Газета «Родина». Кто владеет миром?

Удивительно, что некоторые доктора экономических наук не понимают, что такое финансовый капитал на практике. Мы помним, что научно-теоретический взгляд всегда предстаёт в нашем сознании вначале в перевёрнутом виде. Конечно, он уже очистил наше поверхностное представление об общественном процессе от субъективизма, от наших чувств и ощущений с помощью объективных законов, но даже этот позитивистский взгляд надо ещё перевернуть с головы на ноги.

Что мы видим на практике при слиянии промышленного и банковского (денежного) капитала? В начале ХХ века капиталист отказывается от личной частной собственности в пользу коллективной собственности организационно объединённых между собой капиталистов или империалистов.

Теперь, являясь одновременным собственником (как и ранее исторически) денег как абсолютного товара и товаров промышленного производства, империалист начинает выпускать финансовые бумаги или банкноты. Для реализации товаров производства он теперь готов принимать свои же банкноты, принадлежащие ему на праве абсолютной частной собственности, т.е. право владения на банкноту империалист не выпускает из своих рук ни на секунду.

Теперь заёмщик идёт получать займ (кредит) на покупку товара не в золоте, а в векселях, которые империалист с удовольствием принимает как средство обращения. При этом заёмщик для получения частных банкнот обязан заложить своё имущество.

Экономический интерес империалиста качественно изменился. Отныне его мало волнует прибавочная стоимость (хотя, конечно, она по-прежнему важна). Его целью становится собственность на заложенное имущество, на капитал, к которому относятся, конечно, и товары его собственного производства. Стоимость заложенного имущества всегда выше цены товара, полученного кредитором за банкноты, выше размера прибавочной стоимости, реализованной в товаре.

Практически мы видим ситуацию, когда империалист передаёт товар покупателю, не теряя право собственности на него, и приобретает права на собственность заёмщика. Другое дело, что в начале ХХ века империалист может выпустить банкноты по номиналу на стоимость, количественно равной цене золота.

Если не рассматривать последовавшие за этим события и остановиться на революционном (качественном) изменении экономических отношений, то после Ямайской конференции, которая прошла в 1978 году и на которой был отменён золотой стандарт, уже появившийся финансовый класс получает возможность выпускать ничем не обеспеченные банкноты в любом размере.

Финансовый класс имеет право получать свою финансовую ренту (часть общественных результатов труда), т.к. практически весь капитал, явленный нам в промышленной и торговой форме, уже присвоен в ходе экономических процессов. Капиталистическая формация, основанная на праве личной частной собственности, сменяется формацией, когда весь общественный продукт присваивается узкой группой финансовой олигархии. И здесь видно, что она отличается от империалистов тем, что империалист ещё скован границами национальных государств, хотя его интересы и простираются за их пределы.

Способность присваивать чужой капитал у империалиста ограничен суммой денежного и промышленного капитала. Теперь эти ограничения (противоречия) сняты. Если в период высшей стадии капитализма мы видим усиление монополии на производство разных промышленных товаров, подкреплённое правом выпуска банкнот на базе золота, то в современной экономической формации мы видим абсолютную частную собственность, явленную нам в валютах национальных финансовых систем.

Вся личная частная собственность уничтожена современными экономическими отношениями, оставив только видимость её формы в юридических бумагах или девизах собственности, выпускаемых финансовой системой как прав на использование и распоряжение своей абсолютной частной собственностью.

Все словесные конструкты современного финансового экономиста только пытаются увести общественный взгляд именно от этого действительного факта. Только марксистская политэкономия способна вывести на чистую воду современных позитивистов и конструктивистов.

Если при капитализме мы видим смену собственника на товар через оплату прибыли (предпринимательского дохода), то при современной экономической формации в процессе обмена мы не наблюдаем смены собственника, поэтому мы видим уничтожение товарно-денежных отношений и смены их финансовыми отношениями, где собственником выступает не множество капиталистов или империалистов, а финансовая система в лице единственного собственника всех результатов общественного производства — финансового класса.

Именно столкновения интересов национальных финансовых систем, стремящихся опосредовать как можно больше чужой национальной собственности на капитал, и вызывают те глобальные явления, которые мы наблюдаем.

Александр ПОКРЫШКИН

Промышленное МО КПРФ.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 22 сентября  2022 на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.