Газета «Родина». Примем участие в диалоге, к которому нас призывает лидер КПРФ Геннадий Зюганов

Напомню, что Болонская декларация была подписана 23 года назад — 19 июня 1999 года. Цель процесса сводилась к тому, чтобы максимально сравнять уровни высшего образования во всех европейских странах, сделать выпускников университетов мобильными, а выдаваемые по результатам обучения дипломы — прозрачными и легкосопоставимыми. Выдержка из Болонской декларации: «Жизнеспособность и эффективность любой цивилизации обусловлены привлекательностью, которую её культура имеет для других стран. Мы должны быть уверены, что европейская система высшего образования приобретает всемирный уровень притяжения, соответствующий нашим экстраординарным культурным и научным традициям».

Обещание снизить барьеры для международной мобильности студентов, дать российским дипломам признание в европейских странах, а студентам — возможность после окончания бакалавриата в России поступать в европейскую магистратуру звучало для нашей страны весьма привлекательно. Но несмотря на то, что мы стремились интегрироваться в Европу, Россия тем не менее не торопилась присоединяться к Болонскому процессу и сделала это лишь спустя четыре года — в сентябре 2003 г. За ней последовали Украина, Казахстан, Беларусь. С этого момента в нашей стране появилась система двухступенчатого высшего образования, аналогичная западным.

Многие увидели во вхождении нашей страны в Болонский процесс определённые плюсы. В частности, привлекало то, что молодёжь сможет продолжить обучение в западных университетах, а кредиты, которые оценивали компетенции выпускников, должны были открывать им двери в престижные образовательные учреждения Европы. Появилось множество грантов, которые могли получить талантливые студенты. Это расширяло мобильность молодых специалистов, мечтающих жить за пределами страны.

Другие считали, что разделение образования на две ступени и оценивание знаний по балльно-рейтинговой системе не есть хорошо. Радеющие за процветание страны уже тогда понимали, что возможность свободно перемещаться по всему миру приведёт к утечке талантливой молодёжи за границу.

Но их правда обнаружится лишь со временем. Спустя девятнадцать лет глава временной комиссии Совета Федерации по защите госсуверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела России Андрей Климов подтвердит это. «Болонская система — не что иное, как пылесос, который очень активно позволял выкачивать умных людей из России», — скажет он.

А ведь лидер КПРФ Геннадий Зюганов ещё в те далёкие годы первым забил тревогу, выразив мнение, что Болонская система угробит подготовку наших специалистов. В 2012 году КПРФ внесла в Государственную Думу законопроект «Образование для всех», на основе которого должно осуществляться возвращение к советской системе образования.

Но кто бы стал прислушиваться к здравому смыслу? Элита активно смотрела в сторону Запада. Впрочем, не будем никого осуждать, ибо такова человеческая натура. Надо было на практике убедиться, что введение бакалавриата и магистратуры нисколько не улучшит уровень подготовки выпускников, а подобное обучение не даст систематических знаний, столь необходимых профессионалам разных сфер, а лишь будет способствовать их снижению.

И убедились. Зарубежные университеты до сих пор не признают российские дипломы. Более того, за рубежом так и не признана часть российских университетов. О какой мобильности российских студентов может в таком случае идти речь? Её как не было, так и нет.

Г.А. Зюганов оказался прав на все сто процентов. «Это нужно было сделать уже давно, — написал он в телеграм-канале. — Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Власть наконец услышала и начала реализовывать предложения КПРФ».

Вслед за ним один за другим стали раздаваться голоса вполне компетентных в этой области людей, подтверждающих то, что мы за эти годы утратили важнейшие достоинства системы классического советского образования.

Поэтому исключение в 2022 году России и Беларуси из Болонского процесса не стало для страны чем-то шокирующим. Неприятно лишь то, что произошло это месяцем раньше, чем мы сами приняли решение выйти из него. Европа сыграла на опережение и приняла это решение практически за нашей спиной. Это по меньшей мере подло и нечестно.

Судите сами.

24 мая этого года министр образования и науки Валерий Фальков сказал «Коммерсанту», что Россия откажется от Болонской системы. А 6 июня стало известно о том, что ещё 11 апреля, после того как ректоры российских вузов выступили в поддержку спецоперации на Украине, Болонская группа объявила о своём решении прекратить представительство России и Республики Беларусь во всех структурах Болонского процесса.

Об этом сообщил на расширенном заседании комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре зам. министра науки и высшего образования РФ Дмитрий Афанасьев. Но, поскольку при присоединении к Болонскому процессу Россия не брала на себя каких-либо международных обязательств, а декларация не является договором, нам, сказал он, не надо его разрывать, поэтому правильнее будет сказать, что «это Болонская система из нас вышла, а не мы из неё». Очень верно подмечено! Как говорится, не в бровь, а в глаз.

Почти двадцать лет мы перестраивали свою систему образования под новые стандарты, а теперь предстоит вернуться к нашему привычному и продуктивному опыту специалитета.

По мнению Зюганова, возвращение к прежней системе образования должно осуществляться на основе предложенного КПРФ законопроекта «Образование для всех», который был внесён на рассмотрение Госдумы ещё в 2012 году. В пояснительной записке к этому документу сказано о необходимости направить усилия «на исправление ситуации в высшем образовании России, сложившейся в связи с непродуманным вхождением нашей стрны в Болонский процесс». Одновременно, считает Геннадий Андреевич, нужно заканчивать и с ЕГЭ, «который порушил лучшую в мире русско-советскую систему образования».

Да, придётся ломать и переделывать все учебные планы и программы. Но это и к лучшему: университеты уже давно выступают за возвращение уникальной фундаментальной системы образования. Другой вопрос, что будут разрушены все контакты с зарубежными вузами и студенты из России не смогут ни стажироваться за рубежом, ни участвовать в обмене. Пострадают также совместные образовательные программы российских вузов с зарубежными университетами.

Но, как бы то ни было, совсем негативного сценария точно не ожидается. Значительно мы ничего не потеряем, а, напротив, возродим былую систему пятилетнего образования с классическим форматом специалитета и аспирантуры, которая признавалась одной из самых успешных в мире.

Завершить публикацию хочется мнением первого секретаря Октябрьского местного отделения КПРФ Ставрополя Андрея Бушенёва:

«Я окончил Ставропольский политехнический институт в далёком 1983 году, — сказал он, — и с теплом вспоминаю годы своего студенчества. В то время советская система образования была направлена на то, чтобы воспитать высококлассного специалиста для своей страны. Обучение молодёжи проходило в соответствии с коммунистической идеологией, которая определяла нравственную цель — воспитать достойных людей, способных построить светлое будущее для своей державы.

А в целях доступности получения высшего образования существовала заочная форма обучения, которая впервые в мире стала применяться именно в СССР. Так что я за полный возврат к советской системе образования, за восстановление в вузах пятилетних программ специалитета. И согласен с Геннадием Зюгановым, призвавшим все государственно-патриотические, заинтересованные в сбережении и развитии нашей Родины силы принять участие в диалоге по поводу полноценного, качественного, системного и бесплатного для каждого образования, так как в этом — залог великого будущего нашего Отечества».

Светлана БЕРЕЖНАЯ, член Союза журналистов России.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 23 июня 2022 на сайте ЦК КПРФа также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 × 5 =