РУСО: О вреде начётничества в марксизме

На днях я принял участие в дискуссии в Москве, на которую собрались представители различных марксистских кружков. В ходе этой дискуссии я столкнулся с таким негативным явлением, как начётничество в марксизме. Хочу высказать несколько замечаний на эту тему.

Прежде всего, дадим определение, кто такие начётники и что такое начётничество.

Начётник — тот, кто много читал, но его знания поверхностные.

Начётничество — показ в своей речи эрудиции, начитанности посредством ссылок на различных авторов, но без критического или творческого осмысления чужих мнений и мыслей. Догматическое повторение и проповедование раз и навсегда заученных теоретических положений без учета жизненных требований. Начётничество – это признак невысокого уровня развития личности, ее ограниченности и несамостоятельности суждений.

Современные начётники не принадлежат ни к одной из партий. Своим смыслом они видят пропаганду «чистого марксизма». Они утверждают, что Ленин и Сталин исказили учение Маркса. По их мнению, в СССР не было социализма, а КНДР – это страна азиатской деспотии. Отсюда следует их вывод, что вовсе не следует изучать опыт социалистического строительства в СССР и других странах социалистического содружества, а «следует углубиться» в изучение работ Маркса. Они красовались перед аудиторией обилием цитат из трудов Маркса, постоянно перебивали собеседников, пытаясь их поставить впросак вопросами типа: «А вы помните, что писал Маркс в таком-то томе и на такой-то странице?».

Чем мы на это ответим?

Современные начётники совершенно не учитывают, что Маркс жил в XIX веке, еще в доимпериалистическую эпоху. Мы уважаем гений Маркса, он первый дал научную картину мира и предложил научную гипотезу на будущее развитие общества. Но также не следует забывать, что теоретическое учение Маркса реализовали на практике такие авторитеты, как Ленин и Сталин. Может это и покажется кому-то парадоксальным, но Ленин и Сталин лучше знали марксизм, чем сам Маркс. Не потому, что основоположник марксизма был менее гениален, а потому, что в силу объективных причин ему не был знаком опыт социалистической революции в России и социалистического строительства в СССР. Ленин и Сталин на основе этого опыта обогатили марксизм. Перед нынешними марксистами сегодня стоит важнейшая задача обогатить учение Маркса современными знаниями, без чего невозможна победа пролетарской революции.

Если вы хотите лучше разобраться в марксизме, для начала надо прочесть советские школьные учебники по обществоведению, где в краткой и доступной форме изложены азы нашего учения. Из современных учебников для начинающих марксистов будет серьезным подспорьем «Азбука коммуниста».

https://kprf.ru/ruso/144552.html

Мы также советуем вам приобрести в букинистических магазинах «Политический словарь» и «Философский словарь», изданные в СССР.

Безусловно, следует читать и первоисточники, но такое чтение должно быть системным, продуманным. Не зазубривание цитат, а вдумчивое осмысление прочитанного текста. А порой приходиться многократно возвращаться к ранее прочитанным работам Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина.

Начётничество ведет к догматизму. Я бы даже сказал, что начётничество и догматизм – это родные сестры.

Догматизм – это отстаивание недоказанных или уже отживших положений. Догматизм присущ эксплуататорским классам, обреченным на гибель и стремящимся отстоять свое господство. Догматизм также составляет характерную черту всех оппортунистических и реформаторских течений в рабочем движении.

Следовательно, оппортунизм – это третья сестра начётничества и догматизма.

Марксизм-ленинизм требует проверки знаний общественной практикой и опытом. Ленин и Сталин указывали, что марксизм не догма. Партия большевиков не сумела бы победить в Октябре 1917 г., если бы её передовые кадры не овладели теорией марксизма, если бы они не научились смотреть на эту теорию, как на руководство к действию, если бы они не научились двигать вперед марксистскую теорию, обогащая её новым опытом классовой борьбы пролетариата.

Так марксисты всех стран, основываясь на авторитетном заявлении Энгельса, полагали, что парламентская демократическая республика является наиболее целесообразной формой политической организации общества в период перехода от капитализма к социализму. Но Ленин на основании изучения опыта двух революций в России, исходя из теории марксизма, пришёл к выводу, что наилучшей политической формой диктатуры пролетариата является не парламентская демократическая республика, а республика Советов.

Изучая доимпериалистический капитализм, Энгельс и Маркс пришли к выводу, что социалистическая революция не может победить в одной, отдельно взятой, стране, что она может победить лишь при одновременном ударе во всех или в большинстве цивилизованных стран. Маркс и Энгельс полагали, что уничтожение классов неизбежно приведёт к уничтожению государства, и его заменит общественное самоуправление.

На основании изучения империалистического капитализма Ленин, исходя из марксистской теории, пришёл к выводу, что старая формула Энгельса и Маркса уже не соответствует новой исторической обстановке, что социалистическая революция вполне может победить в одной, отдельно взятой, стране.

Сталин, развивая это ленинское открытие, пришёл к выводу, что государство сохранится и при коммунизме, если не будет ликвидировано капиталистическое окружение, если не будет уничтожена опасность военных нападений извне. Государство не сохранится и отомрет, если капиталистическое окружение будет ликвидировано, если оно будет заменено окружением социалистическим.

Оппортунисты всех стран стали цепляться за старые формулы Энгельса и Маркса, обвиняя Ленина и Сталина в отходе от марксизма. Но настоящими марксистами, овладевшими теорией марксизма, были, конечно, Ленин и Сталин, а не оппортунисты, ибо Ленин и Сталин двигали марксистскую теорию, обогащая её новым опытом, а оппортунисты тянули её назад, превращали ее в мумию.

Следовательно, оппортунизм не всегда означает прямое отрицание марксистской теории или её отдельных положений и выводов. Оппортунизм проявляется иногда в попытках уцепиться за отдельные положения марксизма, ставшие уже устаревшими, и превратить их в догмы, чтобы задержать тем самым дальнейшее развитие марксизма, — следовательно, — задержать также развитие революционного движения пролетариата.

Алексей Брагин, член Президиума ЦС РУСО. 
2018-04-28

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

три + шестнадцать =