Партия велела — комсомол ответил: «Есть!»

В 1954 году, призывая молодёжь ехать в Казахстан на освоение целинных и залежных земель, страна Советов ещё была в послевоенных руинах, но уже вся в строительных лесах. Восстанавливались промышленность и сельское хозяйство, города и сёла, в стране царил невиданный энтузиазм народа-победителя. Простор для деятельности каждого человека был необъятным: «Твори, выдумывай, пробуй!» (В. Маяковский). Призыв коснулся и меня.

После окончания строительного института я уехал в Акмолу (ныне Астана) осваивать строительную целину. Было очень тяжело, порой невыносимыми казались условия работы, хотелось вернуться домой на Украину, где остались мои братья, отец и мать.

Существует неформальная статистика, говорящая о том, что человек, проработавший на казахстанской целине в течение двух лет, не может быть здоровым, а я выдержал на ней не два, а 15 лет. Зимой в тридцатиградусные морозы и снежные бураны приходилось жить в палатках и продувных, собранных из щитов бараках без всяких бытовых удобств, кроме «буржуйки» или, в лучшем случае, кухонной кирпичной плиты. С вечера натопишь соломой печку докрасна, а утром не можешь разогнуться от холода, умоешься снегом, потому что вода в ведре замерзала, и бежишь на работу.

В одной из строительных бригад увидел симпатичную комсомолочку с ласковым именем Машенька и предложил ей стать моей женой. Раздумывать в этом деле не стал. Я увидел, как она добросовестно вкладывает душу в квадратные метры оштукатуренных ею стен, и понял, что ошибки в выборе важнейшего в жизни шага не будет.

Почему я смог работать в столь экстремальных условиях? Объяснение здесь простое – меня воспитала так семья. Отец и мать – комсомольцы 30-х годов прошлого столетия. Это были несгибаемые перед трудностями люди, участники организации одной из первых коммун «Заповiт Ленiна» на Украине, располагавшейся в стенах монастыря Матроны в Черкасском округе. Коммуну возглавил коммунист Мункин – рабочий из Харькова.

Мои родители много работали, отец одновременно учился в лесном техникуме, а мать осваивала грамоту в ликбезе. Вскоре отца избрали заместителем начальника по производству, а мать направили воспитателем в детский сад-ясли и вооружённую охрану хозяйства монастыря. За поимку кулака, пытавшегося ночью насыпать песок в цилиндры паровой машины, моя мама была награждена красной революционной косынкой и отрезом материи на юбку. В стенах монастыря молодые люди стали комсомольцами, там и семью создали.

В 1932-1933 годах на Украине и в ряде других регионов страны начался голод, не миновал он и коммунаров. Тогда два комсомольца решили ехать на Кубань, чтобы добыть там хотя бы немного зерна. Это был мой отец и его друг Фёдор. С помощью умельцев коммуны было изготовлено несколько комплектов необычайно красивой конской упряжи, за которую комсомольцы выменяли по два мешка пшеницы и кукурузы. Мешки переносили на спинах на большие расстояния, перевозили на крышах железнодорожных вагонов, отбивались от бандитов, но доставили в коммуну. Там зерно перемололи на муку, добавили перетёртые жёлуди, лебеду, крапиву и выжили до очередного урожая.

Коммуне и окружающим селам досаждали «самостийники», жгли дома, сельскохозяйственные постройки, убивали активистов комсомола, партии и деятелей Советской власти. Отряд комсомольцев и милиции окружил банду в камышовых плавнях и уничтожил. Погибших милиционера и двух комсомольцев хоронили люди со всех ближних к коммуне сёл. Началась массовая запись людей в коммуну, они несли в неё своё нехитрое имущество и даже мелкую живность.

Грянула Великая Отечественная война. На второй день мой отец Павел Иванович ушёл на фронт, а мать Екатерина Арсентиевна с нами, тремя малолетними сыновьями, два с половиной года скрывалась от фашистов. Все бывшие коммунары были расстреляны фашистами. Из села Буда только одному человеку удалось бежать. Немцы не щадили ни стариков, ни женщин, ни детей. Деду моему по матери, коммунару Арсентию, выкололи штыком глаза за то, что не просил пощады, и закопали живьём.

После войны, израненный и с окопным туберкулёзом, мой отец самозабвенно трудился и не дожил до старости. Это был настоящий коммунист. Со своими сыновьями он не проводил специальных воспитательных бесед.

Вся семья равнялась на него, училась у него чести, трудолюбию и приобщалась к коммунистической морали. Все эти задатки у меня от отца с матерью, и я, комсомолец шестидесятых, был просто обязан выстоять на целине. Мы с отцом даже перекликались на страницах журнала «Партийная жизнь» – органе ЦК КПСС: сын – начальник строительного управления на целине, а отец – председатель колхоза на Украине.

Я только сейчас, с высоты своих лет, могу признаться в том, что в комсомольском возрасте в моём сознании выработалась и укрепилась цель жизни – совершить подвиг, в противном случае смысла в жизни я не видел. Это звучало пафосно, и признаться в этом даже самому близкому другу было невозможно. Но это так, подвиг я совершил: строительную целину освоил, а значит, прожил не зря.

На целине мне довелось встретиться с «целинным Маресьевым» – Леонидом Картаузовым.

В совхозе «Новоишимский» у меня был строительный участок, а Леонид работал в соседнем совхозе «Родина». В войну он подорвался на мине и остался без ног. Долго уговаривал он ребят из комитета комсомола отправить его на целину, но согласия не получал. Обманом комсомолец всё-таки добился своего, работал на целине трактористом и комбайнером, был передовиком производства, никогда не жаловался на здоровье, а по ночам мучился от боли и держал культи в холодной воде, чтобы остановить кровотечение.

Этого мужественного человека страна оценила по заслугам – он стал Героем Социалистического Труда. В 1974 году Леонид встретился с самим Алексеем Маресьевым на конференции сторонников мира в Москве. Герой – лётчик и герой – тракторист.

Комсомолец Михаил Довжик из Запорожья работал в Атбасарском районе бригадиром комсомольско-молодёжной тракторной бригады имени 50-летия комсомола, стал инициатором повышения урожайности пшеницы. Это был первоцелинник, и его палатка долго была развёрнута в Музее имени Октябрьской революции. Ныне это Музей современной истории России, и палатка Героя Социалистического Труда М. Довжика никого не интересует.

Даниил Нестеренко был бригадиром комсомольско-молодёжной бригады в совхозе «Дальний». Это совсем рядом с посёлком Есиль, где я начинал свою работу на целине. В весеннее время он спешил перебросить через местную речку трактора своей бригады по льду. Лёд подтаял, и один из тракторов С-80 начал проваливаться под собственной тяжестью. Тракторист успел выскочить на лёд, а Даниил бросился спасать машину. Не успел – трактор ушёл на дно вместе с бригадиром.

После смерти Даниила его товарищи стали разбирать вещи в самодельном чемодане из фанеры и обнаружили удостоверение Героя Советского Союза. Работали вместе, и никто из членов бригады даже не догадывался, что рядом с ними герой, который в 1943 году отличился при форсировании Днепра. В войну преодолел могучую реку, в Берлине, под шквальным огнём фашистов, форсировал Тельтов канал, а утонул в речушке Жаныспайке, которой даже на карте нет.

Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. Брежнев в своей книге «Целина» очень тепло писал о Данииле, упоминал о саженцах фруктовых деревьев, которые привёз с собой Даниил из Украины.

Можно долго говорить о комсомольцах-целинниках и приводить примеры о их героическом труде. Среди них не только герои, отмеченные Родиной высокими наградами, но и совсем незвестные, не удостоенные даже медали «За освоение целинных и залежных земель».

Не могу обойти вниманием комсомольца Жабровца Ивана Степановича. Судьба его трагична. Судовой механик Иван Жабровец завершал службу на флоте, писал постоянно письма своей невесте, которая уехала на целину вместе с подругами. Не заезжая домой после службы, устремился к невесте в Жаксинский район Целиноградской области. Опоздал, приехал месяц спустя после смерти невесты. Из отделения совхоза шла она на центральную усадьбу, попала в буран, сбилась с дороги и замёрзла в степи. Оставаться в совхозе Ваня не мог, из личных вещей невесты взял пачку своих писем и свой портрет в рамке, который стоял в бараке на тумбочке.

Уехал куда глаза глядели. Так он оказался в Целиноградском строительном управлении, где мне довелось работать начальником. Отличный специалист, надёжный товарищ, скромный и молчаливый, потрясённый смертью любимого человека, Иван работал механиком. Брался за выполнение самых опасных и срочных заданий.

В советское время укоренилась, на мой взгляд, негативная тенденция делать подарки стране к определённым датам. На первый взгляд, это неплохо, но, когда на стройке огромный фронт работ, приходилось объекты штурмовать в ущерб качеству и создавать искусственные трудности коллективам строителей. Так было со строительством мощного в Казахстане щебеночного завода в Алексеевке.

Приближался Новый год, на улице за тридцать градусов мороза со знаменитыми казахскими ветрами, а у нас большой объём работ с мокрыми процессами. В строящихся цехах и галереях надо было создать хотя бы небольшую положительную температуру. За дело взялся Ваня. Со своими слесарями он сконструировал огневые калориферы на солярке, приспособил тракторные топливные насосы с форсунками, которые впрыскивали топливную смесь в жаровые трубы. Работали круглосуточно, во вторую и третью смены.

Я вместе с Ваней, мастерами и прорабами спал на транспортерной ленте готовых к наладке конвейеров рядом с горячими металлическими трубами.

С задачей мы справились, за два дня до Нового года развезли рабочих по месту жительства. Собрались и мы с Ваней уезжать в Целиноград, но несколько задержались, собирая оставленные в цехах кабели и другие дефицитные материалы, могущие стать добычей недобросовестных людей. С 30 на 31 декабря мы с Ваней и водителем Володей проснулись от ужасного холода – закончилась солярка в огневом калорифере, и мы на транспортерной ленте окоченели так, что с трудом разогнули спины. До Целинограда 120 километров, а дороги практически нет, только кучи щебня и гравия, задерживающие снег и создающие непреодолимые наносы. А тут ещё и буран начался, сквозь снежную метель ничего не видно. Образовалась автомобильная пробка, что очень опасно. Если нас не выручат дорожные службы, то нам крышка.

Водитель ГАЗ-69 Володя достал своё изобретение для отопления в салоне — с помощью металлической трубы и паяльной лампы. Стоим, экономим горючее, дрожим от холода, ждем помощи. Из снежного плена нас освободили уже в новом году, все заболели.

Ваня после самолечения попал в больницу с воспалением легких, таял на глазах. Каждый вечер после работы я навещал его в палате и видел, как постепенно из молодого тела уходит жизнь. Перед смертью он сказал: «Жаль, что умирать приходится, что нам больше не встретиться, а впереди сколько дел». Тогда я не мог сдержать эмоций, вышел из больничной палаты, а по щекам текли слёзы.

Вот такие были ребята, их уехало на целину около шестисот тысяч человек. Люди в возрасте просто не выдерживали тех условий для работы и проживания.

Целина состоялась, и ежегодно страна получала один миллиард пудов пшеницы.

Республика Казахстан стала индустриальной и хлебной, появились промышленные города: Экибастуз, Байконур, Темиртау, Кентау, Рудный, Ермак, Шевченко, Аркалык. За годы освоения было вспахано 41,8 миллиона гектаров целинных земель. Площадь освоения превосходит размеры Англии, Франции и ряда других европейских государств.

Только за 1954- 1959 годы в освоение земель было вложено 37,4 миллиарда рублей, получена прибыль 3,7 миллиарда советских рублей, когда доллар составлял всего 85 наших копеек. Всё это было сделано руками молодых, а за спиной уже стояли гигантские стройки коммунизма и БАМ.

Магнитогорск – это комсомол, Асбест, Комсомольск – на – Амуре, Братск, целина, освоение нефтяных промыслов Сибири и Крайнего Севера – всё это комсомол. Стаханов, Островский, Маресьев, Матросов, Космодемьянская, молодогвардейцы Краснодона, Гагарин и тысячи других героев – это тоже комсомол.

Комсомол – уникальная и неповторимая, эффективно работающая общественная организация, исповедующая коммунистические моральные принципы.

Приближается 100-летие со дня образования ВЛКСМ. Хочу поздравить с этим праздником всех, кто предан идеям комсомола.

Комсомол – это сталь, которая закалялась в огне трудовых и боевых будней, но не расплавилась.

Обращаюсь к нынешним ребятам из ЛКСМ: будьте достойными своих предшественников, смелее, активнее работайте среди молодёжи, вместе с КПРФ приближайте светлое будущее страны.

С.П. КУЧЕРЕНКО

Ставрополь.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 11 октября 2018 г.  на сайте ЦК КПРФ,  а также  на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.-

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

два × 5 =