Газета «Родина». Клад, который оставили в прошлом

Как известно, история не знает сослагательного наклонения. «Вот если бы сохранили Советский Союз…». «Вот бы вернуть завоевания социализма!» Не выйдет. Ельцинисты-либералы всё сделали для того, чтобы процесс стал необратимым.

В первую очередь деморализовали молодёжь, подменили ей нравственные ценности на аморальные, подрубили крылья. Лучшие из тридцатилетних никогда не простят родителям, что те профукали СССР. Остальные будут радостно глумиться над потерей и воспевать западные вольности, мысленно готовясь предать Родину и махнуть в капиталистическое безобразие — прислуживать за кусок хлеба без перспективы ощутить себя личностью.

Нет у нынешних чувства Родины. Открытые настежь границы — как сорванное покрывало с невинности и целомудрия. Нравится? Бери, пользуйся! И твоим пусть пользуются все, кому не лень. Месиво страстей и желаний, броуновское, ни к чему не обязывающее движение. Никакой связи с землёй, корнями, историей — идеология российских либералов.

Лишь изредка уходящее поколение пытается прокричать в новомодных соцсетях предупреждение: «Так жить нельзя!». И стыдит юных отморозков, злится от безнадёжности будущего.

В Георгиевске стало модным размещать в Интернете домашние чёрно-белые фотографии. Демонстрация 7 ноября: арматурщики с транспарантами, хлебопёки с огромными красочными макетами продукции, виноделы, маслоделы, консервщики, представители десятков других заводов. Гордые, счастливые, улыбающиеся. А вот кинотеатр «Ударник» (теперь от него осталось пустое место), первая школа имени Просоедова (ей сегодня 100 лет, впервые за свой век встала на капитальный ремонт, хотя уже и не верилось, что ввести её в строй возможно в принципе)…

Александр Кириллович Просоедов прошёл всю войну от рядового до майора, а после войны взялся за ремонт школы, привёл её помещения в образцовый порядок. Параллельно подбирал квалифицированные кадры педагогов, появились кружки по интересам, активно велась внеклассная работа. Всё это позволило совершить невозможное: в школе добились стопроцентной успеваемости в 8-10-х классах! В школе №1 Георгиевска побывали около двух тысяч учителей Ставрополья с одной целью — перенять опыт!

В те годы у каждого из нас был любимый учитель, директор, своего рода образец личности. Он незаметно и на всю жизнь проникал в наше сознание, направлял и ориентировал на созидание, добро, на стремление каждый день становиться лучше. Не случайно из той когорты так много перфекционистов, людей, категорически не способных делать работу спустя рукава и жить по накатанной, катиться по наклонной. Это было настоящее завоевание Советской власти.

В школе нас ковали, делали из нас людей, умеющих дружить, болеющих за общее дело, готовых жертвовать собой во имя Родины. Сейчас из школьных стен выходят ребята, готовые бежать из России, многие, как правило, не способные ни к умственному, ни к физическому труду.

Были в советской школе так называемые клубы интернациональной дружбы — КИДы. В них входили лучшие ученики, отличники. Они переписывались с ребятами из других стран социалистического лагеря. Думается, не обходилось без спецслужб: государственные интересы СССР должны были быть под надёжной защитой, а контакты с зарубежными странами — под наблюдением. Даже если речь шла о школьниках.

Я училась в седьмом классе, когда мне стали приходить письма из Польши. Там в одной из школ тоже был создан КИД. Откуда у моих ровесниц — Баси, Веси и Богды — взялся мой домашний адрес, осталось загадкой, но в мою жизнь пришёл праздник. Мы общались, писали письма на тетрадных листах, запечатывали в конверт и опускали в почтовые ящики, а потом неделями ждали ответа.

Девочки рассказывали мне об истории своей страны, тепло отзывались о советских воинах, освобождавших Польшу от фашистов. А ещё мы обменивались посылками: конфетами, какими-то ленточками для косичек… Мне присылали фломастеры, которых в то время в нашей стране ещё не производили. Были мои визави западными по духу — это незримо витало в воздухе и отражалось в письмах. Взгляд, причёска, школьная форма — всё было индивидуально, смело, с тонким вкусом.

С тех пор для меня поляки — друзья. Мне кажется, именно тогда, в школе, я научилась понимать и уважать этот народ. Мы с одноклассниками даже проводили классные часы, демонстрируя открытки с видами стран и городов, с которыми вели переписку. Прикасались к зарубежному миру осторожно, с большим интересом изучая географию, историю и литературу своих друзей по переписке. Меня до сих пор повергает в восторг своими «Непричёсанными мыслями» польский философ Ежи Лец. А мои полячки тогда штудировали Пушкина, Лермонтова, если удавалось отыскать их в библиотеках.

Сейчас в эпоху цифровизации и вседозволенности всё это кажется анахронизмом. Сегодня нажатием кнопки компьютера можно мгновенно перенестись в любую эпоху, страну, посмотреть любой фильм, прочитать стихотворение, посетить любой музей мира. Да что там компьютер! Сел в самолёт — и на необитаемый остров можешь попасть, не то что в Варшаву. Было бы желание. Но в этом и вопрос.

Чтобы возникло желание познать новое, понять человека, рождённого в другой стране и в других обстоятельствах, чьи уроки истории не похожи на наши, должны быть побудительный мотив и потребность познания, постижения истины, изнутри влекущий спрос души, отторгающей лжесвободу и нечистоплотность отношений. Но нынешняя молодёжь мало знает историю своей страны и живёт так, словно до неё ничего не существовало, а сегодняшняя искажённая мораль и есть норма человеческих отношений. Какой перфекционизм? Какой личностный рост? Включите телевизор!

Дети растут, как сорняк. Ежедневно вижу с балкона, как молодые родители выгуливают своих чад: пока те неистово гоняют на самокатах и велосипедах прямо по газонам, мамаши сидят в телефонах, пишут безграмотные и злобные комментарии в соцсетях, непременно что-то требуя и кого-то гнобя. Ближе к ночи этих мамаш сменяют молодёжные группки, которые размещаются на лавочках и ором с матом оглашают окрестность, будят собак вместе с сумасшедшими скутеристами, мотоциклистами, автомобилистами, доводят спальные микрорайоны до истерики.

Изменились времена безвозвратно. Лучшее, что создали, построили наши предки, разрушено. На обломках самовластья, может быть, и напишут их имена, но вернуть тот потерянный рай невозможно.

Зачем тогда эти строки? К чему ностальгические воспоминания? К кому они адресованы? К тем, кто их не услышит, а, услышав, и не поймёт? К их родителям, осознавшим к концу жизни, что сами они жили в счастливое, справедливое, умное время, а детям оставили разброд и шатание, безработицу и болезни? Или к тем, от кого зависит остановить этот снежный ком и начать заново строить жизнь в стране — идеологически выверенную, без западных вывертов, с возвратом в прошлые ценности, где и был зарыт клад?..

Елена САРКИСОВА.

Георгиевск.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 10 сентября 2020 года на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 + семнадцать =