Газета «Родина». О человечестве с любовью и тревогой

Один из основоположников научного коммунизма Фридрих Энгельс вошёл в нашу жизнь ещё в школьные годы с прочтением романтической трилогии Галины Серебряковой «Прометей». И стал близким, понятным и притягательным как личность. Те, кто увлекался историей, с интересом прочитали тогда его книгу «Происхождение семьи, частной собственности и государства» и не испытывали потом трудностей с изучением общественных дисциплин.

Фридрих Энгельс родился в 1820 году в семье фабриканта. Его биография может быть поучительна для сегодняшних молодых людей. Отбывал воинскую повинность в Берлине, посещал университет, ещё в юности открыто заявил о своём атеизме. Сотрудничал с «Рейнской газетой», редактором которой был Карл Маркс. Служил в конторе бумагопрядильной фабрики, совладельцем был его отец. В 1849 году участвовал в вооружённой борьбе против контрреволюции в Германии.

В своих научных и политических взглядах Энгельс в молодые годы перешёл от идеализма к материализму и от революционного демократизма к коммунизму. Большую роль он сыграл в организации первого Союза коммунистов. Вместе с Марксом стал создателем «Манифеста коммунистической партии». Вместе с ним руководил деятельностью 1-го Интернационала, состоял в его Генеральном совете.

Содружество двух основоположников научного коммунизма — образец истинно коммунистических, бескорыстных взаимоотношений между сильными личностями. Немецкий политический деятель, философ, историк и предприниматель, он не только снабжал Маркса фактическим материалом для его философских трудов, но и поддерживал его семью материально.

После Маркса Энгельс был советником и руководителем европейских социалистов. Подготовил к печати незаконченные второй и третий тома «Капитала». Его собственные научные труды послужили развитию марксистской науки и сыграли огромную роль в пропаганде научного коммунизма.

Незаурядный человек, полиглот, знавший не только языки, но и диалекты, Энгельс сыграл в мировой истории выдающуюся роль. Он подарил миру идею создания коммунистического общества, которую взяли за основу большевики при создании СССР.

В Стране Советов самыми популярными его произведениями были «АнтиДюринг» и «Происхождение семьи, частной собственности и государства». В первой из них Энгельс дал очерк об истории философии, обосновал историческую неизбежность возникновения марксизма, рассмотрел основные проблемы диалектического и исторического материализма. Во второй, которую В.И. Ленин охарактеризовал как одно из основных сочинений современного социализма, дан анализ ранних этапов истории человеческого общества, раскрыт процесс разложения родового строя, возникновения классов, частной собственности и государства как орудия классового господства.

Не прочитать книгу Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» — значит ничего не знать о ярком, многоцветном, многозвучном детстве человечества. Она написана с большой теплотой, бережным обращением с фактическими материалами, с любовью к человечеству и тревогой за его будущее. Прочитав её в первый раз ещё в школьные годы, мы снова и снова возвращались к ней, потому что для нас это — поэма, написанная прозой. Мы не знали лучшего учебника истории человеческого общества как по содержанию, так и по его одухотворённости.

В книге Энгельс во многом ссылается на фактические материалы и выводы американского историка и этнографа, исследователя первобытного общества Льюиса Генри Моргана, утверждавшего идею прогресса и единства исторического пути человечества. В предисловии к первому изданию написал о том, что никто иной, как Карл Маркс, собирался изложить результаты исследований Моргана в подтверждение своего материалистического понимания истории.

В вопросе о происхождении семьи важно приведённое Энгельсом положение Моргана о том, что «семья — активное начало; она никогда не остаётся неизменной, а переходит из низшей формы к высшей по мере того, как общество развивается от низшей ступени к высшей». В первобытном обществе у каждого ребёнка несколько отцов и матерей. Мужья живут в многожёнстве, а их жёны — в многомужестве, поэтому дети тех и других считаются общими. Затем исключаются браки между родителями и детьми, следующий шаг вперёд — исключение браков между братьями и сёстрами. Морган считает это «прекрасной иллюстрацией того, как действует принцип естественного отбора».

Как никто другой из историков, Энгельс высвечивает особую роль женщин в становлении и развитии семьи как ячейки общества от низших форм к высшим. Он считал, что с развитием экономических условий и увеличением плотности населения унаследованные от древности семейные отношения утрачивали наивный первобытный характер и должны были казаться женщинам унизительными и тягостными. Женщины всё настойчивее должны были добиваться единобрачия.

Тем временем приручение домашних животных и их разведение стало источником богатства. Но кому оно принадлежало? Первоначально — роду, однако скоро стало развиваться как частная собственность глав семей на скот, металлические изделия, украшения и, наконец, на рабов. По мере того, как богатства росли, они давали мужу более влиятельное положение в семье, чем жене. Традиционное наследование по материнской линии отменялось, вводилось право наследования по отцовской линии.

Ниспровержение материнского права Энгельс называет всемирно-историческим поражением женского пола. Отныне муж захватывает бразды правления и в доме, а жена лишается своего почётного положения, закабаляется, превращается в рабу его желаний, в орудие деторождения и фактически в его собственность. С нескрываемой болью и сочувствием к женщине пишет классик марксизма о её бесправном положении в эпоху варварства и цивилизации, в феодальном и буржуазном обществе, когда она явно или завуалированно становится предметом купли-продажи.

Но если присущая эпохе варварства вульгарная форма брака-купли исчезает, то в буржуазном обществе, с возмущением пишет Энгельс, она обретает всё более возрастающие масштабы. Теперь не только на женщину, но и на мужчину устанавливается цена, причём не по их личным качествам, а по их имуществу.

И только в пролетарской семье с включением женщины в активную экономическую деятельность она уравнивается в имущественных правах с мужчиной. Но полностью самостоятельной и свободной при заключении брака, как и полноправным членом общества, она становится лишь с уничтожением капитализма и созданных им отношений собственности. Тогда для заключения брака не остаётся никакого другого мотива, кроме взаимной склонности. Лучшим образцом семей эпохи цивилизации стали советские семьи, построенные на принципах полного равенства.

С возникновением частной собственности связывает Энгельс появление и другого зла человечества — социального неравенства. Он подчёркивает: величие родового строя при всей его ограниченности проявляется в том, что здесь нет места для господства и порабощения людей друг другом. Даже конфликты с внешним миром, которые устраняет или устраивает война, могут закончиться уничтожением племени, но не его порабощением.

Увеличение производства во всех отраслях потребовало новой рабочей силы. Её доставляла война. Военнопленных теперь не убивали, не принимали в своё племя, как это было в эпоху дикости, а превращали в рабов. Так возникло первое крупное разделение общества на два класса — господ и рабов.

Энгельс как о чудовищном пережитке варварства пишет о том, что богатства соседей возбуждали жадность народов, у которых его приобретение стало важнейшей жизненной целью. Грабёж им стал казаться более почётным, чем созидательный труд. Война ради грабежа — постоянным промыслом. Это ли не портрет современного капитализма, развязывающего войны на территориях государств, располагающих богатыми природными ресурсами?

Военный вождь теперь становился необходимым постоянным должностным лицом. Совет и народное собрание родового общества превращались в военную демократию, это признаки зарождающегося государства. Оно должно было держать в повиновении рабов, численность которых порой в разы превосходила число свободных граждан, а также обедневшую часть населения, увеличивающуюся с господством частной собственности.

Одновременно образуется класс купцов, как с нескрываемым негодованием пишет Энгельс, «класс паразитов, класс настоящих общественных тунеядцев, которые в вознаграждение за свои весьма незначительные услуги снимают сливки как с отечественного, так и с иностранного производства, быстро приобретают громадные богатства и влияние в обществе».

С болью за человечество Энгельс пишет, что этого никогда не могло бы случиться, если бы алчное стремление к богатству не раскололо членов рода на богатых и бедных, если бы, по словам Маркса, «имущественные различия внутри одного и того же рода не превратили общность интересов в антагонизм между членами рода». И если бы, добавляет он, в результате распространения рабства добывание средств к существованию собственным трудом не начало уже признаваться делом, достойным лишь раба и более позорным, чем грабёж. Узнаёте принцип нынешней буржуазной морали?

«Государство — организация имущего класса для защиты его от неимущего, — констатирует Энгельс. — Государство есть признание, что это общество запуталось в неразрешимом противоречии с самим собой, раскололось на непримиримые противоположности, избавиться от которых оно бессильно… Публичная власть усиливается по мере того, как обостряются классовые противоречия внутри государства». Это мы и наблюдаем сегодня.

«Но самый могущественный монарх и крупнейший государственный деятель эпохи цивилизации, — пишет Энгельс, — мог бы позавидовать тому не из-под палки приобретённому и бесспорному уважению, которое оказывали самому незначительному родовому старейшине». Старейшине рода рейтинги были не нужны…

Высшей формой государства в антагонистическом обществе Энгельс называет демократическую республику, при которой богатство пользуется своей властью, хотя и косвенно, зато тем вернее: в форме прямого подкупа чиновников, союза между правительством и биржей. Классическим образцом такого государства Энгельс называет Америку ещё в 1884 году! Следуя учению Н.Г. Чернышевского о прекрасном, убеждаемся: чем совершеннее данное явление, тем оно отвратительнее.

Но это та форма государства, как подчёркивает Энгельс, при которой только и может быть доведена до конца последняя решительная борьба между пролетариатом и буржуазией. Приведены в движение самые низменные побуждения и страсти людей. Богатство не общества, а отдельного жалкого индивида становится единственной определяющей целью. Одному классу предоставляются почти все права, на другой взваливаются почти все обязанности. Всякий шаг вперёд в производстве означает одновременно шаг назад в положении угнетённого класса.

«Но всё же настанет время, когда человеческий разум окрепнет для господства над богатством. Интересы общества, безусловно, выше интересов отдельных лиц, — цитирует Энгельс высказывание Моргана. — Одна лишь погоня за богатством не есть конечное назначение человечества. Завершение исторического поприща, единственной конечной целью которого является богатство, угрожает нам гибелью общества, ибо такое поприще содержит элементы своего собственного уничтожения».

Сегодня перед человечеством, как никогда остро, поставлен выбор: или гибель цивилизации, или социализм.

В.П. ЛЕНКИНА.

Новоалександровск.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 26 ноября  2020 года на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

 

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

одиннадцать − 7 =