Газета «Родина». Тезисы о социальном оптимизме

Проблема социального оптимизма находится в тени современной науки, политики, в том числе и публицистики. И совершенно неоправданно. Его современную роль в жизни общества, особенно в связи с антиподом пессимизмом трудно переоценить.

Речь идёт как об индивидуально-личностном, так и о социальном — общественном оптимизме, — характерном для больших масс людей и даже для всего общества в целом.

И оптимизм, и пессимизм не имеют полярных характеристик, дескать, это только хорошо, а это только плохо. Конечно, предпочтительнее оптимизм. По Ленину, оптимизм — бодрый взгляд вперёд, а не меланхолический назад. Но тут же читаем его предупреждение о том, что нет ничего пошлее самодовольного оптимизма (т. 10, с. 355). Советские коммунисты во многом пострадали по этой причине, думали, «всё пропели, бури все пролетели». Жизнь нас жестоко наказала за такой оптимизм.

Конечно, менее предпочтителен пессимизм индивидуальный и тем более социальный. Однако пессимизм необходим для баланса чувств и спокойного более глубокого и объективного осмысления действительности. Но нельзя затягивать этот процесс и превращать его в уныние. Ведь даже Библия считает уныние величайшим грехом человека.

Нельзя впадать в этот грех и атеистам-коммунистам. Довольно нам пессимизма, вызванного потерей Советской власти. Хватит лишь оглядываться назад и стенать о потерянном, нужна новая борьба за осуществление временно утраченных идеалов социализма и коммунизма.

Что касается механизмов влияния оптимизма или пессимизма на психологию человека и общества, то они недостаточно исследованы учёными и тем более не совсем понятны обывателю. Но очевидно, что оптимизм и пессимизм — есть то, что воздействует на все жизненные структуры человека и активизирует или тормозит их начиная с духовных и заканчивая, видимо, молекулярными или атомическими системами. Это то, что мотивирует жизненную энергию людей, затормаживает или даже лишает её.

Главный мотив индивидуального оптимизма, на мой взгляд, сама возможность жить. Мало кто из людей представляет, сколь случайным было их появление на свет в результате миллиардных комбинаций на клеточном уровне. Знай они это, возможно, гораздо бережнее относились бы к дару жизни и лучше распоряжались им.

Главный мотив социального оптимизма — во имя чего жить. Жить нужно во имя счастья людей, как считал незаслуженно забытый сегодня великий народный поэт А.В. Кольцов.

Индивидуальный и социальный оптимизм и пессимизм имеют большое взаимное влияние. Индивидуальный оптимизм влияет на социальный, но последний не сводится к их сумме. Социальный оптимизм (или пессимизм) — интегративное и качественно иное явление, он имеет более сильное влияние на индивидуальный оптимизм вплоть до подавления последнего.

Не стану углубляться в теоретические аспекты рассматриваемой проблемы, в рамках газетной статьи рассмотреть их нереально. Поэтому остановлюсь на главных тезисах, которые имеют наиболее важное значение для коммунистической аудитории.

Начну с определения и затем — к дальнейшей характеристике феномена социального оптимизма.

Социальный оптимизм, как говорится в литературе, — духовное состояние людей, характеризующееся положительным восприятием действительности, уверенностью в возможностях улучшения жизни, осознанием себя (социума) общественно значимой силой.

Оптимизм не всеми учёными признаётся позитивным явлением. Артур Шопенгауэр, которого называют «философом мировой скорби», писал: «Оптимизм представляется мне не только нелепым, но и поистине бессовестным воззрением, горькой насмешкой над невыразимыми страданиями человечества». Осторожнее об этом высказывается отечественный учёный В. Леви: «Оптимизм без постижения трагизма бытия мыльный пузырь. Нельзя ни понять, ни полюбить жизнь без знания смерти». В этом «пессимистическом взгляде на оптимизм» есть своя доля правды. Ведь ясно: люди смертны, погибнет и вся цивилизация, как и планета, Солнце и наша галактика вообще. Даже атомы когда-то будут уничтожены. Какой тут может быть оптимизм?

Но оптимизм — как раз и есть то, что человек может противопоставить катастрофичности бытия. Б. Паскаль писал: человек «ничтожен, потому что такова его участь (он всё равно умрёт. — Н.Б.); но он и велик, потому что это сознаёт».

Значит, тот, кто отрицает оптимизм, отрицает и саму жизнь, тем более человеческую; следовать таким реакционным воззрениям нельзя.

В рамках буржуазной общественно-экономической формации устойчивый социальный оптимизм, рассчитанный на длительную перспективу, невозможен в принципе ввиду самой природы капитала, которая исчерпывающе раскрыта в Манифесте Коммунистической партии. Какой может быть оптимизм в условиях частной собственности, рынка, конкуренции, отсутствия плановости, эгоизма и т.д.? Отсюда стремление людей в буржуазном обществе жить одним днём, принцип «бери от жизни всё», отказ от осмысления будущего и даже заглядывания в него, презрение к нормам морали, законам, хаос и потрясения.

Отсутствие устойчивого и зрелого социального оптимизма крайне негативно влияет на индивидуально-личностный оптимизм человека, подводит его к устойчивому пессимизму, лишает необходимой индивидуальной и общественной активности, ухудшает качество жизни, сокращает её и усиливает суицидальные устремления людей. Оказывается, чем выше уровень жизни в процветающих странах капитала (Швеция, Норвегия, Япония и т.д.), тем выше и уровень самоубийств. Почему? Потому что капитализм даёт людям средства к жизни (хотя и не всем), но не даёт им смысла бытия. Пищеварительный образ жизни обеспечивает сытость, но лишает человека социальных перспектив и будущего вообще.

Отсутствие социального оптимизма, усиление социального пессимизма постепенно приводят к обезлюдению России. Многие граждане покидают Родину и уезжают за границу. Страна скоро превратится в территорию, которую будут занимать другие более пассионарные (жизнеспособные) народы. Социальный пессимизм губителен для социума, социальный оптимизм спасителен. Но где та сила, которая способна вдохновить весь народ на новые свершения? Современная российская власть не имеет ни одной ключевой идеи или цели, которые бы могли стать определяющими в формировании социального оптимизма нашего народа. Всяческие призывы обеспечить рывок в различных сферах общественной жизни есть не что иное, как громыхание над пустотой. Возвышенные слова президента не находят опоры в сознании и душах людей, поскольку они лишены какой бы то ни было духовной и идейной основы. В условиях власти капитала скорее дождёшься войны, как между Арменией и Азербайджаном, чем достижения каких-то высот человеческого прогресса. Тут нужно не жить, а выживать.

Постоянная агрессивная и крайне необъективная критика властью советского прошлого нашей страны наносит огромный вред здоровью старших поколений, сводит их ускоренными темпами в могилу и лишает молодёжь каких бы то ни было жизненных перспектив.

Молодые в растерянности, поскольку оказываются в тупике, т.к. и коммунизм, оказывается, — фантазия, и капитализм совсем не то, что декларировалось и декларируется сегодня. Для чего жить, во имя чего, как жить — эти животрепещущие вопросы так и остаются для молодых, и не только для них, без ответов. Но ответов и не будет. Что может знать капиталист о будущем людей? Социальный оптимизм позволил СССР за 10-15 лет пробежать дистанцию на все 100. Социальный пессимизм 90-х и последующих лет загнал Россию на задворки цивилизации.

Единственная общественная сила, которая генерирует социальный оптимизм, — коммунисты. Их шельмование популярно, но бесплодно и бесперспективно. Идею не убить. Коммунисты не покинут Россию. Ж.И. Алфёров говорил: «Мы — оптимисты, пессимисты уже давно уехали». Коммунисты — партия, сориентированная, с одной стороны, на спасение России от нынешнего гибельного курса развития, а с другой — на дальнюю и длительную перспективу развития, именуемую социализмом и коммунизмом. «Мы наш, мы новый мир построим», — говорится в Интернационале. Коммунисты — партия, которой принадлежит будущее, только они верят в человека, его возможности и способность науки и общества выработать и осуществить восходящую траекторию развития.

Базовыми факторами социального оптимизма коммунистов являются теоретические разработки классиков научного коммунизма и современных учёных марксистов Китая, Кореи, Кубы и других стран, а также опыт социалистического строительства в СССР, включая и негативный, и достижения социалистов. Исторически доказано, что мир без власти капитала не только возможен и продуктивен, но и неизбежен в перспективе. Сколько люди могут жить в рамках одной формации?

Главным конкурентом коммунистов в борьбе за социальный оптимизм является религия, потому что она обещает людям вечную жизнь. Нельзя их в этом упрекать, они хотят быть оптимистами. Но религия в лучшем случае может обеспечить личностный оптимизм, но не социальный. Религия вырывает человека из социума, учит думать о собственном благе и личном экзамене перед богом. Социум же как воевал, так и воюет веками, тысячелетиями. Социалисты даже за неполный век превратили Россию, как теперь многим стало ясно, в одно из самых справедливых и нравственных обществ в мире. И не их главная вина в пролитой крови. Они были близки к уничтожению войн вообще. Океаны человеческой крови пролил капитал, вдохновляемый церковью, и ещё прольёт. Кто-то сомневается?

Прекрасные слова по поводу социального оптимизма сказал российскому народу писатель А. Проханов:

«Не смейте унывать и отчаиваться!

Не смейте уныло брести по земле, опустив глаза долу!

Мы с вами — великий народ, непобедимый и вечный.

Нам вменено судьбой принимать на себя удары тьмы».

Да будет так!

Н.Ф. БОНДАРЕНКО.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 22 октября  2020 года на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

17 − семнадцать =