Газета «Родина». Юрий Василенко: Слово Толстого из уст сталевара

Как внедряются в сознание россиян чуждые нам смыслы

На Украине принят закон о запрете русского языка. В России все телевизионные ток-шоу были посвящены этому событию. А что же в России в целом и на Ставрополье в частности происходит с «великим и могучим» русским языком?

Подражание Западу

Мы сейчас живём в совершенно иной стране, чем 30 лет назад, когда русский язык имел охранную грамоту от государства. Теперь иной строй, иные быт и нравы. На глазах меняется общество, меняется и язык, который первый отражает всё происходящее с народом.

Обратимся к началу 90-х годов. С нелёгкой руки журналистов на западный манер стали представлять человека, не называя его отчества. При этом не считаются с возрастом. А ведь в России издавна обращением по отчеству выражали особое уважение и почтение. Отец, отчество, Отечество, Отчизна — у этих дорогих сердцу слов единый корень. Зачем же вырывать его?

Особое усердие в отторжении вековых традиций проявляют «звёзды» эстрады. У них теперь и имена переделаны на иностранный лад, они называют себя Стасами, Алексами, Фрэями, Анни, Грэгами.

На телевидении стало заметно влияние английской речи. У говорящих на русском языке журналистов — сплошь нерусские интонации, так называемые английские взлёты (повышение тона к концу фразы). К тому же, тараторят со скоростью пулемёта. Исчезают интонационное богатство родной речи, её певучесть, многострунность.

Огромные перемены в обществе, установка на западный образ жизни вызвали иноземное словесное нашествие на русский язык. Спору нет: язык не может обойтись без заимствований, это непреложный закон его развития. Когда же наступает перенасыщение (как у нас), тогда начинается вытеснение родного языка чужим. Он съёживается, выхолащивается. Уходят из обихода родные, исконно русские слова, передающие все оттенки наших чувств и переживаний. Теперь многие из нас вместо слов «беда», «горе», «печаль», «забота», «трудности», «потрясение», «напасть» и т.д. на каждом шагу употребляют слово «проблема», не вникая в его смысл.

То же самое можно сказать и о стремительно ворвавшихся в нашу ежедневную речь словах «шок», «стресс». Сегодня любой пенсионер лучше преподавателя иностранного языка объяснит вам, что такое «субсидия», «дилер», «риелтор», «консалтинг», «пиар», «доллар». Депутаты, члены правительства, политологи сыплют мудрёное: «толерантность», «парадигма», «мессенджер», «локдаун» и т.д.

Лучше бы грамотно по-русски говорили и писали. «Поэтом можешь ты не быть, но грамотно писать и говорить обязан», — так бы я перефразировал известную фразу. Ведь недаром сказано, что если хочешь лишить народ государственности, лиши его языка. Вот такие у нас времена.

Подражанием Западу можно объяснить самовольное переименование журналистами государственных должностей. Ведь это с их подачи у нас появились мэры, спикеры, сити-менеджеры, сенаторы и шерифы. Неуважение к русскому языку насаждается сверху. Оторопь берёт, когда слушаешь речистых депутатов Госдумы и министров. Их выступления, напичканные заимствованиями, напоминают компьютерный перевод с иностранного языка. При этом обижаются, мол, не так их поняли. Ещё как поняли! Главное — заёмными словами легче обмануть. Стоит вспомнить хотя бы два из них: «приватизация» и «ваучер».

Эпоха в словах отразилась

Коренные преобразования в обществе зеркально отразились в лексике. Из далёкого прошлого возвратились слова, которые, казалось, навсегда вышли из обихода: господин, губернатор, Дума, гимназия, гувернантка, беспризорник, нищеброд, забастовка, безработный, наёмный работник, полицейский. Появились новые слова: силовики, бюджетники, тренд, хайп, трек, вау, троллить.

Попса шрапнелью дробит наши уши. В пассивный состав лексики ушли слова и словосочетания: пятилетка, передовик, герой социалистического труда, народный контроль, доска почёта, красный уголок, пионерская комната, советский народ, народный депутат, товарищ, пионервожатый.

В действующем Трудовом кодексе РФ мы не найдём словосочетания «трудовой коллектив». Всё реже встречаются слова «стыд», «совесть», «идеалы», «любовь», «честь», «порядочность», «достоинство», «справедливость». Мы теперь не о совести думаем, а об «имидже» и «рейтинге». Теперь некоторые стали господами. Когда кушали мы щи, то были все товарищи, а когда кончилась еда, сразу стали господа.

Приметами времени стали резкое упрощение языка, замена и вытеснение многих слов. Обратимся к глаголу «ощущать», имеющему значение чувствовать, испытывать (какое-либо) чувство. Уж очень полюбилось это слово нашим тележурналистам и политикам. Оно стало заменять слова «думать», «полагать», «считать», «понимать». Журналист В. Познер задавал когда-то вопросы своим собеседникам: «Как вы ощущаете, будет ли Америка ратифицировать договоры о разоружении?», «Как вы ощущаете, есть ли скрытая война?». Так на смену мыслям, мнениям, оценкам приходят сплошные ощущения.

О том, чем нас «грузят», говорит множество других примеров из речей публичных людей. На радио и телевидении слушателей всё время грузят проблемами, новостями, дискуссиями. Но всем известно исконное значение глагола «грузить» — наполнять что-либо грузом.

Сегодня жаргонная эпидемия охватила всё общество от политической трибуны до детской площадки. Поток сниженной лексики хлынул не только в обыденную речь, но и в язык эстрады, кино, прессы, телевидения, радио. На базе социальных и профессиональных жаргонов сформировался общий жаргон, который насчитывает несколько сотен наиболее часто употребляемых слов. Основным источником его пополнения стал арго (язык уголовных элементов), что вполне объяснимо: вслед за криминализацией общества происходит и криминализация языка.

Именно из арго пришли в общий лексикон слова: бабки (деньги), мочить (убивать), стрелка, сходка (сборище воров, встреча), бригада (преступная группировка), обуть (ограбить, обобрать), беспредел (преступление с применением жёсткого насилия, переходящее всякие пределы нарушения законности), соскочить, слинять (убежать, вовремя уйти) и т.д.

Многие слова сегодня не воспринимаются как воровские. К примеру, «тусовка» — арготизм, получивший широкое распространение в молодёжной среде. Нашим журналистам он так полюбился, что приобрёл черты… светскости. Каких только тусовок у нас нет! На любой вкус: роктусовка, тусовка художников, политтусовка.

Но не все знают, что тусовкой изначально называли сбор уголовников с целью тасовать карты, тасоваться. Жаргонные слова и выражения имеют право на существование, но далеко не во всех ситуациях. Когда они звучат публично из уст известного человека, то это просто неприлично. С телеэкрана мы слышим: «халявы не будет» (А. Чубайс), «выпендрёж, ни фига себе» (С. Сорокина), «менты», «заморочки», «достали всех» и т.д. Согласитесь, ничто так не обнаруживает образ мысли, как лексика.

Визитной карточкой нашей страны стала англоязычная реклама. Изменился внешний облик городов — больших и малых. Для многих Москва перестала быть русским городом: повсюду рекламные щиты с нерусскими буквами, вывески на чужом наречии. В городах все площади и улицы обложены иностранной рекламой. Повсюду бутики, секс-шопы, секонд-хенды. Можно ли вообразить в подобном окружении, скажем, памятник Гёте в Германии? Или памятник Ленину в Финляндии? Это ли не глумление над нашей национальной святыней?

Приходится с горечью признать: язык наш стал заложником перестройки и непрекращающихся реформ. Удручающе низок уровень речевого развития и грамотности молодёжи (только ли её?). В каждой речи употребляются слова «как бы» или «типа того».

Виновата новая система образования

Хочу высказать своё отношение к Единому государственному экзамену. Это бомба замедленного действия. Со временем общество получит человека нечитающего (уже сейчас очень мало читают, в основном сидят в телефонах и смартфонах), неразмышляющего, неразговаривающего. Школу захлестнула эпидемия тестирования. Откуда она пришла, известно. Почему мы перенимаем далеко не лучшее?

Тест позволяет проверить лишь знание правил, но не уровень владения языком и логическим мышлением. Подготовка к ЕГЭ — своего рода дрессировка, натаскивание на расстановку галочек. Параллельно с этим идёт тихое удаление классики из школьных программ. Эти и другие нововведения означают полный отказ от лучшей в мире советской системы образования в угоду куцым европейским стандартам, которые уродуют наше молодое поколение.

Студенты и школьники старших, да и младших классов для связки слов употребляют трёхэтажные междометия. Откуда появилось словосочетание «золотая молодёжь»? У них в каждом слове — по три ошибки. На экранах телевидения в золоте и бриллиантах — безграмотные и необразованные девицы, почему-то называющие себя светскими львицами. Если это цвет общества, упаси меня от него. Вот такое внедрение Запада мы наблюдаем ежедневно.

Господа демократы, ведь это результаты вашего реформирования народного образования. Понятны ваши стремления — глупым народом легче управлять. Очевидно, вам нужны безграмотные и покорные, чтобы обслуживали молча правящий класс.

Русский язык — самое дорогое, самое сокровенное, что есть у нашей нации. Именно в нём выражено национальное самосознание. Если мы ослабим, говоря словами поэта Николая Рубцова, «самую жгучую, самую смертную связь» с Родиной и её языком, то нас можно будет без особого труда переломить, перестроить, переделать. Наглядный пример — Украина. Американцы там властвуют, как у себя дома. Жители Украины для них люди второго сорта.

Не к этому ли с упорством ведут нас наши лживые демократы-реформаторы, усердно внедряя в школах ЕГЭ, а во многих селениях России ликвидируют якобы малочисленные школы? А ведь Советская власть повсеместно ликвидировала безграмотность и считала это своей первостепенной задачей.

Всем, кому не безразличны судьба родного языка и литературы, судьба наших детей и внуков, надо осознать свою роль в его сбережении. А от властей следует срочно потребовать возвратить в школы советскую систему образования. За это мы в ответе перед грядущими поколениями.

Многие выпускники школ не знают, кто такие Александр Пушкин, Тарас Шевченко, Лев Толстой, Алексей Толстой, Александр Грибоедов, Николай Островский, Максим Горький, Владимир Маяковский, Михаил Лермонтов. Не знают их произведения, но зато знают Гарри Поттера, Казанову, святого Валентина и других идеализированных ими героев.

Реформаторы вместо исконно русской классической литературы насаждают в школах низкопробную, а иной раз и вредную зарубежную. Под её влиянием молодые становятся рабами для обслуживания класса имущих, ведь в их идеалах — только деньги.

Мало знать русскую литературу и родной язык. Его надо, как мать, любить, бороться за его чистоту. Вернём нашим детям советское образование! К этому я призываю всех нас. И вот тогда будет, как в былые времена:

«Русский характер — это не ново,

Это не ново, это не старо.

С трепетом слушаем русское слово,

Слово Толстого из уст сталевара».

Ю.А. ВАСИЛЕНКО.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 29 июля 2021 года на сайте ЦК КПРФа также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

тринадцать + 10 =