На пути к революции большинства

К 100-летию Великого Октября

«Большевистские идеи и лозунги в общем подтверждены историей, но конкретно дела сложились иначе, чем мог (и кто бы то ни был) ожидать, оригинальнее, своеобразнее, пестрее» (В.И. Ленин. «Письма о тактике»).

Мы вновь и вновь возвращаемся к ленинской тематике, каждый раз открывая новые стороны в его наследии, «как в доме собственном мы открываем ставни» (В. Маяковский). Как не удивляться ленинским словам, если они утверждают его как мыслителя-марксиста: «Всё, что приводит людей в движение, должно пройти через их голову, но какой вид оно примет в этой голове, в очень большой мере зависит от обстоятельств».

Коснёмся некоторых замечаний В. И. Ленина по поводу Февральской революции в России, опубликованных в «Правде» 7 апреля 1917 г. и известных как «Апрельские тезисы».

Быстрый, скоротечный успех первой буржуазной революции в России не принёс пролетариату и крестьянству ничего, кроме радости свободы освобождения от царизма, максимума легальности революционной деятельности и отсутствия всякого насилия со стороны властей (до поры до времени, конечно).

К Февральской революции социал-демократическая партия (большевики) насчитывала всего 24 тыс. человек, но она была наиболее крепкой в организационном отношении среди других партий, хотя многие её деятели были в эмиграции, тюрьмах и ссылках. Поэтому возродившиеся после 1905 года Советы рабочих и крестьянских депутатов на местах состояли в основном из меньшевиков и эсеров.

Кроме того, Ленин неоднократно подчёркивал, например, в «Письмах о тактике», не называя имён, что «старые большевики» «не раз уже играли печальную роль в истории нашей партии, повторяя бессмысленно заученную формулу вместо изучения своеобразия новой, живой действительности». Ю. Пятаков считал, что при империализме границы стираются и национальный вопрос отпадает; Е. Ярославский, Г. Петровский считали, что буржуазная республика в России может существовать долго; И. Сталин и Л. Каменев – большевики могут быть во Временном правительстве лояльной оппозицией; А. Рыков и В. Ногин считали это закономерностью.

Тезисы, неоднократные выступления В. И. Ленина ответили на все вопросы, поставленные жизнью в тот момент.

Прежде всего необходимо было сделать анализ, разъяснить политику Временного правительства, блока буржуазных партий, примкнувших к ним социал-демократов, социалистов-революционеров, народных социалистов и других «тоже социалистов».

Ещё К. Маркс и Ф. Энгельс отмечали, что буржуазия сразу поняла: принятие их правительствами кодекса гражданских и других свобод угрожает их финансовому благополучию, следовательно, самому их существованию. Поэтому она (в России тоже) поспешила объявить социализмом всё: буржуазный либерализм, буржуазное просвещение, буржуазную финансовую систему.

В течение всей буржуазной революции в России население пугали «государством-коммуной», «введением социализма», где «всё общее», прочими сказками, взятыми из социал-демократической литературы. В. И. Ленин дал жёсткий ответ Л. Каменеву, вбросившему такую информацию: «Я не только не рассчитываю на «немедленное перерождение» нашей революции в социалистическую, а прямо предостерегаю против этого»; «даже ввести в Россию государство-коммуну (т. е. государство, организованное по типу Парижской коммуны) нельзя немедленно». В. И. Ленин указывал, что «необходима каждодневная, систематическая, терпеливая, разъяснительная работа внутри Советов всех уровней, чтобы все (или большинство) поняли вред и ошибочность политики Временного правительства (Чхеидзе, Церетели и пр.), необходимость перехода всей власти к Советам рабочих и крестьянских депутатов. Только тогда можно было говорить о социалистической ориентации нового правительства».

Вместо дискуссии о преимуществе Советов перед парламентской республикой, их демократичности, полезности и необходимости для государства Каменев уводил этот вопрос в сторону, говоря о «расчётах на немедленное перерождение»; вместо острейших вопросов о борьбе с бесхлебьем, разъяснения преимуществ Советов перед парламентской республикой – бессодержательные якобы научные разговоры о перерождении.

Меньшевик П. П. Маслов предупреждал буржуазию об опасности зарождения в стране социализма, но успокаивал рабочих и крестьян. По его мнению, буржуазная революция в России «неизбежно будет… социалистической», т. к. повлечёт за собой изменения «не только в сфере организации производства», но и «в сфере распределения национального дохода»: рабочие будут немного больше получать, крестьяне – меньше платить налогов, а «в общем мы будем иметь восходящую линию развития», то есть всем будет хорошо. «Совершенно непонятно, – говорил он, – откуда изнутри страны может вырасти такая сила, которая сделает невозможным дальнейшее социалистическое строительство!»

В. И. Ленин объяснял, что пока ещё Советы не в руках большевиков и поддаются влиянию «таких поваров, как Чхеидзе, Церетели, Стеклов, которые грозят, усовестляют, заклинают, умоляют, требуют, провозглашают… кот Васька слушает, да ест». А все министерские, сколько-нибудь значимые посты в руках богачей – промышленников и помещиков, а то и просто сторонников царизма.

«Мы должны умело, осторожно, прояснением мозгов вести пролетариат и беднейшее крестьянство вперёд от двоевластия к единовластию Советов рабочих депутатов, а это и есть коммуна в смысле Маркса, в смысле опыта 1871 г. … Вопрос не в том, как быстро идти, а куда идти. Вопрос не в том, подготовлены ли рабочие, а в том, как и чему готовить их. Советы – это только зачаточная власть, неопытная в практических вопросах, и потому зачастую сдаёт свои позиции буржуазии. Правительство не совершает ошибки, фактически уступая Советам. В этом виновата недостаточная сознательность и организованность пролетариата и крестьянства».

«Доверчиво бессознательное отношение к капиталистам» – основная причина сдачи позиций в пользу буржуазии. Оно выросло с «революционной быстротой», так как Россия была одной из отсталых стран в Европе как по развитию экономики, так и в социальной сфере — по уровню зрелости рабочего движения и защите прав граждан. Рабочий класс был ещё привязан к собственным промышленникам и предпринимателям мелкими подачками, высокой по отношению к крестьянству зарплатой.

Оппортунистические формулировки, прикрытые социалистическими или даже марксистскими формулировками, принимались, особенно крестьянскими массами, как предвестники демократического переворота.

Ленин объяснял, что о социал-демократическом сознании таких масс можно говорить с большой натяжкой, так как даже самые «сознательные вожаки» ставили задачи лишь демократических преобразований.

«Душители революции» тащат её назад – от Советов рабочих, солдатских, крестьянских, батрацких и иных депутатов «по всей стране, снизу доверху» – к обычной буржуазной, парламентской республике, господствующей, обычной для стран Европы и Америки. А республика Советов – власть особого типа – в этом вся суть. Это власть того же типа, какой была Парижская коммуна».

Источник такой власти – не закон, принятый правительством, а «прямой захват», замена полиции и армии прямым вооружением народа, где за порядком наблюдает сам народ, рабочие, солдаты и крестьяне, чиновничество ставится под особый контроль. «Чтобы стать властью, рабочие должны завоевать большинство на свою сторону».

Сейчас наступает момент зарождения новой демократии, которую нельзя назвать демократией народа, «ибо сам вооружённый народ не может над собою властвовать». Слово «демократия» после марта 1917 года научно неверное, есть шора, надеваемая на глаза народу, «мешая ему строить новое: Советы рабочих, крестьянских и всяких иных депутатов». Общая форма в прежних революциях, говорил Маркс, заключалась в том, что это были революции меньшинства. Если большинство и принимало в них участие, то в форме пассивного участника, создавая видимость революции большинства, а меньшинство, пользуясь этим, создавало видимость выразителя мнения большинства.

«Не уравнивание классов – бессмыслица, на деле неосуществимая, а наоборот, уничтожение классов – вот подлинная тайна пролетарского движения, являющаяся великой целью Международного Товарищества Рабочих» («Мнимые расколы в Интернационале»).

Ю. В. АЛЕКСЕЕВ.

Ставрополь.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 03 августа 2017 г.  на сайте ЦК КПРФ,  а также  на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

четыре × 2 =