Газета «Родина». ГКЧП. Путча не было

События ГКЧП 18-22 августа 1991 года из жизни бывшего и нынешней России с подачи ельцинской пропагандистской машины вошли в историю нашего государства как попытка государственного переворота (путча), предпринятая с целью захвата власти незаконно созданным Государственным комитетом по чрезвычайному положению во главе с бывшим на тот момент вице-президентом СССР Г.И. Янаевым. Так ли было на самом деле — об этом споры не утихают и по сегодняшний день. Попробуем с этим разобраться и мы. Для этого необходимо вспомнить предысторию произошедшего.

По инициативе М.С. Горбачёва якобы в связи с новыми реалиями был запущен процесс о необходимости подписания нового Союзного договора. У этой идеи были в ЦК КПСС как сторонники, так и противники. В конце концов этот вопрос был вынесен на обсуждение народа.

17 марта 1991 года состоялся Всесоюзный референдум, на котором вопрос звучал так:

«Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности? Да. Нет.»

В голосовании приняли участие 80% от списочного состава участников референдума, 76,4% (113,5 млн чел.) ответили однозначно «Да» на этот вопрос. Референдум прошёл в девяти из пятнадцати республиках Советского Союза. Латвия, Литва, Эстония, Молдавия, Армения и Грузия официально не голосовали. Казахстан и Украина провели референдум со своими формулировками, обходили социальную направленность нового образования, сделали упор на его конфедеративность, заменив слово «республик» на «государств». И Россия, и Украина голосовали за «децентрализацию», вводя институт президентства. А о гарантиях прав и свобод человека любой национальности вообще забыли!

Сейчас народу России стараются всячески вдолбить различные оценки этого события. Одни считают, что воля большинства, отдавшего свой голос за сохранение Союза, в дальнейшем была просто предана, а другие, имевшие «право на своё мнение», считают, что государство в той форме, в которой оно существовало, уже ничто спасти не могло.

А ответ на поверхности — народ проголосовал «За», и другого не дано! А то, что воля народа не исполнена — это преступление перед ним.

Какие тут могут быть иные оценки?!

После референдума был запущен процесс разработки нового договора о Союзе суверенных государств («Новоогарёвский процесс»), и с 20 августа 1991 года планировалось его подписание по выработанному графику первыми республиками. Проект договора до граждан не доводился, и грядущих последствий народ СССР просто и не мог осознать. Зато это чётко осознали члены ГКЧП в августе 1991 года и выступили против подписания нового союзного договора в том виде, в котором он был разработан. Конфедеративный Союз Суверенных Государств с правом выхода из него республик вёл к краху СССР — название нового государственного образования даже не отражало его социалистическую направленность. Высшие должностные лица СССР открыто говорили об этом М.С. Горбачёву, но тот 3 августа 1991 года убыл в отпуск в Форос (Крым) «поправлять» своё здоровье, махнув на всё рукой.

В ночь с 18 на 19 августа 1991 года, практически накануне подписания нового союзного договора, чего допустить было нельзя, представители высшего советского руководства во главе с вице-президентом Геннадием Янаевым сформировали Государственный комитет по чрезвычайному положению и ввели в Москву войска. Цель ГКЧП была не в захвате власти и отстранении от неё Горбачёва, это была отчаянная попытка высших должностных лиц государства сохранить СССР.

Они брали на себя ответственность за сохранение единства государства, вывод страны из тупика острейшего кризиса, ставшего результатом губительной политики Генсека и Президента СССР и его единомышленников в ЦК КПСС и различных госструктурах. А вот М.С. Горбачёв просто предал их.

Главными, так сказать, оппонентами ГКЧП выступили Президент РСФСР Б. Ельцин и его сторонники, объявив действия ГКЧП антиконституционными и как попытку госпереворота, обвинив его членов в отстранении Президента М.С. Горбачёва от власти и в захвате государственной власти в свои руки. Всё это — полная ложь.

Во-первых, в соответствии со ст.127.7 Конституции СССР с момента убытия М.С. Горбачёва в отпуск его обязанности Президента СССР должен был исполнять назначенный им вицепрезидент Г.И. Янаев. О возможном введении режима чрезвычайного положения в стране Горбачёв знал ещё до убытия в отпуск.

Во-вторых, образовав и возглавив ГКЧП, Г. Янаев как исполнявший обязанности Президента СССР действовал строго в рамках Закона СССР от 3 апреля 1990 года «О правовом режиме чрезвычайного положения», в котором в соответствии со ст.5 «Высшие органы государственной власти и управления вправе и могут образовывать специальные временные органы». Что касается правомочности принятых Указов, то ГКЧП намеривался представить их на рассмотрение Верховному Совету СССР, который должен был начать работу 26 августа 1991 года.

В-третьих, о каком вообще госперевороте можно вести речь, если действия ГКЧП абсолютно не затрагивали основ конституционного строя страны? Наоборот, главная цель ГКЧП была в сохранении СССР, в выполнении воли народа, выраженной на референдуме 17 марта 1991 года. Только в воспалённом мозгу могут возникнуть иные предположения.

В-четвёртых, о каком захвате власти членами ГКЧП может идти речь, если они и так занимали высшие должности государственной власти в стране?

Геннадий Янаев – вице-президент СССР; — Валентин Павлов — премьер-министр СССР; — Борис Пуго — министр внутренних дел СССР; — Дмитрий Язов — министр обороны СССР; — Владимир Крючков — председатель КГБ СССР; — Олег Бакланов — первый заместитель председателя Совета обороны СССР; — Василий Стародубцев — председатель Крестьянского союза СССР; — Александр Тизяков — председатель Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР.

Какая ещё дополнительная власть нужна этим высшим должностным лицам Советского Союза?

В-пятых, члены ГКЧП и не помышляли отстранять от власти Президента СССР. Наоборот, отправив к нему в Форос 18 августа 1991 года первую делегацию (Плеханов, Шенин, Бакланов, Варенников, Болдин), члены ГКЧП предлагали Горбачёву реально взглянуть на возможность развала Советского Союза и решиться на введение чрезвычайного положения или передать полномочия Янаеву. Никакое решение не принял, попрощался с делегацией, пожав всем руки! Он прекрасно знал всю обстановку в Москве. Когда 21 августа в Форос в 17.00 прибыла вторая делегация ГКЧП (Язов, Крючков, Лукьянов, Ивашко, Бакланов), Горбачёв понял, что у ГКЧП что-то пошло не так и делегацию не принял.

В-шестых, по воспоминаниям начальника охраны Президента СССР генерала Вячеслава Генералова, никто в Форосе Горбачёва не блокировал. Да, связь в его кабинете была отключена, но прекрасно работала в административном домике дачи, а также и спутниковая связь в автомобилях в гараже. Говорить он ни с кем не хотел и явно выжидал, чем всё в Москве закончится. Это была самоизоляция!

20 августа В. Генералов предложил Горбачёву вылететь в Москву на подписание Договора об СНГ, на что тот ответил: «Никуда не летим.» Когда в Форосе были ГКЧПисты и предлагали Горбачёву поехать в Москву и там всё решить, он ответил: «Делайте, что хотите, пошли вы к чёрту, я никуда не поеду, я больной». Именно после этого у Горбачёва была отключена связь в рабочем кабинете. На самом деле ГКЧПисты хотели сохранить власть за Горбачёвым, его авторитет в стране и за рубежом. Вот такова истина.

21 августа Геннадий Янаев подписал Указ о роспуске ГКЧП и все его решения недействительными. 22 августа Горбачёв вернулся в Москву, и большинство членов ГКЧП были арестованы (двенадцать человек, семерым были предъявлены обвинения по п. а ст.64 УК РСФСР «Измена Родине с целью захвата власти»). Путч провалился. 23 февраля 1994 года все члены ГКЧП были амнистированы Государственной Думой РСФСР 1-го созыва, а 6 мая 1994 года на основании постановления Государственной Думы «Об объявлении политической и экономической амнистии» уголовное дело в отношении членов ГКЧП было прекращено.

Таким образом, анализ событий тех дней показывает, что никакого государственного переворота, так называемого путча, в августе 1991 года в СССР не было и никто Президента СССР М.С. Горбачёва от власти не отстранял. Была попытка высших должностных лиц Советского Союза в период отдыха Горбачёва в Форосе предотвратить подписание нового Союзного договора на принципах конфедерации, ведшего к развалу СССР. Преступление членов ГКЧП — вымысел Б. Ельцина и его окружения, к сожалению, поддержанный предательским отношением к своим соратникам М.С. Горбачёвым.

Если кто и совершил преступление в эти дни, так это бывший Президент РСФСР Б.Н. Ельцин. Это он отстранил Президента СССР от власти, стремительно и незаконно переподчинив себе союзные структуры власти, в том числе армию, милицию и КГБ.

Безнаказанность породила его дальнейшие преступления — подписание без всяких полномочий преступных Беловежских соглашений, что реально привело к изменению конституционного строя и распаду СССР; разгону Ельциным Советов в 1993 году и расстрелу здания Верховного Совета РСФСР в октябре 1993 года. Эти преступления реально п ретендуют, по закону, на высшую меру наказания. При этом российский народ наблюдает удивительно трогательную заботу российской власти о семье этого преступника и возвеличивание его имени как первого Президента России.

Так почему усилия ГКЧП не привели к победе и заявленные цели не были достигнуты? Ответ практически лежит на поверхности — нерешительность. Отсюда и явное стремление найти поддержку и личное участие в спасении судьбы Советского Союза у Горбачёва. Гиблое дело! Именно Горбачёв и добивался уничтожения СССР.

Вот что он говорил в Стамбуле в 1999 году на семинаре в турецком Американском университете: «Целью моей жизни было уничтожение коммунизма, невыносимой диктатуры над людьми. Меня полностью поддержала жена, которая поняла необходимость этого раньше, чем я. Именно для достижения этой цели я использовал своё положение в партии и стране. Именно поэтому моя жена всё время подталкивала к тому, чтобы я последовательно занимал всё более и более высокое положение в стране. Когда же я лично познакомился с Западом, я понял, что не могу отступиться от поставленной цели. А для её достижения я должен был заменить всё руководство КПСС и СССР, а также руководство во всех социалистических странах».

И далее: «Ельцин страшно рвался к власти, но не имел ни малейшего представления о том, что представляет из себя демократическое государство. Именно он развалил СССР… Но я не плакал, ибо я покончил с коммунизмом в Европе». Впервые эта «речь» была напечатана в словацкой газете «Usvit» (1999, №24); перепечатана в еженедельнике «Патриот» (2000, №30). Вот такое откровенное признание в предательстве!

Конечно же, Советский Союз можно было бы сохранить! Не было объективных причин для его распада, но этого не захотели делать ни партийная элита во главе с М.С. Горбачёвым, преследовавшая свои узкие интересы, ни элита всего общества, которая пошла против воли всего нашего народа, высказавшегося за сохранение СССР.

И, похоже, воля народа в буржуазном обществе вообще ничего не значит.

ВАЛЕРИЙ ЗУБЕНКО, член РУСО.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 18 августа  2022 на сайте ЦК КПРФа также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.