Газета «Родина». Как Сбер стрижёт овец

Содержание статьи предназначено россиянам, которые сохранили не только любовь к Родине, но и к ценностям человеческой жизни, таким, как доброта, сострадание, стремление к истинной свободе, духовная щедрость, честность, уважение, терпимость и т.д. Всё перечислять не буду, но, поверьте, среди них нет стремления к наживе любыми методами.

Имея достаточно времени, как любой пенсионер, часто брожу по Интернету и смотрю телепрограммы. То, что там происходит, зачастую вызывает омерзение и недовольство. Отлично понимаю — тлетворное влияние Запада, идеологическая война против России. Не кажется ли вам, что действия пятой колонны, как раковая опухоль, поражают Россию?

Предпринимаемые властью полумеры к желаемому результату не приводят. Кого я отношу к пятой колонне? Несомненно, зарвавшихся и зажравшихся олигархов, чиновников, растаскивающих бюджет по своим сусекам, журналистов, пропагандирующих западный образ жизни, не свойственный народу России, навальных, сеющих смуту в обществе, служителей Закона и Фемиды, подрывающих веру российского народа в справедливость, финансовых воротил, накинувших кредитную петлю практически на всё население нашей страны.

Покончив с ними исключительно в правовом поле, наш народ не только вздохнёт свободно, но устроит такое импортозамещение, что недружественные нам страны позавидуют. Ни для кого не секрет, что Интернет захламлён фейками. Одни из них касаются председателя правления Сбербанка Грефа. Их содержание пересказывать не буду, отмечу только, что Грефу приписывают весьма негативные высказывания о народе России, самое корректное из них: «… народ — серая масса».

Пятнадцать лет назад мне доводилось общаться с Германом Оскаровичем, когда он приезжал в Тулу решать вопрос финансирования окончания строительства жилищного комплекса «Платоновский лес». Тогда он произвёл на меня положительное впечатление.

Я резко поменял мнение, прослушав его циничные откровения на Петербургском экономическом форуме. Как шутят в Рунете, Грефу «вкололи сыворотку правды». Глава Сбербанка высказался о том, что ему будет страшно, если власть окажется в руках народа. Как только простые люди поймут основу своего Я, станут самодостаточны, управлять и манипулировать ими будет чрезвычайно тяжело.

Т.е. грефы, чубайсы, абрамовичи и прочие считают себя пастухами, а наш народ стадом овец, предназначенным только для стрижки, получения смушек и мяса. В марте текущего года мне позвонили земляки с Дона: «Иваныч, выручай, у нас правовой беспредел, очередная жертва — дитя войны Анна Андреевна Новохатская».

Обстоятельства мой собеседник толком объяснить не смог. Был понятен только смысл: СБЕРБАНК нацелен на отъём пенсии у старушки за долги умершего сына, и в этом ему (СБЕРу) помогает судебная власть Шолоховского района Ростовской области. Земляк сообщил: «Суд состоится 30 марта».

Отложив все дела, на следующий день выехал в родные края. Преодолев 800 километров, вечером я уже был на хуторе Заикинском, где проживает Анна Андреевна. Сразу к ней. Впечатление от места проживания бабушки Ани, мягко говоря, удручающее: хатёнка с печным отоплением, стены закопчены, воды и туалета нет, будка для естественных нужд во дворе. Изгородь гнилая, живности никакой, кроме унылой собачонки. В окрестностях таких заброшенных избушек десятки, если не сотни. Там, где теплится жизнь, обитают в основном престарелые женщины. Мужья их рано почили — от непосильного крестьянского труда, неустроенности быта и ужасающей нищеты, от пробелов медицинского обслуживания.

Баба Аня поила меня чаем с душистым мёдом. Наша беседа продлилась до трёх часов ночи. Про историю её жизни можно написать целую повесть.

В 1941 году, уходя на фронт, муж попросил беременную жену сохранить ребёнка и позаботиться о нём. Обещал вернуться. В феврале 42-го года родилась девочка, назвали Анной. Казалось бы, рождение ребёнка — счастье и радость в дом. Но с фронта пришла похоронка: муж геройски погиб, защищая Родину. Женщине, оставшейся с двумя детьми, некогда было горевать и опускать руки. Тяжело было.

Тогда всем трудно было. Мужчин в сельской местности по пальцам можно пересчитать. В послевоенные годы, закончив лишь три класса, младшая Анна ушла работать в поле вровень со взрослыми женщинами. В зной, жару с раннего утра до позднего вечера Анна возделывала по 4-5 гектаров земли в день.

Повзрослев, вышла замуж, на свет появились две дочери и любимый младшенький сыночек Лёшенька. Шли годы. Дети выросли, разлетелись по своим гнёздам. Незаметно подкралась старость. Баба Аня осталась одна. Тяжёлый труд дал о себе знать потерей здоровья. Она стала слепнуть. Зная о том, что у сына жизнь не ладится, он всё чаще стал прикладываться к рюмке, решила поехать к нему жить и опекать. Так она очутилась на хуторе Заикинском, где получила постоянную прописку в избёнке сына. Два года прожили вместе. В 2020 году сын Алексей умер.

Понять материнское горе может тот, кто испытал такое. Не пошла жить баба Аня к дочерям, сказав им, что, пока ноги двигаются, будет обогревать уголок сына. На сороковины, разбирая с дочерью документы, нашли кредитные документы Сбербанка. Неожиданная новость ошеломила всех.

Сотрудники Сбербанка подтвердили: Алексей Иванович Новохатский закредитован несколькими договорами на сумму более двух миллионов рублей. Все родственники умершего Алексея, в том числе мать Анна Андреевна, решили не вступать в наследство. По умолчанию законом допускается такой способ отказа наследников умершего от наследства.

Закон законом, но есть ещё внутренние убеждения служителей Фемиды.

20 марта этого года бабушку Аню вызвали в районный суд. К извещению было приложено определение судьи Галины Мартыненко (нарушена ч.3 ст. 114 ГПК РФ). И более никаких документов.

В определении обозначен вывод судьи: «Новохатская Анна Андреевна является наследником по закону».

Такой удар судьбы старушка не ожидала. Поплелась к местному адвокату. Та обозначила сумму затрат: её услуги стоят 40-50 тысяч рублей, экспертиза по оценке имущества порядка 20 тысяч. Откуда у старушки такие деньги? Она влезла в долги, чтобы достойно похоронить сыночка.

30 марта Анна Андреевна вместе со мной явилась в суд. Меня удивили некоторые процессуальные странности, царящие в Шолоховском районном суде Ростовской области: в фойе здания суда мне пытались вручить копии уточнённых исковых требований, где Анна Андреевна значилась уже единственным ответчиком по иску Сбербанка.

На заседание суда явились только мы — ответчики. Открыв процесс, судья Галина Мартыненко терпеливо выслушала мой двухчасовой монолог. В её глазах читался вопрос: «Старик, откуда ты такой взялся?».

Далее суд любезно разрешил мне в любое время ознакомиться с материалами дела, следующее заседание назначив на 19 апреля сего года.

Если бы мы не пришли на заседание, то постановление о взыскании задолженностей по кредитным договорам между умершим А.И. Новохатским и СБЕРом с Анны Андреевны Новохатской в этот же день было бы вынесено.

Более двенадцати лет я защищаю невинно пострадавших граждан России от произвола чиновников. Многое повидал, многого наслушался. Но с такими цинизмом, равнодушием, алчностью, жаждой наживы и надувательством, вытекающими из содержания материалов дела, столкнулся впервые.

Судите сами. О смерти заёмщика СБЕРБАНК узнал тотчас же, но с исковыми требованиями обратился в суд спустя полтора года. Чтобы побольше урвать у старушки денег?

Трижды СБЕР менял ответчика. То призывал самого умершего, то сельсовет, но остановился на «представителе серой массы» — Анне Андреевне Новохатской.

Имея возможность завладеть имуществом умершего (позволяет ст. 205 ГПК РФ), СБЕРБАНК стремится отнять у бабушки Ани полпенсии и удерживать с неё деньги до конца её жизни. Зная о том, что недвижимость умершего неликвидна (вокруг полно брошенных изб) и фактическая стоимость имущества не превышает 100 000 рублей, а Закон разрешает взыскивать с наследника сумму в пределах стоимости перешедшего имущества, СБЕР дал оценку имуществу более 2,1 миллиона рублей.

СБЕРБАНК скрывает документы, подтверждающие трудовую деятельность и финансовое состояние заёмщика Алексея Новохатского, в которых «ключ от ларчика».

Не исключено, что сделка по договору кредитования между СБЕРом и умершим заёмщиком очередная мошенническая схема для отъёма деньжат. А иначе как можно объяснить выдачу кредита на пять лет с условием возврата 2 892 780 с ежемесячным погашением в 48 213 рублей заёмщику Алексею Новохатскому, нигде не работавшему и злоупотреблявшему алкоголем.

Поручителей нет, залогового имущества нет. Каким документом Алексей убедил Сбербанк, что его среднемесячный доход на уровне 100 000 рублей?

Обо всём вышенаписанном я сказал на заседании суда и попросил председательствующего вынести частное определение.

Реакции никакой.

Суд отложил разбирательство.

Постараюсь держать читателей в курсе дальнейших событий.

Александр ГОРШЕНИН.

Ставрополь.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 21 апреля 2022 на сайте ЦК КПРФа также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

16 − 7 =