Сохраним память. Письмо А.И. Илларионовой из Ставрополя

«Помните!

Через века, через года, помните!

О тех, кто уже не придёт никогда, – помните!

Не плачьте! В горле сдержите стоны.

Памяти павших будьте достойны!

Вечно достойны!»

 Р. Рождественский.

Моя бабушка Анна Афанасьевна Павлючук проводила на фронт троих своих сыновей. Старший сын Пётр пропал без вести под Смоленском. Бабушка ждала его всю жизнь, надеясь, что он жив и вернётся домой. Средний сын Василий вернулся с фронта, там он вступил в партию, был политруком, воевал в армии маршала Конева, брал Берлин, имел боевые ордена и медали. В Ставрополе после войны был заместителем начальника Дома офицеров.

Младший сын Николай ушёл на фронт в 17 лет. Погиб, о его гибели при форсировании Дуная подробно написал его фронтовой друг. Он рассказывал, что Николай был пулемётчиком, сумевшим остановить продвижение немцев. Сражался до последнего, но закончились патроны, и тогда он одну гранату бросил в немцев, а другой подорвался сам…

Мне было пять с половиной лет, когда началась Великая Отечественная война.

12 июня 1941 года мама со мной и братишкой трёх лет приехала из Москвы, где мы жили, в Ставрополь к бабушке. А через несколько дней началась война, пришлось остаться. Я помню, как бомбили город, как немцы на мотоциклах заехали к нам во двор. Нас, детей, спрятали под столом. Возле двора мама вырыла окоп, в нём мы прятались от бомбёжек. Тяжело было в оккупации, голод и холод. Мама с женой брата Василия, который воевал, ходили в лес за хворостом и продавали его, а бабушка шила на продажу ноговицы и фуфайки, зимы были холодные. Перед сном мама нам рассказывала сказки, и мы, голодные, засыпали.

Помню, как встречали Новый 1943 год. Нарядили фикус бумажными самодельными игрушками. К нам пришли соседские дети. Дедом Морозом была мама. Из её рук мы получили кулёчки с подарками: сушёные морковь, свёклу, кусочек жмыха и две вишенки. Как же было вкусно!

Вскоре Красная Армия освободила город.

3-4 класс я училась в Москве. Помню продуктовые карточки. В школе кормили горячим обедом, давали даже сосиски. 1946 год был неурожайным, в следующем — голод. Мы вновь вернулись к бабушке в послевоенный Ставрополь. Дети играли «в очередь»: стояли у стенки как будто за хлебом. Приходила девочка Света, ставила ящик и говорила, что магазин открыт. Света делала вид, что режет хлеб, а мы получали этот воображаемый хлеб и отходили в сторону, чтобы его «съесть».

Взрослые стали нам давать для игры овощи, Света делила всем поровну. Однажды к нам во двор пришла старушка и дала булку хлеба поминать её сыночка. Разделили на всех. Этот кусок хлеба мама разрезала на две части. Одну поделила на всех в семье, а другую оставила на завтра. Такого вкусного хлеба я никогда больше не ела – ни до войны, ни после.

…Прошли годы. Я уже прабабушка четырёх замечательных правнуков. Рассказываю им об оккупации нашего города, как мы голодали и ждали Победу. Часто выступаю в школах перед детьми-школьниками. Мы смотрим кадры о войне, слушаем и поём военные песни. В память о погибших всегда звучит песня «День Победы», которую все слушают стоя.

А.И. ИЛЛАРИОНОВА.

Ставрополь

Это письмо в PDF-версии газеты «Родина» от 21 июня 2018 г.  на сайте ЦК КПРФ,  а также  на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

двенадцать − 4 =