«Чахнущий парламентаризм России». Публицист Галина Платова об итогах седьмого созыва Госдумы

Седьмой созыв Госдумы ушёл в историю. Что будет с восьмым?

Выборы восьмого состава Государственной Думы должны состояться 19 сентября текущего года. К ним готовятся партии, представляя свои программы, выдвигая кандидатов в депутаты. Только избиратели достаточно равнодушны к этой политической суете.

Интерес к выборам у народа практически угас, поскольку состав представителей в Госдуме раз за разом оказывается не совсем тот, за который люди голосуют. Электорат систематически испытывает разочарование, потому и отмахивается: не пойду на выборы, моё мнение никому не нужно, «там всё по-своему посчитают».

А на какую правду можно рассчитывать в этом году, если голосование будет трёхдневным (17,18, 19 сентября) плюс разрешённая процедура электронной подачи голосов? Всё это, как справедливо считают эксперты и сами избиратели, открывает неограниченные возможности для «особого подсчёта» и любых подтасовок итогов волеизъявления граждан.

Парламентаризм получается корректируемый?

Да, таким он заложен ельцинской Конституцией, за которую народ принудили голосовать в декабре 1993 года после расстрела Верховного Совета. До сих пор есть сомнения в том, что она принята, что за неё проголосовало большинство населения. Объективной проверки полученных результатов ельцинское окружение не допустило, а потом подозрительно быстро уничтожило все документы проведённого плебисцита. С тех пор так и пошло, что ни выборы – то скандалы с сомнительным подсчётом, вбросами, каруселями.

Госдума сменила советский Верховный Совет в 1994 году. Как высший законодательный орган она должна была явить населению истинно демократический парламентаризм. Так, по крайне мере, заявляли ельцинисты. Первая Госдума получилась пёстрой, в неё вошло 8 партий: Аграрная, «Выбор России», ЛДПР, ДПР, КПРФ, ПРЕС, «Женщины России», «Яблоко», из числа независимых депутатов сформировалась группа «Новая региональная политика». Законы принимались на основе консенсуса, хотя перевес оставался на стороне либерал-буржуазии. Партией власти считался «Выбор России» во главе с Е.Гайдаром, в его составе были тогдашние министры — Чубайс, Козырев, Памфилова.

Госдума не сразу въехала в здание своей штаб-квартиры на Охотном ряду, 1, принадлежавшее прежде Госплану СССР. Полгода думцы скитались по «чужим» углам» – то в мэрии, то в гостинице «Москва». И только к осени 1994 года Госдума обрела своё пристанище. Повесили вывеску «Государственная Дума….», триколор. А с гербом получилась заминка. Сковырнуть советский герб, выбитый в камне на фронтоне здания, не удалось, пришлось рядом прилепить двуглавого орла.

Поначалу возле думского здания не было ни охраны, ни ограждений, ни скопления членовозов с мигалками. На входе в палату в небольшом уголке у массивных дверей находился телефон, с него мог любой гражданин позвонить любому депутату по своей проблеме. Демократичность царила в первые годы работы Госдумы. Всё изменилось, когда в палату вошли партии «Единство» и «Отечество — вся Россия» (ОВР), объединившиеся позже в «Единую Россию». Прямое общение с электоратом не входило в круг интересов этого скопища, позже названного партией. Между народом и парламентом вырастала стена.

Каждый созыв Госдумы сопровождался тем или иным потрясением. При первом — началась Чеченская война, произошло это 11 декабря 1994. Думское законотворчество отошло на второй план, палату сотрясали заявления, постановления, осуждающие Ельцина, а ещё больше его министра обороны П. Грачёва. Депутаты требовали покарать авантюристов. Но, эти негодования ничего не значили. Исполнительная власть дала понять парламенту, что его роль невелика. Parlement, от parler (франц.), т.е., говорите, сколько хотите, но не более того.

Зато многие думские либералы раскрылись по полной. Они начали выступать за «свободу» Чечни, т.е., отделение её от России. Некоторые из них помчались на запад за указаниями, иные — в Чечню «вести переговоры» с бандитами. На поверхность всплыли откровенные антисоветчики, предатели, которые хотели бы после развала СССР развалить и Россию. Прикрываясь лозунгами «за демократию», «за свободу», они стремились разделять, властвовать и обогащаться, что в последующем и осуществили.

Стоит ли удивляться тому, как в это мрачное тридцатилетие гибли отечественная промышленность, наука, космос, образование, здравоохранение, как шло, да и продолжает идти в разнос всё, что строилось миллионами советских людей? Не растёт ВВП? Да, кто сказал, что в раздербаненой России он должен расти?  Идеология 90-х, безжалостного и безнаказанного разрушения РФ, уничтожения её потенциала, подавления народа, продажности и безудержного стяжательства одних на фоне нищеты миллионов, — остаётся в силе по сей день. «Деньги делают деньги», провозглашали ельцинисты. Этот девиз остаётся ведущим в мире спекулятивного капитала.

Что мы услышали от президента на прямой линии?

«Да, здесь есть проблемы. И безработица увеличилась, и реальные доходы граждан припали. Мы всё это знаем. Но не произошло ничего такого, что мы могли констатировать или могли назвать катастрофой…».

Действительно, что такого страшного, если кому-то нечего есть, негде жить, не на что лечиться и воспитывать ребёнка? Это – не катастрофа. Для нас это уже норма.

Впрочем, возвращаюсь к парламентаризму. Бесславно завершил свою работу первый созыв Госдумы. Распались в пыль гайдаровский «Выбор России», шахраевско-шохинский ПРЕС, травкинская ДПР, федуловско-лаховская «Женщины России». В народной памяти от этих партеек ничего не сохранилось.

На выборах второго созыва Госдумы большинство голосов получила Компартия Российской Федерации во главе с Геннадием Андреевичем Зюгановым. Во фракцию КПРФ вошли 138 депутатов. Партия власти того времени «Наш дом – Россия» (НДР), лидером которой был премьер-министр Виктор Черномырдин, получила всего 64 мандата. Но, парламентская работа от этого не пострадала.

Наоборот, аналитики писали, что вторая Госдума, «была однородней и авторитетней, чем её прежний состав», отличалась «стабильностью структуры… чёткой идеологической очерченностью». Обозначились два противостоящих идеологических течения: левое — коммунистическое, прокоммунистическое, патриотическое и правое — демократическое, либеральное, прозападническое. Левое – это КПРФ, депутатские группы Аграрная и «Народовластие», всего 220 парламентариев. Либералы – НДР, «Яблоко», «Регионы России», численность около 180 мандатов. ЛДПР В. Жириновского, в которой был 51 депутат, не заявляла о конкретных идеологических пристрастиях, но после лавирований и рокировок открыла своё либерально-демократическое лицо, став откровенным прокремлёвским сателлитом. Таковой ЛДПР и осталась.

Сейчас распространяется миф о том, что КПРФ во втором созыве имела численное преимущество и могла бы чуть ли не восстановить Советский Союз. Это не так. КПРФ вместе с союзниками не имела даже простого большинства, т.е., 226 депутатов, не говоря о конституционном – 300 депутатов.

Но, даже при имевшихся 220-ти, зюгановцы взялись за выполнение наказов избирателей и не отступали от этой линии ни на шаг. Это был первый и единственный состав Госдумы за все семь созывов, где парламентарии руководствовались мнением избравшего их народа, чем приводили в ярость Ельцина и его свиту.

Да, КПРФ действовала целенаправленно. Избрала главой палаты своего товарища — Геннадия Селезнёва, а 15 марта 1996 года добилась принятия постановления о денонсации Беловежских соглашений. В документе подчёркивалось, что юридическую силу для России и её граждан имеют результаты референдума 17 марта 1991 года о сохранении СССР, в ходе которого более 70% населения пожелало жить в Союзе. Лица, подготовившие, подписавшие и ратифицировавшие решение о прекращении существования СССР, как сказано в постановлении, «грубо нарушили волеизъявление народов России», и в таких решениях фактически нет должных юридических полномочий.

Постановление вызвало гнев Кремля, Госдума чуть было не поплатилась разгоном. Но, Ельцину пришлось начать работу по восстановлению Союза хотя бы в рамках двух государств Беларуси и России. Работа эта постоянно тормозилась либералами вроде Кудрина и прочими гайдаровцами, шла ни шатко, ни валко. Но, сегодня, когда и Россию, и Белоруссию запад обложил санкциями и угрозами, Союзное государство, заложенное в те годы, обретает огромное значение для наших народов, а его противники вынуждены смириться с реальностью.

Во втором созыве Госдумы усилиями КПРФ и её сторонников удалось провести процедуру голосования по отрешению президента Ельцина от власти. И хотя ни по одному из пяти пунктов обвинения — разрушение Союза, геноцид собственного народа, расстрел Верховного Совета, развязывание войны в Чечне, развал армии и военно-промышленного комплекса – не набралось конституционного количества голосов «за» (не хватило 17 голосов), импичмент, к сожалению, сорвался, —  Ельцин узнал, что народ России его ненавидит и считает губителем страны.

После дефолта 1998 года КПРФ настояла на формировании компетентного правительства во главе с Е. Примаковым и Ю. Маслюковым. За несколько месяцев этому кабмину удалось реанимировать экономику.

Думские коммунисты в те годы восстановили регулярные выплаты пенсий, до этого они часто задерживались, вынудили либеральный минфин ввести в бюджет отдельной строкой расходы на компенсационные выплаты гражданам за утрату дореформенных вкладов. Дважды такие выплаты были сделаны, прекратились, когда Госдуму оккупировала путинская «Единая Россия».

Именно второй созыв Госдумы стал наиболее ярким. Народ положительно оценивал его деятельность и надеялся, что парламент будет и дальше вносить в жизнь страны положительные изменения. Авторитет законодателей возрос в глазах общества. Только Кремль, стиснув зубы, едва дождался окончания созыва и про себя решил, что никогда впредь не допустит в парламенте такого количества коммунистов, как было во втором созыве. Для этого на всех дальнейших выборах властью предпринимаются различные ухищрения, лишь бы уменьшить представительство коммунистов в Госдуме.

Выборы третьего созыва были успешными для Кремля. Также, как и вторая, Госдума избиралась на 4 года, работала с 18 января 2000 г. по 29 декабря 2003 г.  Коммунистов в ней было всего 83, а проправительственное лобби составляло уже большинство – это «Единство», «ОВР», «Регионы России», «Народный депутат», значительная часть избранников, не присоединившихся к фракциям. Позже эта масса сольётся в «Единую Россию» и будет оттачивать своё мастерство в принятии законов в пользу богатого правящего класса и его власти.

Третья Госдума утвердила государственную символику: бело-сине-красный флаг, гимн с прежней музыкой, но с обновлённым текстом, двуглавого орла в качестве герба и прекратила принятие законов для народа.

Несмотря на жёсткое сопротивление коммунистов и аграриев, думская буржуазия протащила Земельный кодекс, разрешающий куплю-продажу земли, в том числе сельскохозяйственного назначения. Что это дало? Почти 100 млн гектаров заброшенной пашни. Во время голосования по земле собравшийся около Думы протестующий народ умолял депутатов не пускать землю под откос. Но, единороссы были равнодушны к гласу избирателей, они выполняла поручение президента и правительства. Тогда произошёл перелом в деятельности парламента, народное мнение осталось без внимания депутатского большинства. Люди пытались прорваться в Госдуму, на выходе встречали единороссов выкриками «Позор!», «Позор!», а те, как нашкодившие коты, прошмыгивали в свои автомобили. С тех пор вокруг Госдумы появились ограждения, кордоны, документы у каждого входящего стали проверяться чуть ли не с проезжей части Охотного ряда.

Этим же созывом было отменено прогрессивное налогообложение и принят закон о плоской шкале НДФЛ, когда с каждого – малоимущего и миллиардера — взимается всего 13% подоходного налога. Со скандалом проходил правительственный закон об автостраховании. Не зря сопротивлялись коммунисты и рядовые автомобилисты лоббистскому закону. Теперь все убедились, как разбогатели страховщики на ОСАГО, даже появился более дорогой вид страхования — КАСКО. Но, какие бы названия ни придумывали эти компании, цель у них одна – собственное обогащение за счёт автомобилистов. Причём больше всех платят за страховые полисы бедняки, у которых старенькие машины, а риска попасть в аварию больше и восстановление — дороже.

По окончании созыва третью Думу «наградили» самыми нелицеприятными определениями — «лакейская», «беспросветно покорная», «управляемая», начали сравнивать со штамповочным цехом Кремля. А президент В. Путин и премьер Д. Медведев поняли, что получили тот парламент, который в позе «кушать подано» проголосует за любой предложенный ими закон.

На волне пресмыкательства действовали все остальные думские созывы – IV, V, VI, VII, где правила бал «Единая Россия». Она, при активном сопротивлении КПРФ и аграриев, приняла 122-й закон о монетизации льгот. Хотя правильнее его назвать — об отмене льгот. По подсчётам экономистов, 122-м у народа было отнято социальных гарантий на 3 трлн рублей. Отменены бесплатные лекарства, в большинстве регионов РФ перестал действовать бесплатный проезд на общественном транспорте для пенсионеров и инвалидов, ушли в прошлое льготы на билеты в театры, кино, бесплатные путёвки, бесплатная медицина. Учителям в провинции отменили бесплатное обеспечение дровами, углём, книгами, методичками, у северян отняли надбавки, сейчас кое-что вернули, но в усечённом объёме и не всем.

122-й закон положил конец вере народа в то, что парламент с единороссовским большинством способен отстаивать права простого человека и помогать ему.

Незабываемой страницей в истории Госдумы последнего созыва останется приход к парламентскому зданию группы шахтёров ГК «Кингкоул» Ростовской области, которым хозяин многие месяцы ничего не платил и задолжал по зарплатам свыше 300 млн руб. Они просились выступить перед депутатами, рассказать о своей беде. Коммунисты были на стороне угледобытчиков и надеялись, что прямое общение с депутатским корпусом позволит принять парламенту нужное решение. Но, единороссы, их спикер Володин, устроили специальное голосование и потом заявили, что запрещают шахтёрам входить в Госдуму. Так и остались стоять на улице, не солоно хлебавши, работяги, обманутые собственником и проигнорированные депутатами-единороссами.

Кому ж служит такой парламент? Кремлю? Правительству? Но, зарплату думцы получают не из кармана президента или премьера, а из бюджета, наполняемого рядовыми налогоплательщиками.  И получают неплохо, что справедливо возмущает народ. Только надо не только возмущаться, но и понимать, что в этом особенность буржуазного парламента, очень далёкого от демократии. При капитализме власть платит «народным представителям» за прислужничество классу имущих. Этому противостоят коммунисты, но они остаются в меньшинстве, якобы так народ голосует.

В советское время парламент не висел на бюджете, его депутаты были работающими людьми, каждый получал столько, сколько заработает на предприятии, в колхозе. Многие сегодня говорят, что тогда всё было правильно устроено. Так, если правильно было тогда, — боритесь за социализм и не будете кормить упырей.

Единороссы, между тем, превратили Госдуму в собрание жирных буржуа, достаточно взглянуть в их декларации о доходах. Они не знают, что такое голод и жизнь без средств. Они на той стороне баррикад, где миллиардеры, ради которых нажимают на кнопки, как говорил О. Смолин, не приходя в сознание.

Вспомним чубайсовский закон о развале РАО ЕЭС, раздачу в частную собственность электросетей, генерирующих мощностей единой энергосистемы. Единороссы дружно одобрили этот маразм. В итоге, электричество для граждан подорожало в разы. На энергообъектах произошло несколько страшных аварий, включая катастрофу с гибелью 75 человек на Саяно-Шушенской ГЭС. И какой вывод был сделан Госдумой? Никакой! За развал РАО ЕЭС никто не ответил. Чубайс, как ни в чём ни бывало, перешёл в снабжаемую бюджетом корпорацию «Роснано», где ничего не достиг, кроме проедания народных миллиардов. Ни одной парламентской проверки деятельности тёмной структуры власть не допустила.

За минувшие созывы думское большинство провело несколько пенсионных реформ, после которых жизнь пенсионеров ухудшалась. Последняя — повышение пенсионного возраста, одобренная единороссами в 2019 году, – предел бесчеловечности. Её продиктовали России внешние управляющие из МВФ. Кремль и ЕдРо исправно всё исполнили, растоптав мнение народа.

Ничего общего с демократией не имела так называемая конституционная реформа, это было заурядное обнуление президентских сроков Путина. Общественность считает, что в РФ узаконилась конституционная монархия. Возможно. Тогда мы движемся куда-то вспять?

Внутри Госдумы интенсивно испарялись остатки демократии. Парламентское расследование значится только на бумаге. А как оно требовалось по итогам работы экс-министра обороны Сердюкова. Коммунисты на этом настаивали. Но, обычный торгаш, разваливавший армию, остался безнаказанным. Единороссы запретили даже думать о проверке его деяний, всё скрыли от глаз людских, а кремлёвские покровители Сердюкова переместили его, нет, не на нары, а на хлебное место в госкорпорацию «Ростехнологии». Вот уровень правящей демократии, укоренившейся в РФ.

По воле ЕдРо в Госдуме сужались даже небольшие возможности депутатов влияния на исполнительную власть. Обесценились протокольные поручения, которые нередко инициировали коммунисты, парламентские запросы утверждаются только те, которые понравятся парламентскому большинству.

По воле Кремля и ЕдРо постоянному пересмотру подвергается избирательное законодательство. Из закона о выборах исчезли строка «против всех», порог явки, выхолощен контроль при подсчёте голосов. Что оставлено? Один избиратель придёт – и выборы состоялись. А почему запрещено людям высказаться против всех? Власть опасается, что протестная графа обгонит ЕдРо. Опросы показывают, что «против всех» могли бы проголосовать до 20% избирателей, и эта графа даже увеличила бы явку. Но, активность народа не нужна власть имущим.

Президент не скрывает своей большой заинтересованности в единороссовском большинстве в Госдуме, о чём он намекнул даже на прямой линии.  Это так удобно: захотел защитить миллиардеров от прогрессивного налога – ЕдРо тут как тут, голосует и защищает; решил запретить поддержку «детей войны», — запрет готов от ЕдРо. Захотел Мишустин «увеличить» прожиточный минимум дорогим россиянам аж на 297 рублей, — ЕдРо голосует и «повышает».  «Господа, — возражают коммунисты, — это же меньше, чем инфляция!».  «Ну, и что, — отвечают господа, — а думское большинство не против, значит, правильное «повышение»!».

Вот какой парламентаризм в России. Точь в точь такой, как виделся экс-спикеру Б. Грызлову: совсем не место для дискуссий. Хотя подискутировать можно, только толку от этого никакого. Зачахло народное представительство в объятиях «Единой России». Осталась одна декорация, да и та не натуральная.

А где же демократия? Где может прозвучать глас народа, которому предписано жить на 11 592 рубля в месяц? Как возродить на Руси подлинный парламентаризм, чтобы мнение людей было слышно и учитывалось? Без этого не только вакцинированию доверия не будет, но вообще ничему!

Ответ на поверхности: возрождение социализма, такого, как при Сталине. Тогда и выборы будут у честными, и депутаты – народными, и законы — справедливыми.

Галина Платова.

2021-07-07

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

одиннадцать − восемь =