Москва. Активисты РУСО на своем заседании опровергли мифы о «сталинских репрессиях»

13 декабря состоялось очередное заседание читательского кружка РУСО. В мероприятии принял участие Председатель ЦС РУСО И.И. Никитчук, представители КЛИО (клуба левых историков и обществоведов). С лекцией выступил кандидат исторических наук Михаил Чистый. Публикуем текст его лекции.

Добрый вечер, уважаемые товарищи. Сегодня мы уделим внимание опровержению одного из основных стереотипов, сформировавшихся вокруг Сталинской эпохи. Проблема правдивого изучения и правдивого анализа процессов, разворачивающихся в нашей стране на протяжении 1930-х – 1940-х годов, представляет несомненный интерес для коммунистов, для патриотических сил, для людей труда в целом. В условиях информационной войны против России, прямой дискредитации коммунистической идеологии, открытых попыток представить целую историческую эпоху в лице Советского периода в качестве своеобразной «чёрной дыры» последовательное развенчание домыслов, распространяемых антикоммунистической пропагандой, носит, несомненно, актуальный характер. Обращение к данной тематике позволяет сформировать достоверное представление о том, что происходило с нашей страной в прошлом, понять особенность задач, стоящих перед коммунистическим движением.

Одновременно заметим, что фальсификация и очернение Советской истории носит отнюдь не случайный характер. Соответствующие действий укладываются в русло общей политики международного капитала, направленной на ослабление и на ликвидацию России. Ведь после предательского расчленения СССР власть в нашей стране захватили ставленники западного империализма. Данная прослойка нанесла четыре (как минимум) основных удара по России: подрыв экономики, разрушение социально-демографического потенциала, сдача геополитических позиций, удар по национальному самосознанию народа. Речь идёт о стремлении рупоров мирового «глобализма» изобразить нашу страну преступной – не только в настоящем, но и в прошлом. Либералы пытаются доказать, будто вся наша история полна кровавых преступлений, насилия и т.д. В этой связи они раскручивают тему т.н. «Сталинских репрессий».

Деятели, на совести которых миллионы людей, умерших от голода в 1990-ые годы, миллионы пострадавших от рук криминала, миллионы обманутых либерализацией цен, приватизацией, монетизацией льгот, лицемерно льют крокодиловы слёзы по поводу «уничтожения собственного народа», чем якобы занималась Советская власть.

Какие цели преследует противник? Речь идёт о попытке правящего класса добиться легитимации обанкротившейся капиталистической системы. После провала неолиберальных «реформ» у власти уходит почва из-под ног. В этих условиях подконтрольная олигархии «свободная пресса» пытается внушить народу следующую мысль: «да, сейчас не идеально, но если не действующая система, то снова вернуться времена «тоталитаризма» и «кровопролития»». К сожалению, данная пропаганда всё же даёт свои отравленные плоды. Практика показывает, что немалое количество людей, будучи недовольными существующим положением вещей, мыслит примерно следующим образом: «Да, программа КПРФ носит прогрессивный характер. Но мы не можем её поддержать, поскольку она ассоциирует себя с Лениным и со Сталиным, якобы залившими кровью Россию».

Более того, как показывает практика, антисталинские мифы как объективную реальность воспринимает даже часть коммунистов. Это обусловлено господством навязанной со времён хрущёвской «оттепели» гипотезы о том, что Сталин якобы «сконцентрировал в своих руках всю полноту власти», встал на путь «необоснованных репрессий», подавляя как «честных коммунистов», так и политических противников, которые якобы не представляли угрозы к концу 1930-х годов. Данные тезисы легли в основу доклада Н.С. Хрущёва «О культе личности и его последствиях», с которым он выступил на XX съезде КПСС. Тогда же была реабилитирована часть фигурантом Московских судебных процессов конца 1930-х годов. В годы горбачёвской перестройки соответствующая тенденция продолжала набирать обороты.

Неудивительно, что даже среди коммунистов (не говоря обо всех остальных) до сих пор находятся те, кто воспринимает вышеперечисленные мифы за чистую монету. Однако подобное положение вещей представляется недопустимым. Прежде всего, это деморализует коммунистов, фактически ведёт их к капитуляции перед классовым противником. Повторяя вслед за ним штампы о «тоталитаризме», о «репрессиях», мы как бы признаём свою неправоту и ставим себя в проигрышное положение.

Как действовать в этой ситуации? Закрыть глаза на нападки противников на Советский период и сосредоточить внимание на пропаганду позитивного, что было в СССР? Несомненно, этому нужно уделят внимание. Но и развенчание домыслов антисоветской пропаганды тоже важно во всех отношениях. Так, некоторые советуют сконцентрироваться исключительно на навязывании обществу позитивной повестки дня. Предположим, мы обнародовали тщательно подготовленную программу – те же «10 тезисов Зюганова» или «20 шагов Павла Грудинина». И что же? Вы полагаете, что нам все скажут, что мы дальновидные, думаем о будущем страны? Как бы не так. Соловьёвы, Киселёвы и прочие буржуазные оракулы, как бы мы не смягчали нашу программу, непременно припишут нам намерение реставрировать т.н. «тоталитарную» систему. И тут же спросят нас: «Сколько людей вы готовы положить на алтарь своей доктрины?». Вот тут-то в пору было бы задать им встречный вопрос: «А вы уверены в том, что Советские времена действительно полны ужасами, о которых вы говорите? Всё с точностью, да наоборот».

В связи с этим нам предстоит установить точную картину того, что происходило в СССР в 1930-ые годы? Как обстояло дело с т.н. «репрессиями» в реальности?

Как я уже сообщил, одной из основных тем спекуляций со стороны либералов (и не только) стали Московские судебные процесс 1936 – 1938 гг. Напомню, что фигурантам дела троцкистско-зиновьевского центра, дела параллельного троцкистского центра, дела правотроцкистского блока, а также дела военно-троцкистского заговора инкриминировали убийство С.М. Кирова, покушение на И.В. Сталина и других руководителей Партии и правительства, шпионаж в пользу Германии и Японии, диверсии на производственных и транспортных объектах, намерение реставрировать капитализм в нашей стране и расчленить Советский Союз. Как было упомянуто, со времён 1956 года формировали мнение, будто соответствующие обвинения носили сфабрикованный характер. Однако к настоящему времени немало исследователей выявило сведения, которые доказывают справедливый характер предъявленных им обвинений.

Некоторые начинают спрашивать: «как люди, стоящие у истоков Октябрьской революции, становления Советской власти – например, Троцкий, могли быть замешаны во всём этом»? Подобные рассуждения, мягко говоря, носят ненаучный характер. Мы не будем останавливаться на том, были ли заслуги у Троцкого перед Советской властью или нет. Отметим лишь, что формальное наличие позитивных черт у какого-либо государственного или политического деятеля (если они имели место вообще) отнюдь не делает его непогрешимым в дальнейшем. Например, небезызвестный «прораб перестройки» А.Н. Яковлев прошёл всю Великую Отечественную войну, был фронтовик, получил ранение. И что же? Мы должны на этом основании закрывать глаза на преступные и разрушительные деяния, совершённые им в годы «перестройки»?! То же самое относится к деятелям, подобных Троцкому.

Сперва напомню, что Бронштейн до 1917 года не принадлежал к большевикам. Он входил в группу «межрайонцев». И лишь в 1917 году, якобы придя к выводу о созревании предпосылок социалистической революции, данная группировка примыкает к РСДРП (б). Троцкий, как известно, исходил из возможности победы социализма исключительно в общемировом масштабе, в то время как В.И. Ленин, опираясь на факт неравномерного развития капитализма, пришёл к выводу о возможности победы социалистической революции в отдельно взятой стране. В конце 1910-х – начале 1920-х годов в мире действительно полыхала революционная волна. Однако в начале 1920-х годов она затихла. В этих условиях Коминтерн дал установку о временной и частичной стабилизации капитализма. Советская власть провозгласила курс на построение социализма в одной стране.

Троцкий всячески препятствовал попытке реализации данной идеи. Что он начал делать, получив в 1925 году должность руководителя Главного концессионного комитета? Он заключает договор с компанией «Лена голдфилдс», которой владел британский банковский консорциум, и с американским банкирским домом «Кун Лееб» о предоставлении им в концессию на 30 лет золотых приисков. Ей было предоставлено право добычи и разработки не только золота, но и свинца, руды, марганца и т.д. Доля Советской власти в договоре о разделе продукции составила 7%. Территория, предоставленная компании в пользование, охватывала огромную площадь – от Якутии до Уральских гор. И какой итог? Компания не вложила ни рубля в обустройство Советских приисков. Вся её деятельность свелась исключительно к вывозу стратегически важных ресурсов за рубеж. Участились нарушения Советского трудового законодательства со стороны фирмы.

Чем руководствовался Троцкий, идя на такой шаг? Хозяйственными соображениями? Они его не интересовали ни в малейшей степени. Открываем его книгу «Моя жизнь» (автобиографию), где он, оценивая планы Сталина по построению социализма в отдельно взятой стране и по укреплению экономической независимости СССР, расценивал их как «изоляционизм». Как видим, позиция Бронштейна фактически идентична точке зрения «реформаторов» 1990-х годов, которые аналогичным образом оценивали любую идею освобождения России от пут иностранного капитала. Бронштейн, вспоминая свою деятельность на посту главы концессионного комитета, писал о «господстве мировых производительных сил над национальными». Это, по его словам, ознаменовало собой «поход против реакционной теории социализма в отдельно взятой стране».

Не менее интересно содержание другой его работы – «Открытое письмо ко всем членам ВКП(б)», опубликованном в одном из мартовских выпусков «Бюллетеня оппозиции» за 1930 год. Троцкий в очередной раз повторил мысль о мифической невозможности построения социализма в отдельно взятой стране. Далее вы встретите там следующие слова: «отступление всё равно неизбежно. Надо осуществить его как можно раньше и в как можно больших масштабах». Сталинскому плану индустриализации и коллективизации он противопоставил программу, рассчитанную на «широкое взаимодействие с мировым рынком». Как можно было добиться решения данной задачи в начале 1930-х годов – когда капиталистические страны ввели экономические санкции против СССР? Только путём серьёзных экономических и внешнеполитических уступок, что, собственно говоря, было сделано Горбачёвым и Ельциным в 1980-ые – 1990-ые годы, да и самим Троцким на посту руководителя Главного концессионного комитета в 1925 – 1928 гг.

Всё это для чего упомянуто? На основании изложенных фактов можно найти ответ на вопрос: намерение Троцкого реставрировать капитализм было ему приписано либо он сам – своими делами, доказал готовность пойти на такой шаг? Факты – вещь упрямая.

Ну а про Н.И. Бухарина, открыто призвавшего кулаков (от гнёта которых всё крестьянство изнывало) «обогащаться», даже говорить нечего. Отметим, что даже часть консервативно настроенных деятелей в дореволюционный период – например, А.С. Ермолов, занявший в 1896 году пост министра земледелия и государственного имущества, признавала необходимость урегулирования отношений между кулачеством и сельским населением. А «коммунист» Бухарин фактически открыто призвал сельскую эксплуататорскую верхушку грабить сельских тружеников.

Впрочем, главное даже не то, что они предлагали, а то, какие методы достижения обозначенных целей использовались ими. Речь идёт о шпионаже, о диверсиях, об использовании террора.

Правда, у некоторых может возникнуть вопрос: «как вчерашние видные деятели партии могли оказаться в стане реакции?». Тут следовало бы вспомнить предостережение В.И. Ленина о том, что к правящей коммунистической партии присоединяется немало безыдейных карьеристов, рассматривающих общенародную собственность исключительно в качестве своей добычи, подлежащей разделу. Опасность государству Рабочих и крестьян исходила не только от них. Владимир Ленин в своей работе «О чистке партии», констатировал, что многие представители ревизионистских группировок (особенно меньшевики) примкнули к Коммунистической партии. Он подчёркивал, что оппортунист характеризуется приспособленчеством, готовностью примкнуть к господствующему среди Рабочего класса течению. Ленин справедливо поставил задачу очищения партийных рядов от тех, кто препятствует политике социалистических преобразований.

Дальнейший ход событий подтвердил правоту мыслей В.И. Ленина. Ведь деятельность безыдейных карьеристов и скрытых классовых врагов вела их на путь предательства, измены. Они, стремясь замести следы своих действий, искали покровительство у буржуазных разведок.

Чтобы не быть голословным, процитирую выдержки мемуаров как Советского, так и американского разведчиков. Например, обращаю ваше внимание на книгу бывшего начальника 5-ого управления КГБ СССР генерала Ф.Д. Бобкова «Как готовили предателей». Вполне понятно, что Бобков, мягко говоря, личность своеобразная (после реванша контрреволюции он перешёл на службу олигарху Владимиру Гусинскому). Тем не менее, сведения, зафиксированные в его мемуарах, носят ценный характер. Так, Бобков вспоминал о секретном документе американских спецслужб «План Лиоте» (документ был добыт Советской разведкой в конце 1940-х годов). Его положения предусматривали взращивание в СССР прослойки (главным образом, среди партийного аппарата и интеллигенции), которая в перспективе в решающий момент выступит в роли ударной силы в осуществлении антисоветского переворота. В то же время империализм и его пособники отдавали себе отчёт в том, что в случае, если они прямо заявят о своём намерении реставрировать капитализм, то народ отвергнет их в политическом плане. Поэтому, согласно документу, предусматривалось не только проповедовать антисоветизм, но и бороться за «позитивные изменения» в социалистических странах. И не тогда ли было посеяно крапивное семя «социализма с человеческим лицом»?

Филипп Бобков вспоминал о встрече делегаций органов государственной безопасности социалистических стран, прошедшей в Гаване в 1968 году. Всех поразило выступление начальника чехословацкой контрразведки Мольнера, предупредившего, что опасность наступит тогда, когда на сотрудничество с противником пойдут лица, наделённые властью. По его словам, мотивы их сближения могут быть различными – стремление получить гарантию сохранения собственного положения во власти, отсутствие твёрдого социалистического мировоззрения. Различными могут быть и методы сближения. Так, глава контрразведки Чехословакии предупредил, что в его стране ревизионисты прикрывались идеями Маркса и Ленина.

Может быть, это преувеличения? Но давайте тогда обратим внимание на мемуары бывшего директора ЦРУ США Аллена Даллеса «Доктрина: Россию надо поставить на место», на 12-ую главу данной книги, носящей следующее название: «Агентура ЦРУ: Как вербуются партийные руководители Советов». Даллес вспоминал, что за годы его службы к ним обращался целый ряд партийных и Советских государственных деятелей, которые стремились избежать разоблачения. Американская разведка заявляла о своей готовности приложить усилия, направленные на прикрытие их деятельности при условии, что они будут снабжать её важными данными. Кроме того, Даллес писал, что разведслужбы давали понять, что могут выдать перерожденцев Советской власти в любой момент в случае их отказа сотрудничать с ЦРУ.

В целом, по словам Даллеса, западные разведки (не только американская) на протяжении десятилетий внимательно следили за процессами, проистекающими в рядах Коммунистической партии – как на общесоюзном, так и на местных уровнях. Наибольший интерес для них представляют те, кому угрожает понижение в должности, отставка либо более строгие меры наказания за такие преступления как уклонение от исполнения линии Партии, попытки присвоения общенародной собственности. Тогда же, писал Даллес, западные разведки убеждают данных лиц, что сотрудничество с ними спасёт их положение.

Вот так формировалась в СССР мощная «пятая колонна», развалившая нашу страну в 1991 году. Примерно то же самое она намеревалась сделать и в 1937 году. Однако благодаря И.В. Сталину и органам НКВД удалось своевременно удалить раковую опухоль с тела Советского народа. Да, характеристику троцкистам и бухаринцам дают соответствующую. На основании того, что вы сейчас услышите, поймёте, что иных определений им дать невозможно.

Ещё в 1920-ые годы – во время открытой внутрипартийной борьбы и внутрипартийных дискуссий, троцкисты, чувствуя уход почвы из-под ног, вознамерились прибегнуть к противозаконным действиям. Так, в начале 1920-х годов ими формируются подпольные группировки, на которых разрабатывались планы захвата власти. Вот что писал об этом Лев Троцкий в своей брошюре «Лев Седов: сын, друг, борец», посвящённой ему потомку. Он подчёркивал, что ещё в 1923 году Седов с головой ушёл в оппозиционную деятельность, постигнув искусство «нелегальных собраний» и тайного распространения оппозиционной печати.

Заговорщики отдавали себе отчёт в том, что они не смогут совершить путч без поддержки из-вне. Поэтому в 1927 году – когда над Советским Союзом нависла военная опасность, Л.Д. Троцкий открыто призвал повторить «тактику Клемансо», который «выступил против французского правительства в то время, когда немцы находились в восьмидесяти километрах от Парижа». Как видим, речь шла о борьбе против своего правительства при помощи внешнего врага. Найдите после этого «десять отличий» от тактики, предпринятой генералом Власовым в годы Великой Отечественной войны.

Что же происходит в дальнейшем? После попыток троцкистов инспирировать беспорядки в Москве во время демонстрации 7 ноября 1927 года многих из них исключают из партии, кого-то отправляют в ссылку. Но некоторое время спустя многие последователи Троцкого подают заявления о своём отходе от антисоветских платформ, пишут о своём переходе на сторону партии и Советской власти. И.В. Сталин принимает их. Многие троцкисты возвращаются в партию, получают ключевые посты в управленческом аппарате. На протяжении 1930-х годов они и бухаринцы внешне прославляют политику Советского правительства, деятельность Ленина и Сталина, критикуют Троцкого. Последний, находясь в эмиграции, нападает и на своих соратников. Но это была формальная сторона дела. В реальности они использовали тактику двурушничества, плетя за спиной Советской власти заговор.

Об этом свидетельствует целый ряд фактов. Так, в 1980 году историк Дж. Арч Гетти, работая с материалам архива Троцкого, размещённого в Хуотнской библиотеке Гарвардского университета, обнаружил почтовые квитанции писем, отправленных Бронштейном Радеку, Сокольникову, Гольцману в 1930-ые годы. Это к вопросу о том, что перечисленные лица якобы были врагами Троцкого в указанный период и якобы не поддерживали контакты с ним. В данных письмах речь шла именно об организации заговора. Так, историк Пьер Бруэ приводит письмо Льва Седова отцу, в котором он писал, что блок организован, что заявление Зиновьева и Каменева об их ошибочной поддержке оппозиционных Советскому правительству течений и об их переходе на сторону Советской власти было согласовано в ними. Фактически это представляло собой явку с повинной.

Троцкисты сделали ставку на использование индивидуального террора. Об этом свидетельствует мемуары бывшего секретаря партийной организации Военно-воздушной академии им Жуковского Г.А. Токаева «Товарищ Х», написанные им в эмиграции. Обращаем ваше внимание на то, что много разговоров ведётся о том, что показания подсудимых, якобы полученные под давлением следователей НКВД, не заслуживают доверия. Но о чём свидетельствовали бывшие участники троцкистского заговора в своих воспоминаниях, написанных в эмиграции – в свободной обстановке, когда никто не давил на них, не угрожал? Так, Токаев вспоминал, как он входил в состав подпольной заговорщической организации, во главе которой стоял офицер Красной Армии. Она же контактировала с Бухариным, с Тухачевским, с Ягодой, а также с другими законспирированными заговорщическими ячейками, функционирующих в других регионах СССР. Они разрабатывали планы покушений на С.М. Кирова и М.И. Калинина. Но, по словам Токаева, «Кирова убила другая группа», с которой они были в контакте. Что же касается подготовки покушений на И.В. Сталина, то их соратники сообщили им о том, что уже было предпринято пятнадцать соответствующих попыток, и все они закончились неудачей.

О том же самом свидетельствуют и воспоминания швейцарского коммуниста, члена исполкома Коминтерна Жюля Эмбер-Дро, написанные им в 1971 году. Так, он отметил, что Бухарин во время последней встречи с ним заявил о своём намерении координировать усилия с группой Каменева и Зиновьева во имя борьбы со Сталинским руководством. Он же заявил о намерении прибегнуть к индивидуальному террору.

Впрочем, речь шла не только об индивидуальном терроре, но и о поддержке кулацкого террора, от которого страдала Советская деревня. Об этом свидетельствуют показания Николая Бухарина, озвученные им на третьем московском процессе по делу правотроцкистского блока. Он признал факт собственной принадлежности к заговорщической организации, но отрицал обвинения в шпионаже, во вредительстве. Одновременно Бухарин признался в том, что в начале 1930-х годов он стремился инспирировать «кулацкие восстания» в ряде районов СССР. «Кулацкими восстаниями» он мягко называл кулацкий террор, жертвами которого становились труженики села, партийные работники, журналисты, милиционеры и т.д. И только за поддержку тех, кто осуществлял кровавые вылазки против мирного сельского населения, уже как минимум полагалось привлечение к уголовной ответственности.

Однако заговорщики в дальнейшем осознали, что ставка на использование индивидуального террора не удалась. Социализм был построен, сопротивление кулачества было подавлено. Поэтому троцкисты вознамерились осуществить военный переворот руками своих ставленников в РККА. Речь идёт о таких военачальниках как Тухачевский, Якир, Уборевич, Корк, Примаков, Путна и другие. Об этом свидетельствуют и мемуары бывшего корреспондента Дальневосточного округа А.В. Светланина «Дальневосточный заговор» (написаны им были в эмиграции в послевоенный период). Так, он вспоминал о своём участии в заговорщической ячейки на Дальнем Востоке. Её представители контактировали с Тухачевским, с Гамарником и т.д.

По словам Светланина, заговор военных представлял собой попытку переворота части Коммунистической партии, находящейся в оппозиции Советскому правительству. Согласно «плану А» предусматривался захват Тухачевским власти в столице во время первомайского парада с последующим «устранением правящей верхушки». Вместе с тем путчисты понимали, что попытка переворота может быть пресечена. Поэтому – в целях предотвращения возможного разгрома путча, они рассчитывали осуществить захват власти и на местах. Светланин не скрывал, что подпольные группировки в армии, захватив власть в республиках, в областях, намеревались сбросить с себя «иго самовластия» и в дальнейшем развязать гражданскую войну.

Ровно по этой же схеме действовали национал-сепаратисты в СССР в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Захватывая власть на окраинах, они моментально провозглашали «суверенитет» республик. Некоторые – например марионеточной режим Джохара Дудаева, развязывали если не гражданскую войну, то террор. Всё, как предусматривали троцкистские заговорщики в 1930-ые годы.

В целях прикрытия своих действий они, по словам Светланина, рассчитывали на поддержку секретарей республиканских и местных партийных отделений, входящих в состав троцкистско-бухаринской группировки. Автор приводит конкретные примеры, называет имена местных партийных руководителей, намеревающихся оказать содействие военным заговорщикам.

Как уже было сказано, троцкистам было сложно совершить переворот в одиночку. Никакая попытка путча не возымеет успеха в случае отсутствия хотя бы минимальной поддержки со стороны народа. Но как они рассчитывали привлечь трудящихся на свою сторону. Мощь Страны Советов укреплялась. Экономика шла вперёд. Росло благосостояние народа. В этих условиях можно было лишь искусственным путём инспирировать нарастание антисоветских настроений – путём попыток паралича Советской экономики. Речь шла о развёртывании кампании саботажа и вредительства.

Обо всём этом пишет американский инженер Джон Литлпейдж в своей книге «В поисках Советского золота». Он вспоминал, как, обнаружив запущенное состояние Уральских рудников, дал ряд рекомендаций, направленных на усовершенствование управления отраслью. После их воплощения в жизнь производственные показатели пошли в гору. Но после того, как предложения инженера были положены под сукно, ситуация снова ухудшалась. И дело было обусловлено не обычной некомпетентностью, коррупцией и т.д. Рекомендации Литлпейджа отодвигались после вмешательства комиссии, возглавляемой партийным секретарём Урала И.Д. Кабаковым, который, в свою очередь, действовал с ведома заместителя Наркома тяжёлой промышленности Г.Л. Пятакова.

Сам Джон Литлпейдж писал, что хоть он не разбирается в политике. Тем не менее, он выразил уверенность в том, что подобный саботаж не мог осуществляться без участия «высокопоставленных коммунистов», борющихся против Советского правительства.

В политике он самом деле не особо разбирался, поскольку в большей степени был техническим специалистом. Деятели, о которых идёт речь, являлись не коммунистами, а агентурой буржуазии, внедрённой в ряды Рабочего класса, Коммунистической партии.

О том же самом свидетельствуют мемуары упомянутого нами Светланина. Так, он писал, что заговорщики, внедряясь в органы власти и занимаясь хозяйственной работой, должны были составлять её, исходя из целей заговорщического штаба. То есть, они стремились создать видимость работы Советских учреждений, предприятий. Но в то же время провоцировали нарастание различных трудностей.

Мы говорили о том, что без поддержки со стороны внешних сил троцкистам не удалось бы взять реванш. Призыв Бронштейна повторить «тактику Клемансо» вёл данную группировку на путь предательства, национальной измены. Ровно этим они занимались в 1930-ые годы.

Так, троцкистские заговорщики работали на японскую разведку. Об этом свидетельствует следующий факт: 20 февраля 1937 года токийская газета «Миако» опубликовала отчёт о секретном заседании планово-бюджетной комиссии японского правительства. На нём спросили военного министра Японии генерала Сугияму о пропускной способности Сибирской железной дороги. Сугияма ответил утвердительно, добавив, что «в России есть элементы, находящиеся в оппозиции… правительству». Именно от них они «получили соответствующую информацию». После публикации газета «Миако» была оштрафована по обвинению в разглашении тайной информации. А её редактор, по настоянию военного министерства, подал в отставку.

Да, речь шла именно о троцкистах. Так, в январе 1937 года во время процесса по делу параллельного троцкистского центра был обнародован фотоснимок переписки начальника Южно-Уральской железной дороги с агентом японской разведки.

Троцкистские заговорщики работал и на гитлеровскую Германию. Чтобы в этом убедиться, достаточно проанализировать действия уцелевших заговорщических кадров, предпринятых ими в годы Великой Отечественной войны. Открываем дневниковые записи Йозефа Геббельса от июня 1941 года. Министре пропаганды Третьего рейха писал, что они работают на Россию «при помощи трёх тайных радиопередатчиков». Далее он упомянул о «националистически русской», о сепаратистской и о троцкистской тенденциях. Речь идёт о подпольной радиостанции «Старая гвардия Ленина», которая в годы Великой Отечественной войны, когда как воздух нужна была консолидация народа, пыталась внести в него раскол. Данная группа поливала грязью СССР, И.В. Сталина и т.д. Впрочем, её деятельность координировалась геббельсовским Министерством пропаганды. Сегодня это ни для кого не секрет. А сама радиостанция действовала под кодовым названием «Конкордия V».

К аналогичным действиям прибегли и зарубежные соратники троцкистов. В этой связи целесообразно упомянуть о решении Федерального окружного суда штата Миннеаполис от 1 декабря 1941 года в отношении восемнадцати видных троцкистов (на скамье подсудимых оказался и адвокат Троцкого Гольдман). Суд установил, что они проводили агитацию среди матросов и солдат, пытались сорвать усилия американского правительства, направленные на победу над гитлеровской Германией. Соответствующие решения были приняты Министерством юстиции США в отношении троцкистского печатного органа «Милитант» в 1943 года.

А чем занимались европейские троцкисты в годы Второй мировой войны? Например, газета «Веритэ» призывала трудящихся Франции прекратить истреблять своих «классовых собратьев» в лице немецких солдат. Редакция газеты оценивала войну как захватническую – как со стороны немцев, так и со стороны французского движения Сопротивления. Однако соответствующие фразы носили откровенно демагогический характер. В реальности троцкисты работали в интересах нацистов, выполняя их указания. Так, в сообщении зарубежного корреспондента газеты «Чикаго дейли ньюс» Поль Гали подчёркивалось, что гестаповцы обучают молодых фашистов «марксизму» на троцкистский лад, засылают их в тыл союзных войск «с заданием проникнуть в коммунистические партии освобождаемых стран». По словам Гали, их задачей являлось «вредительство на коммуникационных линиях союзных войск и убийства французских патриотов».

К подобным действиям намеревались прибегнуть троцкистско-бухаринские заговорщики и в нашей стране в момент вторжения внешнего врага.

Все вышеупомянутые обстоятельства свидетельствовали о наличии в СССР мощной «пятой колонны», готовой в решающий момент нанести «удар в спину» нашей стране. В связи с этим встал вопрос об устранении тех, кто готов был совершить измену Родине, кто стремился совместно с немецко-фашистскими захватчиками нанести урон единству, независимости СССР, жизням наших людей. Ровно это Советская власть и делала в 1937 – 1938 гг. Речь шла об арестах, высылках в отдалённые районы страны заговорщиков. К высшей мере наказания приговаривали лиц, совершивших тяжкие преступления.

В ответ на данные аргументы нас спросят: «А как же перегибы на местах? Разве трагическая участь Сергея Королёва, маршала Рокоссовского и других ни о чём вам не говорит?». Что можно сказать по данному поводу? Это тоже имело место. Но подобные перегибы были обусловлены стремлением многих руководителей местных партийных отделений «выслужится» перед Центром. Они посылали в Москву запросы с требованием увеличит «лимиты» на количество арестов и смертных приговоров. Особенно активничали по этому направлению первый секретарь Московской партийной организации Никита Хрущёв, секретарь Западно-Сибирского крайкома Роберт Эйхе, секретарь Куйбышевского обкома ВКП (б) Павел Постышев и другие.

Чем были обусловлены действия местной партийной «элиты»? Во-первых, она опасалась инициированной И.В. Сталиным реформы политической системы, направленной на осуществление её демократизации. Конституция СССР, вступившая в силу в 1936 году, восстанавливала «лишенцев» в избирательных правах. Предусматривалось конкурирование на выборах в Верховный совет ВКП (б) и независимых общественных беспартийных организаций. Соответственно, местные партийные секретари, стремясь избежать возможного своего поражения на первых с 1918 года всеобщих выборах, начали расправляться не только с настоящей «пятой колонной» и с настоящими контрреволюционерами, но и с теми, кто мог составить им серьёзную конкуренцию на выборах.

Во-вторых, дело было обусловлено провокацией троцкистско-бухаринских контрреволюционеров, пробравшихся в органы государственной безопасности. Напомним, что мировой империализм и его пособники неоднократно прибегали к провокационным действиям. Достаточно вспомнить события октября 1993 года, когда марионеточный ельцинский режим, организовав прибытие таинственных снайперов – боевиков западных спецслужб, рассадил их на крышах домов. Они стреляли в людей со зданий. Затем подконтрольные «демократам» средства массовой информации трубили на весь мир, будто это было делом рук хасбулатовского Верховного совета. А взять события на киевском Майдане в начале 2014 года, когда аналогичные «таинственные снайперы» стреляли с крыш домов в народ. После этого всех собак повесили на Виктора Януковича.

К тем же действиям прибегли враги Советской власти в 1930-ые годы. Они сознательно фабриковали уголовные дела, провоцируя нарастание недовольства народа. Тем самым заговорщики рассчитывали на то, что в перспективе люди окончательно возмутятся и свергнут Сталинское правительство. Так, о принадлежности Генриха Ягоды к заговорщической группировке мы знаем не только по материалам московского судебного процесса по делу правотроцкистского блока, на котором он сидел на скамье подсудимых вместе с Бухариным, Рыковым, Шарагнновичем, Крестниским, Розенгольцем и т.д.. Об этом писал упоминавшийся нами Г.А. Токаев в своей книге, подчёркивая, что Ягода, будучи руководителем Лубянки, спас многих из них от разоблачений.

Что же касается Николая Ежова, то достаточно обратить внимание на заявление одного из его заместителей — Михаила Фриновского. Да, речь идёт о том заявлении, на которое содержалась ссылка в постановлении Верховного суда СССЗ от февраля 1988 года, на основании чего Бухарин и ему подобные деятели подверглись реабилитации. Так, в упомянутом документе подчёркивалось, что Ежов проводил встречу с фигурантами дела право-троцкистского блока. Однако если мы прочитаем заявление полностью, то увидим, что там написано другое – Ежов встречался с данными лицами, прося их не называть его как соучастника по заговору.

По словам Фриновского, после ареста Бухарина центр заговора «правых» переместился к Ежову. В связи с этим он пытался спровоцировать нарастание недовольства народа. Для этого подбирались «следователи – колокольщики» из числа троцкистско-бухаринских заговорщиков. Они сознательно нарушали законы, избивали едва ли не всех арестованных, рассчитывая получить признательные показания в кратчайшие сроки.

Между прочим, в совместном постановлении СНК СССР и политбюро ЦК ВКП (б) от 17 ноября 1938 года констатировалось, что враги народа, пробравшиеся в НКВД СССР, фальсифицировали уголовные дела, привлекая к уголовной ответственности людей без оснований. Данным документом предусматривалась ликвидация «троек». Отныне аресты надлежало проводить исключительно с санкции Прокурора.

С приходом Л.П. Берии на пост главы НКВД СССР ситуация изменилась. Были предприняты реальные меры, направленные на устранение перегибов. Например, только в 1939 – 1940 гг. было реабилитировано 837 тысяч человек. Так, на свободу вышло более 11 тысяч церковников. До начала войны было реабилитировано 1457 военнослужащих – например, А.В. Горбатов, К.К. Рокоссовский, К.А. Меряцков. Во время руководства Л.П. Берией Лубянкой был освобождён ряд учёных – Пётр Ландау, Андрей Туполев, Сергей Королёв и т.д.

Правда, некоторые могут возразить, заявив следующее: «А разве при Берии не арестовывали?». Но кого? Прежде всего, речь шла о партийных начальниках на местах и о региональных руководителях НКВД, замешанных в превышении полномочий, в незаконных арестах и т.д. Кроме того, согласно данным Международного фонда «Демократия», основанного А.Н. Яковлевым, в 1939 году наибольшее количество арестов пришлось на территорию Западной Украины и Западной Беларуси. Материалы спецсообщений органов НКВД свидетельствовали об активизации указанных территориях террористических организаций, проповедующих русофобские, антисоветские и националистические идеи. Словом, речь шла об идейных предшественниках нынешней банды коломойских, аваковых, порошенок и прочих. Разумеется, ни о какой мягкотелости в их адрес речи не могло идти в принципе.

В целом, несмотря на сложности и ошибки, Советской власти удалось в своевременном порядке отчистить страну от предательских элементов. Данное обстоятельство, несомненно, повлияло на результаты Великой Отечественной войны. Всё это признавала даже часть буржуазных политических деятелей. Так, политический соратник американского президента Ф.Д. Рузвельта, посол США в СССР Дж. Дэвис в своих дневниковых записях констатировал, что вторжение немцев в каждую страну Европы сопровождалось поддержкой со стороны местных пособников. Но «ничего подобного в России мы не видим», — подчеркнул Дэвис. «Где же русские пособники Гитлера? – спрашивают мен часто. «Их расстреляли», — отвечаю я. Только сейчас начинаешь осознавать, насколько дальновидно поступило Советское правительство в годы чисток». В одном из своих интервью посол США в СССР заявил, что Советское сопротивление, «свидетелями которого мы в настоящее время являемся», было бы «сведено к нулю, если бы Сталин и его соратники не убрали предательские элементы».

Поэтому когда либералы нам будут говорить, будто мы занимаемся «оскорблением памяти репрессированных», надо отвечать примерно следующее: «Мы нисколько не оправдываем допущенных ошибок. Тем более, что они были осуждены при И.В. Сталине. Но то, что в нашей стране была «пятая колонна», видно на основе анализа мемуаров, написанных в эмиграции самими участниками тех событий, а также реальных действий уцелевших троцкистских организаций в годы Великой Отечественной войны.

В качестве обобщения всего изложенного я сообщу следующее. Как это называется? Чем дальше мы отдаляемся от событий 1930-х годов, тем плотнее в сознании народа закрепляется термин «массовые репрессии». Это лживое обозначение тех событий. То есть, аресты и смертные приговоры во время обезвреживания контрреволюции имели место. Но само словосочетание «массовые репрессии» содержит политический оттенок оценки случившегося. Дескать, имелись в партии свободно мыслящие, независимые деятели, которых некие злыдни ни с того ни с сего устранили. Мы увидели, что нет ничего более далекого от действительности. Тогдашние т.н. «оппозиционеры» представляли собой оплот шпионажа и контрреволюции, намеревавшейся вернуть народ в унизительное положение.

До того, как органы государственной безопасности начали операцию по подавлению троцкистско-бухаринских заговорщиков, имел место кулацкий террор, поддерживаемый частью заговорщических партийных деятелей. Совершались диверсии на производственных и на транспортных объектах. А само главное – в мае 1937 года едва не был совершён военный переворот. Поэтому соответствующие события характеризуются иначе – саботаж, вредительство и мятеж, инспирируемый «пятой колонной».

Правда, на это некоторые возражают следующим образом: «Так ведь начало всему положил Сталин. Свернув НЭП, перейдя к «тоталитарной» централизованной системе, он якобы настроил народ против себя». Но, во-первых, наша страна находилась в опасном положении. Внешняя империалистическая угроза была реальностью. Ресурсов и времени для осуществления жизненно необходимого стране рывка было мало. При создавшихся обстоятельствах всё внимание Советского руководства было сконцентрировано на мобилизации всех ресурсов во имя решения общенациональных задач.

Между прочим, Советский Союз был не единственной страной, прошедшей через соответствующие испытания. К подобным мерам прибегали и другие страны. Даже такой деятель как личный секретарь А.Ф. Керенского в 1917 году П.А. Сорокин в своих трудах писал, что когда общество вступает в войну, многие экономические отношения, прежде неподконтрольные государству, переходят под его управление. По словам Сорокина, «тоталитарный крен необходим для победы».

Во-вторых, не следует забывать, что НЭП представлял собой переходный период. Тем более, что имел место саботаж со стороны кулаков, противозаконные действия со стороны концессионеров и т.д. Надо было закрывать глаза на происходящее? Конечно нет!

На этом основании партия приняла решение о проведении индустриализации, коллективизации и культурной революции. Однако троцкисты и бухаринцы. Игнорируя принцип демократического централизма, саботировали политику Советской власти. В конечном итоге они пришли в стан откровенной реакции.

Когда говорят, что бухаринско-троцкистские заговорщики противостояли И.В. Сталину, поскольку они якобы видели признаки извращения социализма и лучше него разбирались в теории, то я готов упасть со смеха. Кто? Троцкий? Бухарин? Да их прямая ставка на передачу национальных богатств СССР иностранному капиталу, плюс призывы сельской эксплуататорской верхушки обогащаться полностью свидетельствовали об их подлинных намерениях. Если соответствующие идеи некоторые оценивают как план социалистического строительства, то с таким подходом можно утверждать, что, например, Гайдар и Чубайс стояли на левых позициях.

В то же время некоторые задают и такой вопрос: «Неужели нельзя было с троцкистами и бухаринцами найти компромисс? Их следовало использовать, привлекать к работе». Так ведь И.В. Сталин и пытался это сделать. В ряде случаев действия с его стороны были слишком мягкими. Так, в конце 1920-х годов Иосиф Сталин предоставил троцкистским заговорщикам возможность вернуться в ряды партии, доверил им ряд ключевых постов в Советском управленческом аппарате. И это – несмотря на их прямую попытку провоцирования беспорядков в Москве 7 ноября 1927 года, несмотря на сотрудничество с Троцким, открыто призывавшего соединиться с внешним врагом во имя борьбы против Советского правительства. Но политическим представителя буржуазии (троцкисты и бухаринцы таковыми, несомненно, являлись) никакой компромисс был не нужен. Они видели себя на вершине политического олимпа. Олигархия была озабочена лишь стремлением обглодать нашу страну и народ (именно это и произошло в конце XX века). Впрочем, капитал всегда руководствуется данными мотивами.

Каковы итоги борьбы против «пятой колонны»? Прежде всего, удалось устранить тех, кто намеревался отнять у народа социальные завоевания и вернуть его в унизительное положение. Кроме того, были ликвидированы те, кто совершал измену Советскому государству и готов был в случае начала войны вместе с немецко-фашистскими захватчиками нанести удар нашей стране.

Всё это, несомненно, позитивные итоги. Мы уверены, что рано или поздно правда о событиях 1930-х годов непременно восторжествует. Но это произойдёт лишь в случае перехода нашей страны на путь социалистического развития. А это, в свою очередь, диктует необходимость сосредоточения на борьбе с правящей олигархией.

Пресс-служба ЦС РУСО. 
2018-12-16

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 × пять =