Газета «Родина». Размышления в год экологии. Власть, общество, природа…

 

 

Господствующий во всемирном масштабе способ производства и воспроизводства общественной жизни неизбежно приводит к противопоставлению человека природе. Развивая свои производительные силы, человек так далеко вышел за пределы природы, что утратил связь с нею, заменив её вторичной (техносферой) окружающей средой.

Сегодня количество городского населения Земли превышает сельское, а остатки естественной природы национальными и транснациональными корпорациями товаропроизводителей рассматриваются преимущественно как сырьевое пространство. Такой подход всё чаще приводит к локальным войнам, техногенным и экологическим катастрофам, являющимся формой и способом проявления потребительского отношения людей друг к другу и всех вместе к природе.

Человек забыл или в погоне за сиюминутными выгодами отказывается понимать, что природа – всего лишь органическое и неорганическое продолжение тела самого человека как наиболее деятельной части этого целого. Только достижение органичного единства человека с природой на новой технико-технологической и социально-экономической основе сможет обеспечить переход к натурализму, который равен действительному гуманизму. Поэтому человеку разумно деятельному и принадлежит ведущая роль в разрешении этого противоречия, развившегося до напряжённой противоположности. К. Маркс как-то отметил, что «с развитием человека расширяется и царство естественной необходимости, потому что расширяются его потребности. Чем шире сфера взаимодействия, тем многообразнее формы зависимости».

Нетерпеливый читатель спросить, с какой целью написана вводная часть статьи. Отвечу: чтобы «за деревьями видеть лес» и не потерять его окончательно. Именно он является основанием всего экологического каркаса и основой нашей с вами здоровой жизнедеятельности.

Нагляднее всего проблемы оздоровления населения, проблемы экологии и подходы к их положительному комплексному разрешению можно проиллюстрировать на примере Кавказских Минеральных Вод.

В середине 50-х годов прошлого столетия курорты КМВ отмечали бурный рост популярности. Граждане страны, вынесшие тяготы войны и послевоенного лихолетья, получили возможность перевести дух и подумать о собственном здоровье. Только в Кисловодске помимо лечащихся по путевкам профсоюзов до 200 тысяч человек получали лечение или отдыхали дикарями. Такая нагрузка негативно сказывалась не только на городском хозяйстве, но и на природной базе курортов. В дефиците оказались нарзан и лечебная грязь, ухудшилось их качество и качество воздуха.

Сосновая горка в курортном парке была единственным вечнозелёным массивом на фоне невзрачности окружающих Кисловодск горных склонов, изрытых оврагами и стихийными огородами горожан. В военные годы жители были вынуждены использовать для отопления всю древесно-кустарниковую растительность в прилегающих балках и ущельях, а никем не контролируемые палы сухой травы доставали её там, где не смогли вырубить люди.

Окрестности городов-курортов были мало-привлекательны как для курортников, так и для местных жителей. Повышенная рекреационная нагрузка ложилась на курортный и городские парки, что вело к их ускоренной деградации. Водная эрозия южных склонов Дарьинского плато приводила к образованию селевых потоков в период летних паводков, от которых разрушались не только склоны, но и городские коммуникации.

Регулирование хозяйственного использования прилегающих к городу склонов практически отсутствовало. Сплошная распашка горных плато (Дарьинского, Джинальского, Кабардинского) в годы освоения целинных земель познакомила кисловодчан с весенними пыльными бурями, когда бурая мгла неделями застилала и город, и «Храм воздуха» в курортном парке. Стал ощущаться недостаток воды в минеральных источниках. Строительство новых, более комфортабельных санаториев с собственными ванными комплексами только увеличивало недостаток минеральной воды.

Встал вопрос о сокращении нормы на каждый приём. Сначала норму сократили на 20%, затем больше. Нарзанные ванны становились недоступными для многих граждан. Начали закрываться питьевые бюветы. Проблему пытались решить традиционно - пробурить новые скважины. Только в районе Кисловодска гидрогеологи пробурили около 79 скважин, но оказалось, что геологическое строение пластов района Кавминвод моноклинальное, и всё сходится в одну чашу. Каждая новая скважина была как бы новым краном к самовару, когда можно было быстрее выкачать воду, но не получить её больше. Гидрологические условия Кавминвод определяются наличием огромного артезианского бассейна, в котором одно пологовыступающее крыло даёт обширную область питания, а погружённая часть – область напора. Поэтому были необходимы другие, нетрадиционные решения.

В. В. БУРТНИК.

(Продолжение в следующем номере)

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 15 июня 2017 г.  на сайте ЦК КПРФ,  а также  на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить