Газета «Родина». Страницы хоккейной славы советского спорта

Сентябрьский по московским меркам достаточно тёплый, но от этого не менее притягательный вечер. По оконному стеклу стекают быстрые, похожие на фигуристов, а точнее, даже на хоккеистов, капли. Их бег стремителен, с каждым пройденным сантиметром они увеличиваются в размерах, резко отклоняясь от первоначального курса, объезжая не видимый нашему глазу барьер. И гладь оконного стекла, окутанного ночной пеленой, напоминает так любимый всеми мальчишками двора лёд.

Но в этот вечер никому нет дела до лёгкого дождя, на улице не слышно громких детских голосов, лишь гул нескончаемых разговоров, словно рой пчёл поселился на территории необъятной Москвы. В воздухе витало напряжение, и будто сам воздух был на грани взрыва. Такая ситуация в тот день наблюдалась на всей территории СССР. Это напряжение охватило целые страны, континенты. Все ждали одного…

Эпохальное событие советского спорта, прогремевшее на весь мир, в мгновение ока ставшее новостью №1. Сборная СССР по хоккею на льду играет серию игр с профессионалами — сборной Канады.

Но вернёмся в тёплую весну 1972 года. Речь о возможной встрече канадских и советских спортсменов шла ещё с 1954 года. В 1966 году состоялся матч с участием команды любителей «Шербрук Биверс» и сборной СССР. По результатам трёхматчевого противостояния победу одержала сборная СССР в целом, в каждом отдельном матче обыграв команду соперника.

Профессионалы сборной Канады на тот момент являлись титулованными игроками, признанными во всём мире. И идея провести встречу между сборными теплилась в сердцах каждого. Сборная СССР к тому времени, имея в своём активе золотые медали нескольких Зимних Олимпийских игр, россыпь золотых медалей с чемпионатов мира по хоккею на льду, для канадцев оставалась юнцами в хоккее.

Под гнётом общественности было решено вернуться к обсуждению возможности проведения встречи между сборными. Соглашение о встрече хоккеистов НХЛ с советской сборной было подписано: во время чемпионата мира 1972 года в Чехословакии были обговорены все условия предстоящей серии (соглашение подписали представитель СССР в ИИХФ Андрей Старовойтов и президент Канадской любительской ассоциации хоккея (КАХА) Джозеф Кричка).

Была достигнута договорённость провести восемь матчей — по четыре в Канаде и в СССР — по международным правилам. Подготовку к предстоящему турниру советские хоккеисты начали с 1 июля 1972 года. Груз ответственности, лежавший на плечах наших спортсменов, был сравним с тяжестью небес, которую держали на себе мифические Атланты. Ведь со столь грозным соперникам сборная сталкивалась впервые. Но вызов брошен.

Тренерский штаб, возглавлявшийся Всеволодом Бобровым, упорно готовился к предстоящей серии. Бессонные ночи, разбор тактик сборной Канады, просмотр записей игр. Всё говорило об одном — легко не будет. Каждый житель Союза верил — наши смогут. Каждый игрок нашей сборной знал — умрём, но сделаем.

Сборная Канады, напротив, была уверена в своём успехе. Причиной тому был визит представителей сборной Канады в Москву на товарищеский матч сборной клубов Москвы с командой ЦСКА, в котором основной вратарь сборной СССР Владислав Александрович Третьяк пропустил восемь шайб в свои ворота. Страна изнывала от ожидания.

Сборная СССР прилетела в Монреаль вечером 30 августа 1972 года рейсом Аэрофлота. Атмосфера была тяжёлая. Давило всё. Чужой город, чужая земля. Но цель была ясна, задачи были поставлены. 31 августа команда СССР провела свою первую тренировку на «вражеском» льду без посторонних. 1 сентября состоялась вторая тренировка, на которую были допущены игроки канадской сборной. Во время этой тренировки наши игроки пошли на тактическую хитрость, нанося удары по воротам неуклюже, защитники двигались тяжело. Всё это позволило убедить соперника в «лёгкости добычи». Перед началом первой игры раздевалку сборной СССР посетил вратарь НХЛ Жак Плант и через переводчика начал давать Третьяку советы, как лучше противостоять нападающим Канады. Он ожидал разгрома сборной СССР и решил помочь вратарю.

И вот игра. 2 сентября 1972 года запомнится всем, запомнится тем, что в этот день слово «хоккей» звучало везде. Казалось, что кухонный чайник своим свистом произносит слово «хоккей». Каждый мальчишка представлял себя там, на чужой земле, с клюшкой в руках, защищающим честь своей страны. Игра началась в 20:00 по канадскому времени, взгляды 50 миллионов по всему миру через экраны телевизоров были прикованы в одну крошечную точку, черневшую, как маленький уголёк на белоснежном снегу, — шайбу. Из-за разницы во времени матч в СССР показали только 3 сентября в 12:00 часов дня.

Матч начался, сборную команду СССР тепло приветствовали зрители и бурными овациями встречали объявление игроков собственной команды. Всё это немного шокировало наших игроков. На фоне канадских игроков, демонстративно не использовавших шлемы, наши игроки в полной экипировке выглядели, как школьники-отличники. И этих школьников сейчас научат играть в хоккей.

Вбрасывание шайбы томительно тянулось, казалось, само время не готово к этому противостоянию. Касание шайбы льда было сравнимо с падением метеорита на землю. Грохот сталкивающихся игроков, брызги льда из-под коньков хоккеистов и умопомрачительные скорости, казалось, что на площадке не две сборные, а две армии лавиной сошлись друг с другом. Канадцам хватило 30 секунд, чтобы поразить наши ворота. Ошеломительный рёв болельщиков, праздновавших гол, сотряс ледовый дворец.

Вторая шайба поразила наши ворота на седьмой минуте. Канадские болельщики с жалостью смотрели на наших игроков. Но трус не играет в хоккей, а наша сборная не мальчишки на льду — их этим не проймёшь. Стратегия игры, а именно методичные атаки, короткие пасы и стремительное наращивание темпа, была отработана на тренировках до автоматизма. И это дало свои плоды: сначала в позиционной атаке отличился Зимин после выверенной передачи Якушева, а затем в меньшинстве в контратаку убежали Михайлов и Петров.

На перерыв команды уходили со счётом 2:2. В нашей раздевалке стоял ажиотаж: главный тренер команды поддерживал ребят, объясняя им, что соперник по силам, с ним можно играть, его можно обыгрывать. Канадцы же, наоборот, были подавлены: они впервые осознали, что им противостоит равный по силе и классу соперник.

На второй период наша сборная выходила одушевлённо, собранная и готовая дать настоящий бой. Это в свою очередь вылилось в две забитые Валерием Харламовым шайбы. Мастерство этого нападающего позже отмечали все канадцы. На второй перерыв канадцы уходили с опущенными головами. Трибуны замерли в ожидании третьего периода. Он начался со штурма канадцами наших ворот, и в результате пропущенная шайба. Счёт 3:4. Но больше, по словам самих канадцев, у них не осталось сил. Сборная СССР, напротив же, продолжала наращивать темп, что в конечном счёте вылилось в итог игры 3:7 в пользу СССР. Трибуны траурной тишиной провожали канадских хоккеистов. Грубая сила канадцев получила отпор и рассыпалась от техничного и быстрого советского хоккея.

Сенсация мирового уровня, облетевшая в одночасье весь мир. Каждая газета, каждый телеканал, каждая ворона по всему миру утром 3 сентября говорили об этом. Успех был ошеломителен. Но это было только начало.

Андрей КАЧУРОВ, Промышленное МО КПРФ.

(Окончание в следующем номере)

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 15 сентября  2022 на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.