной продукции, в растениеводстве оценивается на уровне 34 млрд. рублей.

В животноводстве – в 2 раза выше – на уровне 60 млрд. рублей.

Получается, что вклад тружеников села в обеспечение устойчивости сельскохозяйственного производства составляет 93,1 миллиардов рублей ежегодно, а именно – 38% расходов федерального бюджета на развитие отрасли.

В результате мы видим доходы и уровень жизни, ополовиненные в сравнении с городским населением.

Заработная плата в сельском хозяйстве на протяжении последних лет сохраняется на уровне 58% средней зарплаты по экономике, и в 2017 году составила всего 23,5 тысячи рублей (против 39,2 тысяч). Отсюда и доля малоимущего населения на селе почти в 2 раза выше, чем в городе и составляет 19,8%.

А посмотрите, что творится в регионах!

В шести регионах средняя заработная плата в сельском хозяйстве ниже прожиточного минимума, а в 30 регионах – меньше 20 тысяч рублей!

Мы видим аналогичную ситуацию и в пенсионном обеспечении. Средний размер пенсии на селе на 2,4 тыс. рублей меньше, чем городе, причем в 2011 году разрыв составлял 1000 рублей!

Нам удалось на законодательном уровне сделать шаг к решению этой большой проблемы. В результате те, кто 30 и более лет проработал в сельском хозяйстве и проживает в сельской местности, уже в 2019 году получат прибавку к пенсии в размере более 1,3 тыс. рублей в месяц.

Но это затронет лишь часть пожилого населения. Министерство труда оценивает, что прибавку получат всего 944,8 тыс. человек.

Кроме того, в настоящее время в субъектах Российской Федерации идет работа по преобразованию сельских населенных пунктов в городские округа. Тем самым размывается понятие сельской местности, сельского жителя. Некоторые социальные льготы также привязаны к понятиям «сельская местность», «сельская территория». Проблема в том, что в нормативных правовых актах отсутствует правовое определение «сельские территории».

Это особенно актуально в отношении рассматриваемого закона, ведь согласно информации Пенсионного фонда Российской Федерации, указанные выплаты не планируется назначать лицам, которые проживают в населенных пунктах, ранее относившихся к сельским, а в настоящее время формально включенным в состав городских округов.

В целях усиления принципов социальной справедливости при назначении и выплате пенсий мы будем жестко ставить вопрос о распространении права получения рассматриваемой фиксированной выплаты к пенсии на всех лиц, проработавших не менее 30 календарных лет в сельском хозяйстве, независимо от местности проживания в настоящее время (сельская местность или городские поселения).

Мы также будем добиваться и расширения списка работ, производств, профессий, должностей, специальностей, в соответствии с которыми устанавливается повышение размера фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости и к страховой пенсии по инвалидности в соответствии с частью 14 статьи 17 Федерального закона «О страховых пенсиях», и Правил исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на установление повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости и к страховой пенсии по инвалидности в соответствии с частью 14 статьи 17 Федерального закона «О страховых пенсиях».

Неужели педагог сельской школы или воспитатель сельского детского сада, на протяжении всей трудовой деятельности учивший и воспитывавший детей, не заслужил такой прибавки? Неужели врач или фельдшер, 30 лет отработавший в сельской поликлинике или ФАПе не достоин получить прибавку к пенсии? К этому вопросу необходимо подходить с точки зрения справедливости и равенства!

Уважаемые товарищи, всё, что связано сегодня с вопросами обеспечения благоприятных условий труда, с детским трудом, с охраной труда и техникой безопасности, с работой наших отраслевых профсоюзов. Мы видим на этих направлениях большие возможности в решении социальных задач и укреплении трудового порядка, исходя из принципов социального государства.

Конституционные права непреложны на всей территории России. А там записано, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Там записано, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а соблюдение и защита прав и свобод человека является обязанностью государства, что Россия является социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, что каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, и многое другое, что определяет обязанность государства действовать решительно на направлениях выравнивания уровней социально-экономического развития городских и сельских территорий.

Второе – социальная инфраструктура на сельских территориях.

Количество больничных учреждений даже в период с 1995 года снизилось почти на 4,5 тысячи единиц (более чем в 5 раз), число фельдшерско-акушерских пунктов за тот же период уменьшилось почти на 13 тыс. единиц (в 1,3 раза), станций скорой медицинской помощи стало меньше на 657 единиц (в 1,7 раза).

На этом фоне протекает процесс укрупнения медицинских учреждений. Так, среднее количество коек, приходящихся на 1 больницу, даже за последние 6 лет увеличилось со 114 до 155.

В совокупности указанные факторы привели, с одной стороны, к увеличению радиуса охвата одним медицинским учреждением сельских территорий, а с другой — вместо территориально близкого, но небольшого медицинского учреждения, сельские жители вынуждены обращаться в более крупные и территориально более удаленные учреждения. Сегодня, для того, чтобы добраться до ФАПа, сельскому жителю приходится в среднем преодолеть расстояние в 15 км. Средняя же удаленность больничного учреждения достигла 85 км.!

При этом почти в половине субъектов Российской Федерации мощность медицинских учреждений остается на низком уровне. Так, в 40 регионах обеспеченность больничными койками, в расчете на 10 тыс. населения, составляет менее 40 коек.

Следствием сложившейся ситуации в здравоохранении на сельских территориях явилось усугубление демографической ситуации.

Село фактически вымирает, ведь снижается и рождаемость, коэффициент которой на селе впервые оказался ниже, чем в городе. Мы видим, как меняется возрастная структура населения – происходит его неизменное старение.

Не лучше обстоят дела и в системе образования на сельских территориях.

Количество образовательных учреждений имеет стабильную тенденцию к сокращению. К 2016 году в сельских территориях осталось всего 25 тыс. общеобразовательных учреждений и 14 тыс. детских садов. А этой соответственно в 2 и 3 раза меньше, чем было в 1990 году.

В 42 субъектах Российской Федерации доступ к дошкольным образовательным учреждениям имеет менее половины детей в возрасте до 6 лет. При этом процесс сокращения количества учреждений пытаются отчасти компенсировать увеличением нагрузки на оставшиеся из них. Это подтверждается ростом среднего количества воспитанников, приходящихся на 1 дошкольное образовательное учреждение с 63 детей в 2010 году до 88 детей в 2016 году, а также ростом количества учеников на 1 школу со 109 до 125 детей за тот же период времени.

Кроме того, обостряется проблема нехватки квалифицированных педагогических кадров на селе. За последние 6 лет дефицит педагогов вырос в 2 раза – с 2,4 тыс. чел. до 4,1 тысячи.

Особую озабоченность вызывают условия, в которых приходится получать знания сельским детям. Так, лишь 83% детских садов и 78% школ могут считаться благоустроенными. В остальных же отсутствует либо отопление, либо канализация, либо центральное водоснабжение.

При этом проблема благоустройства в целом является актуальной не только для социальных объектов, но для всего жилищного фонда наших сел и деревень.

Сегодня более 95 тысяч деревень не газифицированы, 32 тысячи деревень не имеют почтовой связи, 43 тысячи не охвачены телефонной связью. И это при том, что всего сельских населенных пунктов у нас осталось около 160 тысяч.

Водопроводом и горячим водоснабжением оборудовано не более 37% и 33% сельских населенных пунктов соответственно. Канализацию имеют лишь 45% сельских населенных пунктов, а центральное отопление – 67%.

Более того, даже новые индивидуальные жилые дома лишь в 45% случаев имеют доступ к водопроводу. А ведь именно ИЖС составляет основу жилищного фонда в сельской местности. В 58% домов нет канализации, а подключены к центральному отоплению и ГВС из них лишь 49,7% и 30,9% соответственно.

Что касается ветхого и аварийного жилья, такового у нас 1,3 миллиона квадратных метров. Вводим же в год всего 6 тысяч. Такими темпами мы 200 лет будем решать эту проблему реновации на селе!

В этой части важно обратить внимание на перспективные методы решения этой проблемы, а именно – развитие деревянного домостроения.

В настоящее время этот сегмент характеризуется низкой степенью использования лесоматериалов в жилищном строительстве. Так, США и Канада более 80 % индивидуальных домов и таунхаусов строят из дерева. В результате на 1 кв. м жилья в этих странах приходится 0,5 — 0,7 куб.м материалов из древесины, тогда как в России — только 0,03 куб.м., т.е. почти в 20 раз ниже.

Зарубежные страны ушли далеко вперед по объёмам использования древесины для обустройства жилья и быта населения. Европейский союз согласно программе «Деревянная Европа» планирует довести долю деревянного домостроения до 80 % во вновь вводимом малоэтажном жилье. Финляндия в соответствии с национальной программой увеличила за последние 10 лет долю строительства деревянных домов с 30% до 70% в общем вводе жилья. Приняты специальные стандарты для элементов деревянного домостроения, СНиП для деревянного домостроения, построен показательный городской квартал из многоэтажных (до 8 этажей) деревянных домов, включающих жилые и офисные здания. Аналогичные строения имеются и в Швеции.

В России отсутствуют стандарты и технические регламенты на деревянные жилые и нежилые, малоэтажные и многоэтажные здания. Не осуществляется стимулирование строительства типовых, быстровозводимых жилых и общественных зданий, включая многоэтажные, и сооружений из дерева, либо с масштабным применением строительных деревянных конструкций. А ведь это могло бы существенно упростить решение жилищной проблемы на сельских территориях.

Транспортная инфраструктура сельских территорий усугубляет многие из названных выше проблем. Так, к примеру, территориальное удаление объектов образования и здравоохранения, от сельских населенных пунктов, с учетом качества и количества дорог, а также обеспеченности населенных пунктов автобусным сообщением, делает медицину и образование все менее доступными для сельских жителей.

С важнейшими транспортными объектами, такими, как железнодородные станции, водные порты, аэропорты, связь имеют лишь 4% сел.

Притом, что протяженность автомобильных дорог общего пользования, в том числе с твердым покрытием, стабильно растет, этот рост компенсируется изношенностью дорог. Более 61% дорог регионального значения и 44% дорог местного значения уже не отвечают нормативным требованиям по качеству. Но самое главное, что даже к таким некачественным дорогам имеет доступ мене 70% сел и деревень.

Наши сельские жители вынуждены либо смиряться и жить старым укладом, либо уехать в более благоприятные для жизни условия городской среды, что, собственно, мы сегодня, к сожалению, повсеместно и наблюдаем.

За период с 2007 года сельское население сократилось на 1,3 млн. человек. Устойчивая убыль населения прослеживается в 60 субъектах Российской Федерации. При этом наиболее острая ситуация складывается в Магаданской, Архангельской, Кировской, Сахалинской, Курганской областях, а также Республиках Карелии и Коми и Чукотском автономном округе. В указанных регионах убыль сельского населения составляет от 16% до 33,3%.

Особого внимания заслуживает положение дел в регионах Нечерноземной зоны, как регионах, обладавших некогда мощным сельским хозяйством и, соответственно, развитыми сельскими территориями.

Мы видим, как сокращение сельскохозяйственного производства в нечерноземье, отказ от выращивания традиционной технической культуры – льна, тянет за собой и убыль населения.

Довольно терпеть подобное отношение к своим кормильцам, к деревне, которая является берегиней нашей большой территории, ее скрепами!

Пришло время решительно напомнить о существовании седьмой статьи Конституции Российской Федерации, провозгласившей Россию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека!

Наше видение сути устойчивой сельской территории, с учетом текущего положения дел в данной сфере, определяет необходимость принятия системных мер. И уже названное поручение Президента Российской Федерации о разработке Государственной программы «Устойчивое развитие сельских территорий» должно заложить основу этой системе.

Срок подготовки программы очень сжатый, но с учетом накопленного опыта, я убежден, мы сможем эффективно разобрать эту проблему до основания. Предстоит сделать многое: определить реальную, а не среднестатистическую, потребность в дорогах, жилье, больницах, детских садах и школах, сколько мы должны возобновить сельских населенных пунктов, а главное, согласовать и увязать комплекс перспективных мер развития сельских территорий со всеми Государственными программами решающими вопросы социально-экономического развития Российской Федерации, а равно – обеспечить должный уровень внимания устойчивому развитию сельских территорий в важнейших стратегических документах – Стратегиях социально-экономического и пространственного развития Российской Федерации.

И без науки нам здесь не обойтись. Сегодня в зале присутствует много академиков Российской академии наук. И в этой связи я хочу сказать о необходимости комплексного подхода в решении вопросов научного и кадрового обеспечения. Сегодня на селе не хватает врачей, учителей, даже ветеринарных специалистов. Сегодня уже не хватает специалистов на хорошие тракторы, на новые комбайны!

Разбирая эти большие проблемы, мы выходим на задачи восстановления системы подготовки кадров в наших вузах и по всей вертикали подготовки работников массовых профессий — колледжах, техникумах, и т.д.

Далее, важно, наконец, отвязать федеральную поддержку развития сельских территорий от критерия наличия в населенном пункте реализуемого инвестиционного проекта в области агропромышленного комплекса, ведь Госпрограмма должна решать накопившиеся социально-экономические проблемы села, а не сопровождать инвестиционные проекты!

Важно сделать правильные выводы из прошлых ошибок. К настоящему времени отсутствие дифференцированного подхода к развитию сельских территорий, стирание различий между «сельскими» и «сельскохозяйственными» территориями, привело к формированию преимущественно аграрного сектора сельской экономики, зачастую нерациональному размещению производительных сил, неразвитости социально-бытовой инфраструктуры и другим серьезным проблемам. Поэтому сельская местность как объект государственной политики требует комплексного подхода, учитывающего одновременно и территориальный аспект, и совокупность общественных отношений, включающих в себя экономические, социальные, культурные, демографические, экологические и другие индикаторы. Выходом из деградации является всесторонняя диверсификация сельской экономики, поддержка фермерства и альтернативных форм занятости и самозанятости, в том числе развитие промышленных и перерабатывающих производств, ремесел и сельского туризма, сельская кооперация, организация и снятие административных барьеров для сбыта продукции через рынки, облегчение доступа к природным, в том числе земельным, материальным, финансовым и информационным ресурсам, поддержка деятельности консультационных центров и развитие инфраструктуры, позволяющей получать населению достойный доход.

Другими словами, система стратегического планирования развития сельских территорий должна стать действительно системой, а не набором разобщенных мероприятий и разрозненных программных документов!

Это видится тем более актуальным, в связи с тем, что именно такой подход использован в Стратегии устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2030 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 2 февраля 2015 года № 151-р.

Так, положения абзаца второго пункта 2 раздела VI Стратегии УРСТ определяют целесообразность включения отдельных мероприятий, направленных на обеспечение устойчивого развития сельских территорий, с учетом ведомственной принадлежности в состав отраслевых государственных программ Российской Федерации, в том числе в сферах образования, здравоохранения, культуры и туризма, физической культуры и спорта, обеспечения жильем и коммунальными услугами, социальной поддержки, транспорта, связи, экономического развития, занятости населения, охраны окружающей среды, природопользования, лесного хозяйства, с выделением целевых показателей развития сельских территорий отдельной строкой. Эти положения также содержат указание на целесообразность при внесении изменений в отраслевые государственные программы группировать мероприятия по развитию сельских территорий в рамках отдельно выделяемых задач или подпрограмм.

Третье – финансовое обеспечение мер государственной поддержки сельских жителей и сельских территорий.

Безусловно, мы должны обеспечить должный уровень финансирования для новой Государственной программы. Источниками же дополнительных средств могут и должны выступить смежные отраслевые государственные программы.

В каждой из 21 Государственных программ Российской Федерации, которые, так или иначе, относится к социально-экономическому развитию, должны быть учтены, как целевые индикаторы по сельским территориям, так и объемы финансового обеспечения достижения этих индикаторов. Президент Российской Федерации об этом сказал еще в мае 2014 года — развернуть лицом к селу все государственные программы. При этом если в целом на социально-экономическое развитие России из бюджета тратится в 2018 году 7,6 трлн. рублей, то 1,9 трлн. рублей должно идти на сельские территории!

Почему, к примеру, по программе развития здравоохранения расходная часть составляет 360 млрд. рублей, а по программе устойчивого развития села на ФАПы выделяется всего 650 млн. рублей? С учетом того, что на селе проживает 37 млн. наших граждан, принимая во внимание плачевное состояние зданий, занимаемых медицинскими учреждениями в сельской местности, уровень оснащенности медицинской техникой, необходимость обеспечения доступности лекарственных препаратов, то и в программе здравоохранения, хотя бы 100 млрд. должно направляться на сельскую медицину.

В рамах подготовки ко второму чтению законопроекта о федеральном бюджете на 2019 год и плановый период 2020-2021 годов мы предложили свои поправки, исходя из названной концепции.

Так, к примеру, в рамках программы «Развитие здравоохранение» есть мероприятие «Укрепление материально-технической базы учреждений, оказывающих медицинскую помощь населению». Мероприятие охватывает и городские и сельские учреждения и на его реализацию в 2019 году запланировано направить 7,5 млрд. рублей. Мы предложили окрасить соответствующую сумму и дополнить программу новым мероприятием «Укрепление материально-технической базы учреждений, оказывающих медицинскую помощь населению, проживающему на сельских территориях» с финансированием 1,9 млрд. рублей в 2019 году. И так по всем мероприятиям, затрагивающим интересы сельской медицины, но не выделяющих ее отдельной строкой. Аналогично – по всем без исключения госпрограммам.

В рамках состоявшегося на заседании Государственной Думы обсуждения эти поправки были отклонены, но принятие самостоятельной Государственной программы «Развитие сельских территорий» в следующем году предопределяет внесение предложенных нами изменений в рамках очередного бюджетного периода. Тем более, что по Государственной программе «Развитие сельского хозяйства» мы уже смогли добиться положительной динамики финансирования.

Если говорить о 2019 годе, то объемы финансирования государственной программы развития сельского хозяйства увеличены более чем на четверть и составят 304 млрд. рублей! При этом поддержку получили практически все предложенные нами подходы.

В части финансирования технического перевооружения мы добились выделения к тем 2 млрд. рублей, которые предложило Правительство Российской Федерации, дополнительных 6 млрд. рублей. При этом наша задача с достигнутых 8 млрд. в дальнейшем выйти на уровень 15 млрд. рублей.

Нам удалось добиться существенного увеличения погектарной поддержки и поддержки на литр молока. Таким образом в 2019 году мы вышли на 11 и 8 млрд. рублей соответсвенно. Теперь наша задача – удвоить эти цифры.

Отдельно также стоит отметить выделение 7,4 млрд. рублей на фермерские хозяйства, выведение с нуля на 5 млрд. рублей поддержку по капексам (дальше будем бороться за 10 миллиардов). Аналогичная ситуация по льготному кредитованию, племенному животноводству.

Особое внимание сегодня также обращу на развитие адресной поддержки.

Поддержка малых форм хозяйствования на селе и вовлечение населения в фермерское движение – это, пожалуй, одно из наиболее эффективных направлений адресной государственной поддержки.

Посмотрите, как растут гранты, как растет поддержка и начинающих фермеров, и семейных ферм. Причем движение существенное — к 8 миллиардам 2 добавляется в этом году. Кроме этого, по льготному кредитованию у нас тоже на малый бизнес всегда заложены 20% ресурса

Не менее эффективным видится развитие адресной поддержки по аналогии с программой «Земский доктор», которой в 2017 году воспользовалось более 5 тыс. молодых врачей, переехавших жить и работать на сельских территориях. Уже есть поручение Президента проработать инициативу «Земский ветеринар», но, исходя из нехватки квалифицированных специалистов в областях образования, спорта, культуры, и др. видится верным развивать рассматриваемые меры государственной поддержки, охватив ими все базовые для развития социальной сферы села профессии.

И четвертое – законодательное обеспечение.

18 декабря мы с Министерством сельского хозяйства Российской Федерации проводим совместное заседание коллегии, на котором планируем, в том числе, сверить часы и определить приоритеты в нашей совместной законопроектной работе.

Министерство обновилось, но проблемы остались прежние, в связи с чем, обеспечив преемственность и определив ключевые направления в дальнейшей работе, мы сможем обеспечить эффективное развитие законодательного регулирования отрасли и устойчивое развитие сельских территорий.

На рассмотрении Государственной Думы уже находится ряд законодательных инициатив, являющихся приоритетными с точки зрения укрепления производства сельскохозяйственной продукции:

— № 544931-7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О ветеринарии» (в части регулирования деятельности специалистов в области ветеринарии);

— № 546348-7 «О внесении изменения в статью 10 Федерального закона «О развитии сельского хозяйства» (в части изменения срока подготовки и опубликования национального доклада о ходе и результатах реализации государственной программы);

— № 456500-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования и о внесении изменений в Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства»;

— № 19842-7 «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации» об установлении налоговой ставки 10 процентов по налогу на добавленную стоимость в отношении плодовых, ягодных культур и виноградников);

— № 505883-7 «О внесении изменений в статью 6 Федерального закона «О развитии сельского хозяйства» (в части установления для сельскохозяйственных товаропроизводителей льготных тарифов на энергоресурсы);

— № 276436-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в части совершенствования залога земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации»;

В активной работе находятся важные законодательные инициативы, направленные на совершенствование организации питания обучающихся, получающих начальное общее образование в общеобразовательных организациях, на развитие пчеловодства, на обеспечение охраны плодородия почв, совершенствование порядка осуществления агролесомелиоративных мероприятий, новая редакция закона «О семеноводстве», и ряд других.

Уважаемые товарищи!

Сегодня нам предстоит принять важный документ – рекомендации Парламентских слушаний, которые в последствии лягут в основу работы Комитета, Министерства сельского хозяйства и Правительства в целом. Убежден, что подготовленный нами документ, после его доработки с учетом ваших предложений и замечаний, охватит все ключевые вопросы и сформирует исчерпывающий план действий органов государственной власти в интересах тружеников и жителей села!

Желаю нам всем в этом удачи!

В.И. Кашин 
2018-12-17

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

один × 2 =