Теория социальной последовательности

Где мы находимся?

Утверждаю, что вне марксизма-ленинизма невозможно понять, что происходит в природе, в её части – человеческом обществе. Ядром исторического материализма К. Маркса является учение о развитии и смене общественно-экономических формаций. Никто уже не оспаривает, что на смену первобытному обществу пришло рабовладение, а на смену рабовладению пришли феодальный, затем капиталистический строй. Если отказаться от этой теории Маркса, то любой, кто это сделает, сразу оказывается в историческом хаосе и начинает не познавать человеческий мир, а придумывать его. Сложнее пока дело обстоит с понятиями «социализм» и «коммунизм». Буржуазные идеологи трубят о том, что коммунизм – утопия, а социализм рухнул. Как пример, приводят факт крушения Советского Союза.

Но можно посмотреть на этот факт и по-другому. Диалектически, а именно: русские коммунисты выполнили завет Ленина и второй раз в истории человечества после него (Польша, Финляндия, Прибалтика в 20-х годах ХХ века) дали нациям право на самоопределение, создание собственных государств, что допускалось и Союзным Договором 1922 года («Хлебнули мы бы кровушки» в 1991 году, если бы не ленинская позиция в Договоре 1922 года!)

Поэтому для меня стоять на позициях марксизма-ленинизма – значит сознавать, что мир после Октябрьской революции 1917 года вступил в эпоху социализма как общественно-экономической формации. Мы находимся уже не внутри капитализма (пусть частично), а внутри социализма и развиваемся в направлении коммунизма.

Советский Союз распался, это беда, но не трагедия по историческим меркам. Трагедия началась бы, если кто-нибудь попытался силой удержать республики и страны в старых рамках. Что касается проблемы «Почему рухнул СССР?», ответ надо искать в необходимости отмирания государства, которую разработали классики марксизма и о чём многие сегодняшние коммунисты начисто забыли. У меня получается, что стоять на позиции Маркса, значит – понимать, что идёт сложное развитие социалистической формации, причём к всемирной победе социализма, но не через мировую насильственную революцию. В эпоху ядерного оружия, она, как мировая война, невозможна. Капитализм может рухнуть сам под тяжестью собственных неразрешимых проблем. Одна из них – «ожирение богатством».

Без сегодняшнего ленинского подхода к национальному вопросу в части признания прав наций на самоопределение не будет и завтрашнего коммунистического объединения народов. Социализм – новая гигантская общественно-экономическая формация, которая только начинает по-настоящему разворачиваться. Разворачивается параллельно с последним этапом капитализма, сближаясь с ним, преодолевая его.

Социализм – переход общества от понятия «эксплуататорские системы» до понятия «неэксплуататорские системы». Любая неэксплуататорская система есть коммунистическая.

К вопросу об отмирании государства

Один из актуальнейших вопросов для нашего времени, как и 100 лет назад, – вопрос о государстве. Что такое государство? Обратимся к классикам марксизма-ленинизма: «Государство есть аппарат насилия над народом. Причём любое государство, в том числе и социалистическое»; «Государство» – это организованное насилие»; «Есть государство, нет свободы… только когда не будет машины подавления народа, т.е. государства, можно будет говорить о свободе».

Не утруждаю себя точными цитатами, потому что любой человек может убедиться в том, что я прав по смыслу, прочитав эти определения в работах К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина.

Современные государства – «чудовищные монстры», многие из которых имеют оружие массового поражения и могут опустошить целые континенты, а некоторые и саму жизнь на Земле. Государство подавляет личность. Все достижения науки и техники служат так называемым «государственным интересам», которые декларируются как забота о благе народа, а на самом деле служат для увековечения господства чиновников. Возьмём Россию, где полностью господствует чиновничий аппарат, то есть государство.

Кто отдал страну на разграбление в 90-х годах и сам принял в этом определяющее участие? Чиновничий аппарат, т.е. государство.

Кто ограбил население страны, изъяв банковские вклады всех граждан сразу? Чиновники, т.е. государство.

Кто месяцами и годами не платил зарплаты миллионам трудящихся и пенсии миллионам пенсионеров, как это происходило в 90-х годах, причём всем и сразу? На такие масштабы насилия не способны никакие капиталисты. Это – чиновники, т.е. государство.

Кто развязал все межнациональные конфликты на территориях бывшего СССР? Чиновники делили власть, сталкивая народы.

В мире дело обстоит не лучше. Не спасает даже то, что государственные структуры берут на себя социалистические функции социального обслуживания народа. В нынешнем, не подконтрольном народу положении, они быстро бюрократизируются, коррумпируются. Чиновники в условиях социализма начинают превращаться в новый эксплуататорский класс с новым типом эксплуатации. Формально не владея средствами производства, они начинают присваивать себе уже не сам труд, а его результаты (прибавочную стоимость) через созданную ими систему распределения. Кому это под силу? Только формированиям наподобие класса.

Что же будет происходить с государством?

Оно будет отмирать. Можно сказать, и «преобразовываться», но буду использовать терминологию Маркса. Государство начнёт отмирать тогда, когда беды от его существования начнут превышать беды без аппарата насилия, называемого «государством».

Возьмём такую проблему, как терроризм. Кому мстят террористы? Не гражданам, а государству. Не будет государства как насильника над личностью, не будет и терроризма.

Но это не значит, что государство «отомрёт» и «ничего не будет взамен». Отмирание – первая фаза преобразования. Обществу предстоит решить следующую проблему: чем отличается чиновник от специалиста? Специалист делает дело как положено, а чиновник – как ему выгодно. Это принципиальное отличие. Конечно, любой чиновник в своей должности в чём-то специалист, а специалист вполне может быть на должности чиновника.

Задача состоит в том, чтобы создать такую систему регулирования обществом, при которой «преимущественно чиновник» становился бы «преимущественно специалистом». То есть развить нынешние государственные структуры в ассоциации специалистов, зависимых от народа, нанимаемых народом, служащих народу. Этот процесс и есть отмирание государства по существу и преобразование его в народное самоуправление.

Под силу это только участникам получения прибавочной стоимости – пролетариату и социалистическим предпринимателям.

Вывод: Внутреннее противоречие, которое завязалось при социализме, раскрывается в необходимости социалистического исторического компромисса труда и капитала ради «отмирания государства», обуздания чиновников.

От диктатуры пролетариата к пролетарской демократии

Защита интересов трудового народа так же естественна для Коммунистической партии, как для человека – дышать. Уверен, что КПРФ всегда будет защищать обездоленных людей потому, что не каждый гуманист — коммунист, но каждый коммунист обязательно гуманист.

Но только этого уже недостаточно. КПРФ – не только партия защиты угнетённых, это прежде всего партия рабочего класса. Если она не предложит рабочему классу новую перспективу, потерпит поражение. Эта перспектива – решение противоречия между трудом и капиталом в социалистических условиях.

Это – главная задача социализма. Обе задачи тесно связаны. Решение их по отдельности невозможно.

Решить противоречие между трудом и капиталом в условиях нового этапа социализма – означает осуществить переход к новому типу общенародной собственности. Я его определяю этапом прямой собственности трудовых коллективов. Что это такое? Реализация на деле ленинского лозунга: «Фабрики – рабочим, землю – крестьянам». Владельцами собственности средств производства становятся трудовые коллективы. Они нанимают руководство и специалистов предприятий (социалистических предпринимателей).

Осуществляется переход от преимущественно государственного к новому типу коллективной или кооперативной собственности, где предприниматель не рантье, а труженик. Переделывание предпринимателя капиталистического в предпринимателя социалистического – одна из сторон работы рабочего класса и крестьянства. Предприниматель социалистический – есть предприниматель без эксплуатации.

Совместные действия рабочих и предпринимателей против безобразий и произвола чиновников могут привести как к устранению эксплуатации, так и к преобразованию государства. Это и будет переходом от диктатуры пролетариата к пролетарской демократии.

В обоснование своих взглядов хочу опереться на классика. «Отправляясь от гегелевской философии права, Маркс пришёл к убеждению, что не государство, изображаемое Гегелем «венцом всего здания», а напротив, «гражданское общество», к которому Гегель относился с таким пренебрежением, является той областью, в которой следует искать ключ к пониманию процесса исторического развития человечества» (Ф. Энгельс. Избр. соч. т. 4).

Ю.Е. МИРОШИН,

первый секретарь Петровского РК КПРФ.

Светлоград.

От редакции. Автор принципиально прав во многих вопросах, но он упустил ленинское положение о том, что советское государство перестаёт быть государством – аппаратом насилия.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 14 июня 2018 г.  на сайте ЦК КПРФ,  а также  на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Один комментарий для “Теория социальной последовательности

  1. Юрий Ефимович

    Июнь 15, 2018 at 1:45пп

    » Автор… упустил ленинское положение о том, что советское государство перестаёт быть государством – аппаратом насилия.» Как раз об этом и статья. Разве сталинские репрессии, это о том, что «советское государство перестаёт государством — аппаратом насилия»?… Или вы могли свободно печатать свои мысли при Брежневе? ЛЮБОЕ государство — аппарат насилия и есть, и именно поэтому Маркс поставил вопрос об отмирании государства и замены его формами народного самоуправления…

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

четырнадцать − семь =