Вопросов больше, чем ответов. Письмо Н. Беркуновой из Ставрополя

Сегодняшняя жизнь кажется невероятной. Состояние раздавленности человека, выросшего на высоких идеалах, заповедях строителя коммунизма (не обмани, не тронь чужого, сам погибай, а товарища выручай и других), того мира, который теперь называют «совковый». С чьей лёгкой руки это слово вошло в лексикон? Как назвать его — демократ, изверг, мафиози? Теперь это едино. Кто построил мир, цель которого обогащаться самому на крови и страданиях других? Ты дал мне больше — ты мой друг. Но завтра он продаст тебя, потому что другие дадут больше.

Отстоять старый мир? Его хотели преобразовать, не меняя общего направления: человек человеку друг, товарищ и брат. Приветствовали Горбачёва, умилялись Жириновскому – вон как правду-матку режет, не боится никого. А теперь просыпаемся, понимаем, что это значит.

Под прикрытием власти расцвели наркомания, торговля оружием, алкоголизм. Подрастающее поколение, не находя применения своей энергии, рукам, наглядевшись зарубежных фильмов, желая жить той, кажущейся прекрасной, жизнью, идёт убивать, чтобы, получив деньги, прокутить их в баре, казино, ночном клубе. Но где взять деньги? Что делать? Подрастающий ребёнок не знает ещё определённой ему политиканами ущербности, но она уже есть. Потому что ему никто не помогает ни в укреплении здоровья, ни в получении образования. Кто-то выбьется в люди, если добрый дядя поможет. Но не хватит на всех добрых дядей!

Это понимают наши демократы, поэтому подачками, обещаниями стараются отвлечь народ от возмущения. Обвиняя «совков»-руководителей как систему, ссылаются на то, что народ, не имея тогда материального достатка, жил надеждой на будущее. Что изменилось на современном этапе? Вот повысили пенсии, прибавили зарплату, вот…вот… А это имеет двойной груз. Сегодня они скажут, через год сделают, а цены растут в тот же день или на следующий, когда кто-то из «благодетелей» только открыл рот о повышении пенсии или зарплаты.

Раньше были категории дешёвых продуктов. Доперестроечное поколение выросло на них. А сейчас? Где наше поголовье крупного рогатого скота, свиней, кур, уток? Кто выбросил оборудование, разорил крупнейшие в стране животноводческие комплексы? Кто потворствовал этому? Виновных нет…

А теперь в самый «демократический» период не портится на складах пшеница, выращенная нелёгким трудом наших хлеборобов?

Где кровь нашей земли, называемая нефтью? В отработанные пустоты после добычи угля проваливаются дома, а нам говорят, что даже одна жизнь бесценна. Слова и дела… Нас питают информацией десятки телевизионных каналов, газеты, радио, улица. Но разве новая жизнь должна оцениваться свободой выслушать или увидеть в один день несколько программ? С одной кусочек, с другой, а в общем – искорёженный мир. Мы потеряли идею, пока прыгали по каналам.

Нельзя сразу поймать двух зайцев, это давно доказано при всех системах и властях, а мы вновь начинаем изобретать то, обо что бились головой не раз. Вот потому и пошли наши мозги набекрень. Потеряли прошлое, отреклись от всего, а новый мир хотим построить, разрушая до основания старый.

Человечество ничему не учится, повторяет старое через определённое количество лет. Да, по спирали развивается, только каждый новый виток – более жестокое, изуверское отношение друг к другу, к природе, благодаря которой мы существуем. А если проще – рубим сук, на котором сидим. Раньше вид был более красивый, обзор шире. Что теперь можно увидеть? Груды свалок. Наши прекрасные берёзы, липы, каштаны превращаются в пушкинский «Анчар» – ядовитое дерево, куда «и птица не летит, и зверь нейдёт, лишь ветер…» мчит прочь. Страшно становится, когда всё это видишь. Но принцип жизненной позиции – меня это не касается – овладевает умами масс.

Доброта ко всему живому и к природе должна быть естественным качеством человека. Она впитывается с молоком матери и подпитывается у ребёнка в семье. Но где это молоко матери, где они сами, если каждая четвёртая не может иметь детей, а многие уже с первого дня его рождения не кормят грудью?

Ребёнок зачастую питается продуктами из баночек и скляночек, приготовленными заграничными производителями из искусственных смесей. Какими руками они сделаны, какие гены через десяток лет проснутся у такого дитя? Будет ли он здоров в период полового созревания и даст ли новое потомство, возродится ли нация?

В эпоху Чингисхана гибли люди, но оставшиеся как наиболее здоровые, опытные выживали. Род людской рождал богатырей, воспитывавшихся на былинах пламенных лет, ненависти к поработителям и любви к Родине. Сейчас это слово разделили на понятия – малая родина, Отчизна. Раньше слово Родина объединяло и малую родину – место, где родился, произнёс первые слова, познал первое чувство, пусть и в рамках границ своего государства. Да, это было моё – моя Белоруссия, моя Грузия, Прибалтика, Украина… мой Союз. Мы, жители этих республик, вместе учились, получая направление после окончания учёбы на работу в любой уголок большой страны.

И никогда мы не говорили, что виноват армянин, грузин, таджик, а говорили, что виноват конкретно этот человек – Ашот или Жора, Иван или Сигизмунд. Кому нужно было поделить нас на отдельные куски? Искусственно разорвали семьи. Получилось, что брат в Белоруссии, сестра в Прибалтике, другие никак не выберутся из Таджикистана.

В каждой стране свои законы. И что? Придётся воевать с родными, кровными? За что? Кому это нужно?

Слушаешь радио, смотришь телевизор, и страшно становится от того, что чиновники, политики говорят правильно, а на деле – с мёртвой точки дело не сдвигается. Вопросы, вопросы… А будут ли ответы?

Н. БЕРКУНОВА,

член Совета СГОО «Дети войны».

Ставрополь.

Это письмо  в PDF-версии газеты «Родина» от 29 марта 2018 г.  на сайте ЦК КПРФ,  а также  на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

18 − 11 =