Газета «Родина». К вопросу о единстве славянских народов

У меня есть две мечты. Первая вполне реальная — возрождение обновлённого Советского Союза, что очень даже возможно и необходимо в обозримой исторической перспективе. Думаю, что этот процесс будет развиваться стремительно вопреки прогнозам пессимистов о невероятности подобного развития событий. В истории возможны любые сценарии, она же развивается по спирали.

Вторая мечта — реализация идеи единства славянских народов, т.е. их политического (государственного) объединения на основе этнической, культурной и языковой общности. Возникла эта идея в конце XVIII — первой половине XIX веков.

Увы, славяне — не евреи, которым удалось организоваться в единое государство, хотя славянам, казалось бы, это было сделать гораздо легче. Ведь у них была и есть большая Россия с её огромными ресурсами и территориями, где нашлось бы место и западным славянам (поляки, силезцы, словинцы, чехи, словаки, кашубы, моравы, лужичане), и восточным (русские — живущие вне России, белорусы, украинцы, русины), и южным (болгары, сербы, хорваты, босняки, македонцы, словенцы, черногорцы). Это был бы союз, по современным подсчётам, в 300 — 350 млн человек одних только славян. Но его нет.

Почему же его нет?

Обратимся за ответом на этот вопрос к великому русскому писателю Ф.М. Достоевскому, который всегда интересовался русско-славянским вопросом и накопил много исторических наблюдений с соответствующими прогнозами на будущее.

Приведу ниже довольно пространное рассуждение писателя на этот счёт. Фёдор Михайлович пишет: «…По внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому, — не будет у России и никогда ещё не было таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобождёнными! И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я… ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян, но я и защищаться не буду, потому что знаю, что всё точно так именно сбудется… именно потому, что такие вещи на свете иначе и происходить не могут… Начнут же они по освобождении (от турок. — Н. Б.) свою новую жизнь… именно с того, что выпросят себе у Европы… ручательство и покровительство их свободе… именно в защиту от России… Начнут они непременно с того, что… объявят себя и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись… а не вмешайся Европа, так Россия, отняв их у турок, проглотила бы их тотчас же, «имея в виду расширение границ и основание Всеславянской Империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени». Долго, долго ещё они не в состоянии будут признать бескорыстия России…».

Конечно, тяжеловесен слог Ф.М. Достоевского в качестве политика. А потому перескажу данный абзац своими словами.

В славянах Достоевский видит клеветников и врагов России, которые в ответ на бескорыстное их освобождение от гнёта турок непременно заявят, что они не обязаны русским какой-то благодарностью, так как, не вмешайся Европа, русские непременно поработили бы их вместо турок в интересах расширения своей империи.

Более того, славяне заявят, что, не будь во все эти сто лет освободительницы России, так они бы давным-давно сами сумели освободиться от турок своею доблестью или с помощью Европы, которая, опять-таки, не будь на свете России… и сама освободила бы их… Мало того, «даже о турках станут говорить с большим уважением, чем о России».

Но продолжу цитирование Ф.М. Достоевского: «Может быть, целое столетие, если ещё не более, они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на неё и интриговать перед нею… Особенно приятно будет для освобождённых славян высказывать и трубить на весь мир, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия страна варварская… даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации».

Разве не гений Ф.М. Достоевский в этих своих предвидениях? Ведь именно всё так и произошло и после русско-турецкой войны, и после Первой мировой войны, и после Второй мировой войны. Классический пример — Болгария, которая в обеих мировых войнах оказывалась на стороне противников России, не говоря уже о нынешней Украине.

С поразительной точностью славяне за некоторым исключением поступают так и сегодня. Кроме сербов, они дружно поддерживают европейские санкции против России и всячески помогают Украине, которая русофобию положила в основу своей внутренней и внешней политики и превратилась в непримиримого врага России не только на государственном уровне, но и на бытовом. А победить предубеждения простых людей труднее всего.

Но куда славяне денутся от России? «Разумеется, — пишет Достоевский, — в минуту какой-нибудь серьёзной беды они все непременно обратятся к России за помощью. Как ни будут они ненавистничать, сплетничать и клеветать на нас Европе, заигрывая с нею и уверяя её в любви, но чувствовать-то они всегда будут инстинктивно, что Европа естественный враг их единству, была им и всегда останется, а что если они существуют на свете, то, конечно, потому, что стоит огромный магнит — Россия, которая, неодолимо притягивая их к себе, тем сдерживает их целостность и единство».

Таков портрет наших братьев-славян, описанный Достоевским: предают они Россию, клевещут на неё, бегут в Европу, хотя инстинктивно понимают, что самим фактом своего существования они обязаны именно России и что «благодетельная» Европа — это их естественный враг навсегда.

Как ни глубок и как ни правдив в своих суждениях Ф.М. Достоевский, он не отвечает на поставленные вопросы: Почему славяне не евреи? Почему они так и не объединились в единое национальное государство? Славяне даже стали, на мой взгляд, хуже, подлее. Ведь даже царская Россия ввязалась в Первую мировую войну формально для защиты и спасения братьев-болгар от уничтожения и порабощения. А когда в конце XX века Запад дружно в центре Европы бомбил Белград, то славяне всего мира даже не высказали формальной поддержки своим братьям, не говоря уже о реальной помощи. Запад убедился, что славян можно бить, он их бил и будет это делать и впредь. Чем ответят славяне? Ничем…

У меня нет однозначного ответа на вопрос об отсутствии должного славянского единства. Есть лишь некоторые предположения или суждения.

Первое: видимо, нет объективной исторической потребности в объединении славян. Выживают же славянские страны по отдельности — и ладно. Чего уж тут суетиться-дёргаться?

Второе: противодействие Запада, который всячески стремится не допустить мощного нового этнического государства в Европе. А в умении разъединять народы и натравливать друг на друга даже братьев буржуазной Европе нет равных.

Третье: так уж исторически сложилось, что у славян не оказалось авторитетных лидеров объединения — ни страны, ни организации, ни личности, которые бы провозгласили лозунг «Славяне всех стран, объединяйтесь!» и которые бы его превратили в своё эгоистическое дело. Разве та же Россия не выживет без славян Европы? Разве её не гнетёт груз исторических обид, нанесённых и наносимых сегодня нашими этническими братьями?

Итак, у славян, на мой взгляд, отсутствует общность исторической судьбы, а вот у евреев она была и есть. Отсюда и разница в их действиях. Но, повторюсь, я это всё высказываю в качестве предположений.

А возродится в той или иной форме СССР — не будет проблем и в достижении славянского единства.

Н.Ф. БОНДАРЕНКО.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 22 сентября  2022 на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.