Газета «Родина». Очередной пасквиль на Маршала Победы

Не успел я прочесть первые строки статьи «Не сотвори себе кумира» Н. Дронова в «Литературной России» № 28 т.г., как сразу догадался об её злобной направленности.

«Небывало долголетнее и масштабное навязывание миру культа Жукова-Победоносца с не меньшей активностью и усердием повсеместно продолжается и сейчас, что подтверждается книгой «Победители 1941-1945». И подумал: будет словоблудить очередной завистник воинской славе героев Великой Отечественной войны. Непременно в противовес Георгию Константиновичу выдвинет маршала Конева. И как в воду смотрел.

В 2019 году я давал отпор подобному праведнику-стрекулисту в статье «Дуплетом по Маршалу Победы», опубликованной в уважаемых мною газетах, в том числе в «Родине» №29 и в моей книге «Батарея-120», посвящённой 75-летию Великой Победы. Но, видно, новый злопыхатель не следит за прессой.

На Жукова незаслуженно ополчались, снимали с должности Сталин, Хрущёв, которого Георгий Константинович спас в конце 50-х, маршал Конев, которого он спас от трибунала и расстрела, что помогло тому стать в ряд первых военных руководителей и кроме других многочисленных наград получить две Золотые медали Героя Советского Союза. А это заслуженное почитание и уважение.

Правда, две, но не четыре, как у Маршала Победы, уже отличившегося до этого на Халхин-Голе. И присуждались они не правительством, как ошибочно считают многие, а государством, т.е. народом. И орденов Победы два, а не один, как у Ивана Степановича. Жукова первого наградили этим орденом.

Выходит, заслуги два к одному. И тут трудно поспорить и с народом, и с Верховным Советом.

Жуков был на всех гибельных плацдармах, вытаскивал из прорывов и бед армию — прекрасный боевой командир, замечательный стратег, что признавали и западные военачальники, которые потом стали во главе своих государств (Эйзенхауэр, де Голль). А нашу гордость и любимца армии «достойно» отблагодарили, отправив руководить Одесским и Уральским военными округами. А потом и совсем списали в тираж и сослали в дачную ссылку, потому что боялись: станет лидером СССР, от чего, думаю, он бы только выиграл.

Вот она, благодарность за спасение лично их и государства! Признание и культ, который, по словам автора, «повсеместно продолжается». И нескрываемая зависть, зависть. А рейхстаг кому доверили брать и принимать капитуляцию фашистской Германии — Коневу или Дронову?!

Таковы, выходит, взгляды и автора статьи. Может ли настоящий полковник, защитник народа и Отечества, так по-ефрейторски рассуждать? Мол, Жуков был необычайно тщеславным и честолюбивым человеком. И без угрызений совести и моральных страданий приписывал исключительно себе те или иные победы в операциях Великой Отечественной, в том числе и победу под Сталинградом. И Ленинграду он, честолюбец, будто не помог. И под Москвой опростоволосился. Автор даже привёл слухи о бесталанности Жукова, высосанные из пальца, разумеется.

«Цену невыполнения маршалом стратегической задачи находим в истории Второй мировой войны генерал-лейтенанта К. Типпельсхира (вот куда занесло ниспровергателя народных кумиров). Там восточнее Вязьмы русские потеряли 67 дивизий… А в районе Белостока и Минска «благодаря» генералам Павлову и Болдину,… к 9 июля котёл был очищен… в плен взято 328898 человек, захвачено 3332 танка…» (А в Сталинграде не 33 фашистские дивизии попали в плен? Об этом можно забыть?)

И ещё обвинение Жукову: «Западный фронт понёс больше потерь, чем Калининский (безвозвратные потери у Жукова составили 101192 человека, а у Конева — 27343. Но при этом умалчивается, что в составе Западного фронта было 748700 чел., Калининского — 92200. Если брать потери в процентном отношении, что более правильно, то картина получается совсем иная. Потери у Жукова составили 13,5%, Калининского — 14,2%…»

Продолжим: «Воевать предпочитал только при подавляющем превосходстве своих сил перед вражескими». Это далеко не совсем так. Да и как иначе? Я человек не военный, пацифист, но знаю, что наступать надо, имея трёхкратный перевес в живой силе и технике. А полковник русской армии думает по-другому. Интересно, сколько бы тысяч бойцов положил он, доверь ему наступление или оборону? Так кто воинов жалел? А Жуков ещё и выполнял приказ «Ни шагу назад!» Выходит, лучше проиграть войну, чем стоически сражаться в окопах. И тогда что бы осталось от нашего народа и России? На чью мельницу льётся эта вода? Пятая колонна нам уже гадила. И будет гадить, если мы ей не укоротим языки.

Ещё один любопытный момент, где Дронов приводит воспоминание маршала, в котором Сталин сказал: «Товарищ Жуков, не можете ли вы незамедлительно вылететь в Москву ввиду осложнения обстановки на левом крыле Резервного фронта в районе Юхнова? Ставка хотела бы с вами посоветоваться…»

Очень спорные слова, приписываемые Сталину, утверждает несостоявшийся полководец Дронов: «Во-первых, Верховный никогда и никому не говорил о причине вызова в Москву. Во-вторых, не мог сказать Сталин и таких легковесных слов в адрес командующего целым фронтом…»

Да откуда Дронов знает? Сыном приходился вождю или чёртом сидел в его табакерке? Явно выполнял заказ за хорошую мзду. Все беды свалил на одного человека. А народ его любовно и уважительно называет Маршалом Победы и великим полководцем. Победителей не судят, говорится в народе. Если ты такой умный, почему не стал военачальником, как Маршал Победы, и не избежал потерь? А теперь, как навозный жук, ищешь ошибки у Великого Победителя. А значит, и у народа, который принёс в жертву 27 миллионов жизней ради Великой Победы, и в 75-летний юбилей унижаешь их достоинство.

Писатель Юрий Бондарев, Герой Соцтруда, лауреат Государственных премий, знал войну не понаслышке. И описывал её моменты не со слов каких-то типпельсхиров. Его обзор событий и баталий был огромным. Он знал психологию воинов, видел все детали боя, которые многие очевидцы даже бы не заметили. Знаком ли критик Дронов с его замечательными произведениями «Горячий снег», «Батальоны просят огня», «Последние залпы»», при чтении которых наворачиваются слёзы и бунтует разум, зашкаливает ненависть к войнам и к тем, кто их развязывает?

«С ощущением пустоты и безлюдья перешагнул он полусметённый осколками бруствер — ужасающая, развороченная воронками яма открылась перед ним, бледно озарённая месяцем. Орудие косо чернело в этой яме, щит пробит, накатник снесён. Затвор открыт, повис, круглое отверстие казённика зияло, как кричащий о помощи рот. Запах немецкого тола ещё не вытравился за день и ночь, сгущённо держался здесь, будто в чаще.

Новиков огляделся, пытаясь найти то, за чем шёл сюда, что было его людьми, а то, что увидел, было страшно, кроваво, безобразно, и он никого не мог отличить, узнать по лицу, по одежде. Осколки разбитых пустых ящиков из-под снарядов валялись всюду, мешаясь с клочками шинелей, обмоток, разбросанными, втиснутыми в землю гильзами. А он всё искал среди этих обломков ящиков, среди гильз, отбрасывая их в стороны, искал то, что объяснило бы ему, как погибли его люди». И подобное длилось целых четыре года. Почему такое допущено, кто виноват в этом? Надо разбираться спокойно, без выплёскивания грязных помоев. Поставить себя на их место. Я не говорю, чтобы простить ошибки, но понять их причины.

В такой обстановке, когда враг уже дошёл до Волги, когда не хватало вооружения и живой силы, когда существование СССР и нации висело на волоске, нетрудно было наделать оплошностей и ошибок не только высоким руководителям, но и простым офицерам, тому же капитану Новикову: «Он часто не признавал ничего нарочито ласкового: был слишком молод и слишком много видел тяжкого на войне, человеческих страданий, отпущенных судьбой его поколению. Он никогда не задумывался, любили ли его солдаты и за что, и порой был недобр к ним и недобр к себе: всё, что могло быть прекрасным в мирной человеческой жизни — чистая доброта, любовь, нежность, — он оставил на после войны, на будущее, которое должно было быть…»

А стало ли оно — другое дело. Стал ли мир добрее? Нам разбираться. И при чём тут маршал Жуков, который раньше многих иных пришёл в себя после вероломного нападения Гитлера и вместе с другими военачальниками и войсками спасал мир от фашизма и добился Победы?

«А мы ругаем молодёжь, что она плохо знает историю ВОВ, — печётся полковник. — Да, при таких записных историках действительно лучше её не знать».

Это точно, если историю Руси пишут американцы. И из-за таких умников дроновых, которые извращают истину, молодёжь её и не знает. Я не раз в начале 50-х, когда Жуков командовал Уральским военным округом, видел, как встречали его простые люди, фронтовики, инвалиды войны и дети. Это непередаваемо. Не стану повторяться, кому интересно, пусть найдёт мою статью «Дуплетом по Маршалу Победы».

Пусть нам хватит сил давать отпор недоброжелателям и кляузникам, способным плеснуть ложку дёгтя в бочку победного мёда.

Владимир КОЖЕВНИКОВ,

член Союза писателей СССР.

Невинномысск.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 10 сентября 2020 года на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

шестнадцать − пять =