Газета «Родина». Воспитание в личном измерении

К столетию Всесоюзной пионерской организации имени В.И. Ленина в «Родине» (№ 19) была опубликована моя статья под названием «Мир будущего». В ней я, в частности, писал о том, что советское общество воспитывало детей и воспитывалось ими, а нынешнее растлевает и уродует их. И остановился на теоретических аспектах столь сложного процесса, каким является воспитание.

Я всегда хотел его понять просто и рецептурно хотя бы для себя. Просто — значит, схватить его сущность одним словом. Рецептурно — значит, пошагово, т.е. разделив процесс на конкретные смысловые участки. Имеющаяся педагогическая литература в этом мало помогала. Например, классик отечественной педагогики К.Д. Ушинский писал: «Магистральная дорога человеческого воспитания есть убеждение». А.С. Макаренко всё дело воспитания сводил к упражнениям. Без упражнений из ребёнка получится ханжа и граммофон, писал он. Большинство педагогов склонны считать, что пример является не просто главным методом воспитания, но и единственным.

Но жизнь эти точки зрения не подтверждает. У меня в семье была такая ситуация. Сам я никогда не курил и не курю, но, к моему удивлению, получилось так, что сын и дочь стали курить. Убеждать? Ведь разносторонний вред курения очевиден. С годами ситуация изменилась: курение не стало проблемой нашей семьи, но тут уже сказалась взрослость детей.

Так или иначе, но я стал искать слово, которое объясняло бы сущность воспитания. Потратил на этот поиск несколько десятилетий. Не буду настаивать, что найденное — истина в последней инстанции, но иного ответа я не нашёл.

Считаю, что сущность воспитания довольно точно исчерпывается словом «общность». Если расширить понимание воспитания, можно сказать, что это включённость людей в главные проблемы друг друга, взаимные переливы энергии добра или зла, которыми они наделяются.

Жалею, что и дети мои давно выросли, и внуки вышли из-под семейного влияния. Но можно ли это рекомендовать в качестве теории воспитания? На этот вопрос у меня однозначного ответа нет. Но есть продолжение темы воспитания.

Я родился в большой семье из пятерых детей при малограмотном отце и совершенно безграмотной маме. Они и слова такого «педагогика», видимо, не знали. Но воспитали всех пятерых, и неплохо воспитали. Оглядываясь на прошлое нашей семьи, я бы свёл опыт моих родителей к следующим главным моментам.

Первое и главное, чего я нигде не читал: берите с собой детей на свою работу, когда это станет возможно.

Мои родители это делали, увы, вынужденно, но это было очень продуктивно с педагогических позиций. Мама моя была колхозницей, брала иногда с собой в поле, когда меня не на кого было оставить. Сажала одного в лесополосе, давала игрушку (не купленную, купленных игрушек мы не знали), а сама с женщинами занималась полевой работой, обычно прополкой кукурузы, подсолнуха или свёклы — самой трудоёмкой культуры, которую женщины часто проклинали.

Вот тогда я увидел, что такое крестьянский труд.

В те годы в пять утра женщины уже были в поле. Согнувшись под палящими лучами солнца, часто в пыли, они делали труднейшее дело — пропалывали, рвали сорняки. И так работали весь день с небольшими перерывами.

Мама, закончив очередной рядок, на минутку подбегала ко мне: на месте ли, жив ли? Я, бывало, ревел оставленный один, но быстро смекал: что толку реветь, если тебя никто не видит и не слышит?

Наконец заканчивался рабочий день. Я был счастлив, когда ехал с мамой на возилке (телега) домой, женщины пели. А ведь их дома ждала не менее трудная работа, которая лежала только на их плечах.

Тогда-то, видимо, и заронились во мне зёрна любви к народной песне. Увы, сейчас, кажется, никто не поёт даже в праздники.

Брал меня с собой на работу и отец, особенно когда он был заведующим птицефермой. Конечно, сама работа отца меня мало интересовала. Я носился по ферме, ловил кур, когда меня об этом просили — уже помощь старшим… Объедался арбузами, привезёнными для подкормки.

Одновременно краем глаза замечал и запоминал, что и как делает отец, как разговаривает с птичницами, какие отдаёт указания, как встречает и провожает начальство и т.д.

Запоминал и то, как правильно ухаживать за птицей. Помогал наливать воду в корыта, разбрасывал зерно для кормления… И очень гордился тем, что мой отец большой начальник, как мне тогда казалось.

Таким образом, для воспитания детей очень важно, чтобы уже в раннем возрасте человек имел возможность наблюдать труд со стороны, участвовать в работе, которой заняты его родители.

К сожалению, своих детей воспитывать подобным образом я не мог. Офицерам не положено брать детей на службу. И что поучительного дети видели во мне? Ничего: пришёл домой, вынес ведро с мусором, поел, почитал газету, чуть поиграл с ними, поспал… И опять куда-то ушёл. Вот и всё воспитание. Ущербное, потому что дети не видят родителей в главном деле их жизни — в профессии.

В свою очередь и родители должны вникать в то, что делают и как делают их дети, по мере возможностей участвовать в их делах, играх, увлечениях… Нельзя допускать основной ошибки в семейном воспитании, когда ребята заняты собой, родители собой и встречаются только за общим столом. Если вообще встречаются.

Второе в педагогическом опыте моих родителей ещё проще: нужно разговаривать с детьми, а не просто их кормить, одевать или пытать вопросами: «Как дела в школе? Показывай дневник…».

Моей маме ввиду большой занятости и малой образованности было не до разговоров со мной. Но это не упрёк. Хотя она охотно отвечала на мои вопросы. А вот отец разговоры любил. И говорил со мной иногда, как со взрослым. А я просто рос от гордости в своих собственных глазах. Когда он заведовал птицефермой, ему были выделены пара персональных волов и возилка. По нынешним временам равно персональному «Мерседесу».

Он сажал меня рядом с собой, давал команду волам «Гэй, пишлы!», и мы ехали.

Отец во время поездки не молчал, даже когда курил. Рассказывал мне всё, что сам знал и что считал важным или интересным для меня. Именно от него я впервые услышал про гейзеры, землетрясения, вулканы. И думал: «Как хорошо, что на Водяной Балке вулканов нет. Да и землетрясения не случаются…». Но больше всего он любил рассказывать про волов, потому что долго работал воловником.

Из этих рассказов я запомнил главный приём защиты этих животных от волков. Оказывается, волы очень умные. При нападении они прижимались друг к другу задами. Приняв таким образом круговую оборону и поместив в середину телят (если таковые были), волы, как правило, успешно отражали нападения волков… «Ох, и умная же скотина», — гордо заключал отец.

А по вечерам он бывало устраивал читку книг. Собирал вокруг себя всю семью. Делал ярче керосиновую лампу, надевал очки, и начиналось торжество — чтение её величества КНИГИ.

Нам было неважно, что читал отец, лишь бы это продолжалось как можно дольше. Эти чтения не только просвещали нас, но и сплачивали, развивали творческое воображение. Я глубоко убеждён, что слушание книг или их чтение полезнее всех мультфильмов вместе взятых.

Итак, второй педагогический совет от моих родителей: разговаривайте со своими детьми, общайтесь с ними.

Остановлюсь на третьем совете.

Суть его совсем проста: помните, что ваши дети — всего лишь дети. Не относитесь к ним, как ко взрослым, чаще ставьте себя на их место, вспоминайте своё детство.

Жан-Жак Руссо говорил: «Дайте детству вызреть в детстве». Естественно, мои родители не знали этих мудрёных слов, но часто следовали им. Говорили: «Та вин же ще малэнький!».

Приведу поучительный пример. Будучи дошкольником, я приметил на огороде соседа (скверного и скандального мужчины) созревавший арбуз. Поддался соблазну: сорвал его, разбил и начал есть. И вдруг услышал: «Ну что, Коля, вкусный арбуз?». Это был тот самый сосед. Я бежал очень быстро и спрятался недалеко от своего дома в кустах.

На удивление, сосед не погнался за мной… Из своего укрытия я видел и слышал, как он зашёл к нам во двор и громко кричал родителям: «Вора вырастили!». Грозился заявить в милицию.

Домой я возвращался, как на собственные похороны. Нет, меня до этого никогда не били. Но, думал, сейчас-то достанется. И поделом…

Последствия оказались самыми неожиданными. Ни мать, ни отец по поводу случившегося не сказали мне ни слова. Как будто бы ничего и не было. Ни вопросов, ни расспросов, ни угроз. Удивлённый и благодарный, молчал и я. Но с тех пор больше никогда не брал чужого. Я так и не узнал, специально ли родители не подвергли меня наказанию или просто забыли. Но всю жизнь благодарен им за эту, возможно, нечаянную педагогическую мудрость.

Сложная проблема — воспитание. Хотя в его основе три простые вещи: труд, коллектив и доброта.

Н.Ф. Бондаренко,

кандидат педагогических наук, доцент.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 16 июня 2022 на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

3 × два =