Газета «Родина». Из дневника политработника. Окончание

(Начало в №46)

Новый генерал. До него был начальником училища генерал-майор А. И. Щербатых, его сменил другой генерал, фамилию которого называть здесь не хочу. Но первый контакт с ним запомнился. Я был дежурным по училищу, он, зайдя в комнату дежурного, спросил: «Какого цвета должен быть сейф?» Я сказал, что зеленого, и получил выволочку… Было приказано посмотреть такой-то приказ и такую-то статью.

Я так и не выполнил этого распоряжения, ибо тут же забыл и номер приказа, и номер статьи. Но вот вопрос: к чему он это спросил? Чтобы было к чему придраться? И вообще, как цвет сейфа влияет на службу дежурного по училищу?

Потом он меня отругал за дерево, которое растет на карнизе здания. Но при чем тут дежурный? Не хотел бы я быть таким начальником! Никогда не стремился к тому, чтобы подчиненные меня боялись.

3 октября. «Страшный» день: в Москве — вооружённое восстание. Парламент и люди, его поддерживающие, предприняли попытку штурмом взять Останкино и мэрию Москвы. Кровь. До глубокой ночи слушал сообщения из Москвы. Впереди — мрак. Коммунистов разметают теперь. Все преграды сняты.

Отнес начальнику политотдела рапорт с просьбой уволить меня из армии в знак протеста на события в Москве. Получил ответ: «Иди и служи. Мы все такие, как ты».

4 октября. А в училище с утра — развод, будто бы ничего в стране и не происходит. Генерал всех драконил за внешний вид.

Прочёл курсантам лекцию, вернулся, а по радио сообщают, что уже всё готово к штурму Белого дома. Время — 11:45.

Смотрели всей кафедрой по ТВ штурм: ельцинисты взяли Белый дом. Танки Таманской дивизии стреляли прямой наводкой по народным депутатам. Вселенский позор на все времена. Арестованы Хасбулатов, Руцкой и другие, в т. ч. и Анпилов. Закрыты газеты, Компартия, идёт разгон Советов на местах. Мир в восторге от действий Ельцина и поддерживает его всячески. СМИ соревнуются в проклятиях в адрес «красно-коричневых». Однако правительство набралось смелости выплатить семьям погибших по 250 тысяч рублей независимо от того, по какую сторону баррикад воевал погибший. Происходящее очень похоже на события 1905 года, но тогда была революция, а теперь произошёл бунт, который спровоцировал сам президент, разогнав парламент. А тот не покорился.

Люди, взявшие на себя смелость восстановить условия, вызвавшие Великую Октябрьскую социалистическую революцию, должны знать и понимать, что этот их шаг непременно приведёт к новой революции. И они ещё понесут за это кару.

Читал статью Л. Н. Толстого «Не могу молчать» (против расстрелов революционеров). Её бы почитать нынешним «победителям», чтобы они не оправдывались аргументом, что революционеры «начали первыми…» Они всегда начинают первыми, откликаясь на непосильный гнёт. И сгорают в огне борьбы: бунты подавляются легко. Но если всё останется по-старому, то из бунтов непременно вырастет революция. Лично я мало верю, что русские смирятся с реставрацией капитализма в России. Значит, впереди вновь громыхнет…

Так я писал тогда в своём дневнике. И, похоже, ошибался. Смирились русские с капитализмом, притерпелись. Впрочем, история не закончилась…

Не миримся. 12 октября я передал написанный мною текст о событиях 3-4 октября в Москве лидеру местной РКРП Енчеву. Что-то братья по духу пытаются предпринять в защиту коммунистов. Увы, нас сейчас шельмуют, выставляют идиотами и убийцами. И это — надолго.

Слушал выступление по радио Ирины Фёдоровны Залевской — бывшего главного редактора пермской газеты «Молодая гвардия», а ныне — редактора газеты «Федерация». Видимо, это её последнее публичное выступление. Власти не простят ей смелости и самостоятельности в суждениях. Она — первый человек, который открыто выступил на стороне защитников Белого дома, заявив, что их там содержали хуже преступников — отключили воду, свет, телефонную связь и вообще все каналы связи с внешним миром. Именно она сказала о продажных газетчиках и депутатах, которые первыми побежали получать причитающиеся им 2 миллиона рублей. Лгать и воровать, говорила она, сейчас норма.

Как Томас Мор? Надо же совпало как: прочёл книгу И. Н. Осинского о Томасе Море. Оказывается, Мор был крупным государственным деятелем, возглавлял английский парламент. Именно он осмелился выступить против короля с его идеей главенства над церковью, т. е., Мор — это были Хасбулатов и Руцкой, а король — это Ельцин. Мор был приговорён к страшной казни: волочить по земле, полуповесить, отрезать половые органы, вырезать внутренности, четвертовать, сжечь… Большими «гуманистами» были эти англичане. Но король всё же сжалился над человеком и ограничился отрубанием Т. Мору головы.

Да, прогресс гуманизма очевиден: наших главных защитников Белого дома приговорили к разным срокам заключения, а потом помиловали вообще.

Приглашение в ВКП (б). 27 октября ко мне поступила анкета от лидера местной организации ВКП(б) Строкова — заполни и вступай в нашу партию. Но, во-первых, я не выходил из КПСС, а то, что её запретили — не моя вина и, возможно, всё изменится еще. Во-вторых, я уже сотрудничаю с РКРП, хотя и не являюсь её членом по тем же причинам. У меня нет оснований разрывать сотрудничество с этой партии в пользу ВКП(б).

Вот это и пришлось разъяснять Строкову.

Вышла «Правда». Это случилось 4 ноября — через месяц после октябрьских событий всё-таки сделаны некоторые политические послабления. Вышло сразу два номера. И в них призыв — подписаться на газету на следующий год до 10 ноября. Буду спешить.

Лучше стало жить? Пошёл постригаться 10 ноября. Бабушка-парикмахер и говорит мне, что стало жить гораздо лучше. Удивился: почему это? Объяснила: денег на новую одежду нет, приходится донашивать всё старое, так что никаких проблем с беганием по магазинам или по рынкам. Времени свободного больше стало.

Вот такая ирония — неожиданная.

Вопрос курсантам. 12 ноября. Курсанты знают, что я — коммунист, а поскольку в стране — антикоммунистическая истерия, то они, видимо, считают себя выше меня и ведут порой самым неприличным, хамским образом. Вот я и спросил их: «Какие качества полковника Бондаренко позволяют курсантам вести себя с ним наглым образом?» И как-то забыл об этом вопросе.

А через несколько дней от одного из курсантов пришел ответ на мой вопрос из двух слов. В записке было сказано: «Доброта и порядочность». Я сначала даже не понял, о чём речь. Но потом вспомнил свой вопрос и в душе порадовался. Значит, есть и среди курсантов думающие головы. И порядочные души.

Нет Советского Союза? 8 декабря. Никто ничего не понимает: у народа отобрали страну. Люди ходят по городу, словно только что проснулись. Прячут глаза. Говорят о совершенно повседневных вещах. Кажется, что, объяви сегодня СССР штатом Армерики, никто бы не возмутился. Смятение полное. В училище — обычные занятия. Нет СССР, но есть же СНГ, может, это будет лучше СССР? Никто ничего не понимает толком…

Этим я ограничу свои выписки из дневника 1993 года. Честно говоря, я ожидал от них большего. Думал, что тут каждая строчка будет сочиться кровью, что голос будет дрожать от каждой фразы.

Объяснение этому спокойствию простое. Народ тогда на самом деле был чудовищно дезориентирован. Мало кто понимал всю глубину трагедии, которая только началась в стране. Уже в 1994 году грянет первая чеченская война. Сколько людей не родится, сколько людей погибнет, сколько людей переживет чудовищный излом в своей судьбе, тогда мало кто это предполагал.

Людям свойственно надеяться на лучшее. Они и надеялись. Я же в отличие от многих предвидел большие беды нашему народу. Образованному человеку недостойно поддакивать власти, ему подобает называть вещи своими именами. Гибель СССР была трагедией, прочие суждения — от лукавого.

Николай БОНДАРЕНКО,

главный редактор газеты «Родина».

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 29 ноября 2018 г.  на сайте ЦК КПРФ,  а также  на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

семь + девятнадцать =