«Чему же учит сегодня советская история?». ​Историк Евгений Спицын в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором Кожемяко

Историк Евгений СПИЦЫН в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

История, особенно охватывающая советское время, вышла за три последних десятилетия на авансцену идеологической борьбы. Враги Советской власти, прибегая к разного рода фальсификациям и одностороннему толкованию фактов, активно использовали коварную перелицовку прошлого в целях помутнения массового сознания, а в конечном счёте — для свержения социалистического строя и развала СССР.
Борьба за умы и души людей на историческом поле продолжается. И сегодня собеседник «Правды» о насущных проблемах этой борьбы — постоянный её участник, известный историк, советник ректора Московского педагогического государственного университета Евгений Юрьевич Спицын. Он не только автор пятитомного «Полного курса истории России», получившего высокую оценку в научном сообществе. Пожалуй, не менее важно и то, что вы сами могли заметить: в так называемых ток-шоу на исторические и вместе с тем сугубо злободневные темы, которые за последнее время устраивает целый ряд телеканалов, он всегда страстно и убедительно отстаивает советскую правду.

Думаю, нашим читателям, как и мне, интересно его мнение по многим волнующим вопросам.

Даже слово «революция» заклеймили как недопустимое

— Прошлый год стал годом 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Отношение к ней и последовавшему затем советскому периоду отечественной истории резко разделило наше общество. Ну а начиная с горбачёвской «перестройки» антисоветизм утверждался у нас фактически как государственная идеология. Юбилей революции, подготовка к нему создали в обществе определённую напряжённость, но вместе с тем у многих, на мой взгляд, вызвали надежду на более объективный и справедливый подход к оценке событий столетней давности. Как сказал поэт, «большое видится на расстоянье».

И вот прошло немало всяческих конференций и «круглых столов», телевидение показало свои фильмы, сериалы и «ток-шоу», к участию в которых, кстати, и вас, Евгений Юрьевич, привлекали. Но как вы считаете, произошло ли хоть более или менее значимое изменение к лучшему в общественном сознании по отношению к революции, Советской власти и её вождям, в оценке социализма и его достижений?

— Вы знаете, ситуация, на мой взгляд, приняла ещё более острый характер. Здесь несколько причин. Во-первых, победившая в 1991 году контрреволюция, имевшая две главные ипостаси — либералов-западников и монархистов-власовцев, в своей ненависти к Октябрю и Советской власти окончательно объединилась. Причём, что любопытно, идейные наследники РЗПЦ, НТС и иных самых злобных антисоветских структур за рубежом и известных содержанок западных спецслужб в своей ненависти ко всему советскому переплюнули даже наиболее отмороженных либералов типа Игоря Чубайса или приснопамятной мадам Новодворской, которые в ельцинский период задавали тон всей антисоветской истерии.

Во-вторых, под видом «объективной истины» во многих телепередачах насаждалась изощрённая или откровенная ложь. Например, что Октябрьская революция — не объективный исторический процесс, порождённый кричащими противоречиями предыдущего развития страны, а «гнусный заговор тёмных сил», «цветная» революция, сляпанная на деньги западных кукловодов. Что «красный террор» по своим гигантским масштабам не шёл якобы ни в какое сравнение с белым террором, что, дескать, он был целенаправленным и предельно кровожадным, а «белый» — лишь ответным, «белым и пушистым». Но это ж самое настоящее враньё, опровергаемое фактами!

В-третьих, многократно разоблачённая ложь о якобы поддельном «Акте отречения» Николая II, о «ритуальном убийстве» бывшего царя и его семьи и прочий антинаучный бред, так сказать, заиграли новыми красками и активно насаждались, особенно сектой «царебожников», которая по факту была и остаётся прямой наследницей самой оголтелой фашиствующей публики из числа известных эмигрантских центров, давно опекаемых разведструктурами США и Западной Европы.

— А как, по-вашему, всё это воспринималось?

— Естественно, наиболее разнузданная клевета вызывала отторжение у большинства наших людей, уже наученных горьким опытом яковлевской пропаганды времён горбачёвской «перестройки». Ведь именно тогда «яковлевский алгоритм» по разрушению Советского Союза одурманил многих советских людей и сыграл немаловажную роль в гибели нашего государства, за свободу и независимость которого советский народ заплатил огромную цену в годы Великой Отечественной войны. Теперь многие наши люди, по-моему, не так наивны, они уже далеко не всё, из того, чем пичкают их центральные СМИ, принимают на веру. Плюс, конечно, и то, что многие российские историки, не заражённые вирусом антисоветчины, перестали сидеть в окопах и нередко давали достойный отпор всей этой публике, в том числе в дискуссиях на радио и ТВ.

Что касается общественной поддержки идей Октября, идей социализма, достижений Советской власти и её признанных вождей, то мне трудно судить объективно на сей счёт. С одной стороны, вроде налицо некое отрезвление массового сознания, особенно в отношении таких исполинских фигур, как В.И. Ленин и И.В. Сталин, в понимании того, что советский период был высочайшим достижением всей нашей истории и т.д. Но, с другой стороны, политические реалии, прежде всего выборная кампания и её итоги, наводят на грустные мысли. Либо люди просто не до конца понимают всей серьёзности проблем, стоящих сегодня перед нашей страной, да и перед всей мировой цивилизацией, либо элементарно заражены «украинским синдромом». Ведь, согласитесь, нынешняя правящая «элита» очень умело сыграла на этом синдроме и продолжает играть. Дескать, вот к чему привела майданная революция на Украине…

— Ну да, дескать, вы тоже этого желаете? Хотя какая уж там революция! Тем не менее на кого-то подобные внушения действуют. Само слово «революция» усилиями власти и её пропагандистской обслуги поставлено под жуткое сомнение, ему придан крайне негативный смысл.

— Пардон, говорю я, да разве революция как глобальный общественный процесс подвластна мантрам заклинаний? Ведь это объективный процесс, происходящий по законам диалектики, в том числе согласно закону перехода количества в качество! Конечно, нынешним «владельцам заводов, газет, пароходов» в России любая революция смерти подобна, поэтому с их стороны устами целой когорты «экспертов», «учёных», «журналистов» и «общественников» продолжается постоянный, в самых разных формах накат на Октябрьскую революцию, её идеалы, на советскую историю, советских вождей… «Яковлевский алгоритм» в «геббельсовской упаковке» по-прежнему востребован.

Советское прошлое — путеводная звезда в будущее

— За последние три десятка лет мне, как и всем нашим соотечественникам, довелось насмотреться и наслушаться о советском времени много чего. И если Александр Зиновьев назвал его вершиной российской истории, то это большинству в нашей стране до сих пор либо неизвестно, либо преподносится как некий забавный курьёз, достойный лишь иронической усмешки. А господствовали все эти годы на телеэкране, в прессе, в разного рода книжных изданиях совсем иные утверждения и другие исторические «наставники». Например, упомянутый вами братишка приватизатора Чубайса, не слезавший с телеэкрана и утверждавший изо дня в день, что советский период — это «чёрная дыра», которая из российской истории должна быть просто-напросто изъята. Примерно то же самое звучало (и звучит!) из уст профессора МГИМО Зубова, одиозного академика Юрия Пивоварова и т.д. и т.п. Несть им числа!

А насколько, по-вашему, совпадает с ними государственная позиция, то есть мнение нынешней власти? Эта позиция официально не была изложена даже в связи со 100-летием нашей революции, но отдельные высказывания руководителей страны свидетельствуют, что антисоветский взгляд на историю им гораздо ближе, нежели советский. Да, единой и обязательной государственной идеологии, по Конституции, у нас не должно быть. Однако не требуется ли всё-таки, на ваш взгляд, больше конструктивной определённости и трезвого, заинтересованного внимания со стороны государства в отношении к базовым советским ценностям и к опыту, к достижениям советской эпохи? Не является ли это вопросом о нашем будущем, а не только о прошлом?

— То, что нынешняя власть изначально заражена вирусом антисоветчины, вообще-то, ни для кого не является секретом. Проявления этого можно наблюдать постоянно. Достаточно вспомнить хотя бы постыдную историю с мемориальной доской Густаву Маннергейму в Ленинграде, то есть тому, кто несёт прямую, я это подчёркиваю, ответственность за Ленинградскую блокаду, за гибель сотен тысяч ленинградцев и создание концлагерей на территории Карелии, в том числе в Петрозаводске. Или, скажем, постоянные отсылы властей предержащих к творчеству Ивана Ильина, который восторгался идеологией германского нацизма и критиковал её только за один-единственный огрех — «отсутствие православия». А разве не Иван Ильин, уже после разгрома третьего рейха, уповал на фашистские режимы Франко и Салазара как опорные точки возрождения национал-социализма?

Что ж тут скажешь: мы страна «победившего капитализма» в самом худшем его варианте — «феодально-компрадорском». То, что самых одиозных олигархов 1990-х годов отодвинули от власти и частично от кормушки, абсолютно ни о чём не говорит. Это лишь верхушка айсберга. Страной как правил, так и правит крупный капитал, а во главе публичной власти его ставленники, которые давно и очень успешно, особенно за последние годы, поднаторели в патриотической риторике.

Надо ведь понимать: тот конфликт, который сотрясает мир последние десять лет, — это вполне традиционный межимпериалистический конфликт, который просто-напросто (для пущей убедительности) заряжен традиционной же русофобией. Ничто не ново под луной, об этом ещё в начале ХХ века предельно чётко говорил и писал В.И. Ленин. Это только при Н.С. Хрущёве, а затем и Л.И. Брежневе, которые, будучи генсеками ЦК, абсолютно «не петрили» в марксистской теории, свора хрущёвских «шестидесятников» протащила в марксизм-ленинизм ревизионистские идеи, на базе которых затем зародились «еврокоммунизм», теория «конвергенции» и прочая лабуда, которой очень грамотно и умело воспользовались наши идеологические враги. Вспомните, что уже на рубеже 1950—1960-х годов центральный партийный аппарат был забит перерожденцами или внутрипартийными диссидентами, которых сам Л.И. Брежнев называл «мои социал-демократы» — Арбатов, Бовин, Шишлин, Бурлацкий, Черняев и т.д. Именно эти ребята в годы горбачёвской «перестройки» и составили костяк той команды идеологических шавок, которая под чутким руководством Александра Яковлева реализовывала его известный «алгоритм».

— Результат известен: уничтожение Советской власти и Советского Союза.

— Что касается советского наследия, то здесь у них всё очень избирательно, по-иезуитски хитро. Например, славим советский народ за разгром гитлеровской Германии и милитаристской Японии, проводим «Бессмертный полк» и парады Победы, но — ленинский Мавзолей стыдливо загораживаем, а имя И.В. Сталина отправляем на помойку. Берём из советской эпохи только то, что выгодно, ибо своих достижений маловато, а детишек всё же надо на чём-то воспитывать. Поэтому говорим «да» Великой Победе, советской атомной бомбе и советскому освоению космоса — и тут же нещадно поливаем грязью, бесстыдно лжём про сталинскую индустриализацию, коллективизацию, культурное строительство и все прочие достижения Советской власти.

Более того, как говорится, трендом всех последних лет стало буквально воспевание императорской России, в которой якобы всё было гармонично и духоподъёмно. Рассказываем сказки про великих реформаторов — С.Ю. Витте и П.А. Столыпина, ставим им памятники и открываем мемориальные доски, ставим памятник Александру III, создаём новые комиссии по Николаю II и т.д. Но при этом за все эти годы не поставили ни одного памятника советским лидерам. А что, тот же Вячеслав Михайлович Молотов, который более десяти лет был главой Советского правительства, не заслуживает памятника? Ведь именно в этот период создавалась индустриальная мощь Советской державы, без которой мы не выиграли бы войну. Понимаете: не выиграли бы! А значит, нас сейчас просто не было бы как нации, как государства. А другой советский премьер — Алексей Николаевич Косыгин, который возглавлял правительство четырнадцать лет, тоже не заслуживает памятника?

— Достойнейших личностей в Советской эпохе, память о которых до сих пор не увековечена, множество. Между тем им не только не ставят памятники, а продолжают муссировать вопрос о необходимости сноса Почётного некрополя у Кремлёвской стены и о захоронении тела В.И. Ленина.

— Слушайте, но нельзя же так в конце концов! Зачем на месте одних мифов городить другие? Почему нельзя сказать правду про тех же царских реформаторов, которые своими преобразованиями не решили ни одной из кричавших тогда проблем? Пытались решать их опять за счёт народа и, по сути, породили революцию…

Вот вроде бы вполне заслуженно стали отдавать дань памяти героям Первой мировой войны, но стыдливо умалчивают о том, что эта война не нужна была русскому народу, что к войне подготовились плохо, за очень редким исключением вели её бездарно, положили ни за что миллионы людей. Ведь Ленин был абсолютно прав, когда говорил, что эта война была империалистической бойней, войной захватнической со стороны обеих воюющих коалиций! Именно поэтому «человек с ружьём» сыграл ключевую роль в событиях 1917 года. Кстати, государя императора об этом предупреждали П.Н. Дурново и другие, но всё случилось так, как случилось. И это тоже урок…

— На сегодня, увы, невыученный или забытый. И не преподающийся в правильном ключе новым поколениям.

— Говоря об отношении к советским ценностям и достижениям, заявляю: это, безусловно, сегодня не столько народная ностальгия, сколько путеводная звезда для настоящего возрождения страны! Имея за плечами такой колоссальный исторический опыт, в том числе и горьких ошибок, не только можно, но и нужно обратиться к нему. Разумеется, не просто на уровне банальной риторики, а в практической плоскости повседневной работы. Это жизненно необходимо для страны.

Только, боюсь, глубокого осознания этого на властном верху не произошло. Не могут там понять одной элементарной истины: в стае империалистических хищников Россия — слабое звено, её никогда не пустят в «клуб избранных», она всегда будет изгоем в стане воротил мирового капитала. И неважно, кто будет сидеть в президентском кресле — «патриот», «западник» или «нейтрал». Неужели до сих пор нет понимания того, что сама система буржуазных отношений с кучей антагонистических, то есть неразрешимых, противоречий постоянно будет провоцировать военный психоз и антироссийскую истерию? По-настоящему Россия сможет возродиться, только приняв серьёзный альтернативный, социалистический в основе проект. Где-то в глубине души ещё теплится надежда на него, но, прямо скажу, у меня она всё больше угасает, поскольку на смену подлинно научному познанию мира всё больше приходит мракобесие, маскируемое видимостью возвращения к национальным истокам и традициям…

Взгляд на Гражданскую войну век спустя

— Начиная с нынешнего года мы отмечаем 100-летие начала Гражданской войны в нашей стране. Жестокая, кровопролитная, братоубийственная… Всё так. Но ведь в трактовке тех событий, как и во всём другом, превалирует давно знакомая тенденция: обвинить большевиков. Дескать, они и только они — большевики, коммунисты — повинны в том, что разгорелась тогда война. Но разве это верно? И как донести до людей правду об истинных причинах непримиримого единоборства, развернувшегося век назад?

Между прочим, интуитивно многие чувствуют сегодня, за кем была правда в Гражданской войне. Скажем, телеканал ТВЦ провёл опрос: «На чьей стороне — белых или красных — были бы вы?» Девяносто (!) процентов ответили: «На стороне красных». И такое свидетельство далеко не единственное. О чём это говорит? Нынешние «белые», конечно, иные, но человек труда видит их в олигархах и других подобных эксплуататорах, которые обогатились и продолжают обогащаться за чужой счёт, а также в их обслуге. Должна ли история учить социальной справедливости и как в сегодняшних условиях этому учить?

— Буду говорить тезисно.

Первое. Конечно, большевики не призывали к Гражданской войне и не начинали её, всё это ложь. Наши оппоненты, особенно самые агрессивные из них — «царебожники-сектанты» и псевдоправославные активисты — в доказательство своей правоты традиционно приводят известный ленинский лозунг «о превращении войны империалистической в войну гражданскую», который был выдвинут В.И. Лениным в ряде его работ, в частности «Война и российская социал-демократия», опубликованной в начале ноября 1914 года.

Однако он имел в виду совсем иное. Он говорил о пролетарской революции, то есть традиционном главном лозунге марксистов, подчёркивая лишь то обстоятельство, что в условиях войны любая революция и есть гражданская война. Этот лозунг вытекал из всех условий империалистической войны, а в первую очередь из того, что именно она и только она, но не большевики, создала новую революционную ситуацию в большинстве стран Европы, прежде всего в России, где и так с 1910 года начался стремительный рост новых антиправительственных выступлений, очень схожих с революционной ситуацией 1902—1904 годов.

Второе. Что касается вопроса об ответственности за развязывание широкомасштабной Гражданской войны, давайте начнём с того, что, по мнению многих современных историков, первые видимые очаги вооружённого гражданского конфликта возникли уже в ходе Февральского переворота, главными бенефициарами которого стали либералы, эсеры и меньшевики. Уже тогда число жертв революционной стихии измерялось тысячами, и не только в Петрограде и Москве. Во-вторых, в октябре 1917 года к власти пришли не большевики, а коалиция большевиков и левых эсеров, и эта власть была узаконена вполне легитимным (в условиях революционного процесса) Вторым съездом Советов. Именно тогда началось триумфальное шествие Советской власти по стране, и в подавляющем большинстве регионов эта власть устанавливалась мирно, без кровопролития.

К тому же следует подчеркнуть, что большевики отнюдь не собирались сразу широкомасштабно строить социализм. Основу их тогдашней программы составляли ленинские «Апрельские тезисы», где чёрным по белому было написано, что «нашей непосредственной задачей» является «не введение социализма тотчас», а переход «лишь к контролю со стороны С.Р.Д. за общественным производством и распределением продуктов».

Однако хорошо известно, что саботаж декрета «О рабочем контроле» спровоцировал «красногвардейскую атаку на капитал», проведённую зимой 1918 года. Но уже в апреле того же 1918-го Ленин в своей работе «Очередные задачи Советской власти», вернувшись к «Апрельским тезисам», вновь предложил компромисс буржуазии, выразителями интересов которой были кадеты, эсеры и меньшевики. Но нет, они уже были заряжены на разжигание широкомасштабной Гражданской войны! Причём огромное количество фактов и документов подтверждает, что главным интересантом и спонсором этой войны стали европейские и заокеанские «партнёры».

Напомню: уже в декабре 1917 года в Тифлисе, на совещании американского консула Л. Смита, главы британской военной миссии генерала Дж. Шора и двух французских военных атташе — полковников П. Шардиньи и П. Гюше, было принято решение поддержать российских «демократов». А незадолго до нового года они совершили скоротечный вояж в Новочеркасск, где сообщили генералу М.В. Алексееву, одному из лидеров «белого движения», о выделении внушительных денежных сумм для борьбы с большевистским режимом.

— Это стало уже прологом к развернувшейся вскоре интервенции ряда иностранных держав против Республики Советов?

— Да, Гражданская война, по сути, стала результатом сговора двух сил — так называемых февралистов и их иностранных спонсоров, которые очень скоро перестали ограничиваться только финансовой помощью, а перешли к открытой интервенции против нашей страны.

Теперь третье. Что касается «красного» и «белого» террора, то вопрос этот, по-моему, в принципе уже достаточно изучен, особенно в специальных монографиях известного питерского историка Ильи Ратьковского. Однако наших оппонентов, прежде всего из лагеря ультрамонархистов, не убедить, кажется, ничем. Они упорно отрицают массовость и систематичность белого террора, сводят всё лишь к «отдельным инцидентам».

Но достаточно посмотреть на систему управления белых правительств, например того же адмирала А.В. Колчака в Сибири и на Урале, где была провозглашена и жёстко реализовывалась кровавая диктатура «Верховного правителя России», и мы увидим, что она базировалась на системе концлагерей, заложничества, массового уничтожения мирного населения, включая расстрелы каждого десятого заложника, и т.д. Причём весь этот террор базировался на официальных приказах не только самого адмирала А.В. Колчака, но и членов его правительства, в том числе военного министра генерала Н.А. Степанова, генерал-губернатора Енисейской губернии генерала С.Н. Розанова и командующих Иркутским, Приамурским и Западно-Сибирским военными округами генералов В.В. Артемьева, П.П. Иванова-Ринова и А.Ф. Матковского.

К вопросу о «сталинских репрессиях»

— В нашей истории, как и в любой другой, есть особо острые, жгучие и противоречивые страницы. На их основе обычно в первую очередь возникают разного рода спекуляции, фальсификации и т.д. Это, например, ГУЛАГ, «сталинские репрессии», спекулируя на которых перечёркивают весь советский период в целом. Я знаю, вы только что закончили работу над книгой о Сталине. Да и в других ваших трудах, в общении со студентами или в тех же телевизионных «ток-шоу» от этих тем не уйти. Как считаете, удаётся ли вам быть в их трактовке достаточно убедительным?

— Как вы понимаете, я не могу давать оценку самому себе. Пусть её дают мои коллеги и мои читатели, слушатели. Вы ж поймите, я не стою на позициях полного отрицания, а уж тем более полного оправдания репрессий. Но я акцентирую внимание на следующих фактах и обстоятельствах.

Во-первых, репрессии как таковые — это инструмент любой (я подчёркиваю: любой!) государственной власти. Ещё ни один политический режим или тип классового государства не обходился без репрессий. Не случайно очень часто силовой блок исполнительной власти, то есть правительства, именуют репрессивным аппаратом. Более того, Маркс и Ленин, говоря о классовой сущности государства, утверждали, что оно есть машина подавления одного класса другим, аппарат насилия и аппарат господства правящего класса.

Во-вторых, давайте признаем, что само укоренившееся словосочетание «сталинские репрессии» тоже вызывает массу вопросов, особенно в свете последних научных исследований историка Юрия Николаевича Жукова. Он ведь во многом по-иному увидел происхождение этих репрессий, которые, пожалуй, гораздо справедливее назвать «секретарскими репрессиями». Дело в том, что их инициаторами выступили именно первые секретари ряда рескомов, крайкомов и обкомов партии, прежде всего — Р.И. Эйхе, Н.С. Хрущёв, П.П. Постышев, Е.Г. Евдокимов и И.М. Варейкис. К тому же, вопреки расхожим представлениям, И.В. Сталин тогда отнюдь не был всесильным и единоличным диктатором, а критически зависел в тот период от настроений и интересов именно того самого секретарского корпуса, который составлял костяк ЦК ВКП(б), формировавший, как известно, на своих пленумах персональный состав Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК.

Наконец, вполне законное негодование и отторжение вызывают бесконечные байки записных антисталинистов и антисоветчиков о совершенно невероятных масштабах этих репрессий. Ведь в научный оборот давным-давно введены две служебные записки С.Н. Круглова, Р.А. Руденко и К.П. Горшенина (руководители советских силовых структур) на имя Н.С. Хрущёва и Г.М. Маленкова, которые дают вполне адекватное представление о реальном масштабе «политических репрессий», причём за огромный период — протяжённостью в 33 года, то есть с января 1921-го по декабрь 1953 года.

— К этим важнейшим документам стоит добавить и обширные, очень обстоятельные статистические исследования, проведённые историком Виктором Земсковым, к сожалению, ныне уже покойным.

— Согласен. И вывод тут один: никаких миллионов, а уж тем более десятков миллионов жертв, о которых трендели и трендят все эти солженицыны, гозманы и сванидзе, не было и нет. Тем более далеко не все жертвы этих репрессий были невинны, многие из них получили за дело и по заслугам — те же власовцы, бандеровцы, участники бандформирований, иностранные агенты и шпионы, расхитители социалистической собственности и т.д.

А что касается расхожего тезиса об уничтожении русского крестьянства в годы коллективизации, то всем любителям этой лжи советую почитать последнюю работу упомянутого вами доктора исторических наук Виктора Николаевича Земскова «Сталин и народ: почему не было восстания». Там содержатся преимущественно цифры из архивов, но они весьма красноречиво показывают отношение большей части советского крестьянства и к политике коллективизации, и к политике раскулачивания, и к другим «инновациям» сталинского руководства. В сухом остатке следует: сталинский курс был поддержан подавляющим большинством народа, 85 процентами населения советской деревни.

— Как вы объясняете это?

— Причин, я думаю, несколько, и о них надо говорить отдельно. А здесь выскажу лишь одно сугубо личное соображение.

Многовековой русской территориальной общине, по-моему, был изначально чужд частнособственнический инстинкт, например, там не было частной собственности на землю и иные средства производства. Это сейчас пытаются нас всячески убедить, что право частной собственности «священно и неприкосновенно». А откуда это взялось? В чём и почему святость этого права? В фальшивых буржуазных теориях, которые на Западе давно возвели в юридический канон?

Все эти теории «естественного права», «общественного договора», «разделения властей» и т.д., рождённые в головах европейских «просветителей» Нового времени, были лишь идеологической мишурой, цветными фантиками, яркой гирляндой для прикрытия исключительно классовых, шкурных интересов «третьего сословия». То есть давно оперившейся европейской буржуазии, усиленно рвавшейся к политической власти.

И никакими «универсальными ценностями» теории эти, разумеется, не обладают. Всего лишь мантры-заклинания очередных слуг капитала, не более того. Здесь подлинными интересами трудового народа и не пахнет. Все эти теории можно и нужно разоблачать, в том числе политическую их составляющую в виде буржуазной «демократии» с насквозь фальшивыми выборами и избирательными технологиями.

— Видите, к чему мы пришли. Но многое, согласитесь, нуждается в дополнительном разъяснении для массового восприятия. Спасибо вам за беседу. А можем ли позднее продолжить разговор, который, наверное, будет интересен многим нашим читателям?

— Я согласен.

По страницам газеты «Правда».
2018-05-23

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

6 − пять =