Газета «Родина». Гордость партии. Коммунист с недремлющей совестью

В.И. Ленин в одно время говорил о тонком слое членов партии, который нужно беречь сугубо. Сугубо — одно из его любимейших слов. Под тонким слоем он имел в виду большевиков дооктябрьского периода, которых называл умом, честью и совестью нашей эпохи.

Удалось ли сохранить этот слой — тема для другой статьи. Скажу так: сегодня в КПРФ есть тот тоненький слой, от сбережения которого напрямую зависит будущее партии. Речь о коммунистах советского призыва, которые не колебались в 1991 году и остались верны идеям коммунизма. Слой этот всё тоньше и тоньше. Их в каждой партийной организации можно пересчитать по пальцам. Таких коммунистов всё меньше и меньше, а больше тех, для кого партия — лишь одна из ступенек карьеры.

Но бережём ли мы лучших из лучших? К сожалению, можно говорить об избавлении партии от этого слоя. Делается это не сознательно, а по объективным обстоятельствам: у одних возраст критический, другие не могут принять новых реалий, третьи вообще остались во вчерашнем дне и т.д.

Что ж, время не остановить. Но сила КПРФ — в преемственности разных поколений коммунистов. А мы иногда совершенно бездумно относимся к людям, составляющим цвет партийной организации. Хуже того, вступаем с ними в личные конфликты и лишаем возможности и далее плодотворно работать на благо партии.

Скажу о Лидии Мироновне Шереметьевой, отдавшей многие годы своей жизни работе в редакции газеты «Родина». Я её знал задолго до того, как стал редактором. Но именно при мне она лишилась должности заведующей отделом писем. От вины за эту несправедливость я избавиться не могу: если уж таким людям не находим применения, то с кем мы останемся?

Лидия Мироновна — человек непростой, прямой, бывает и резкой, но разве коммунист может быть иным? Конечно, в отношении неё была допущена несправедливость. Но как поступают коммунисты-пустышки в такой ситуации? Они почти с удовольствием принимают на себя облик мученика и хлопают дверью, уходя из партии.

Иное дело Лидия Мироновна: она не бросила партийный билет на стол, не забилась в щель, лелея свою обиду. Даже не занялась написанием жалоб по поводу проявленной к ней несправедливости. Шереметьева и сегодня активный штык нашей партии. Всегда идёт в первых рядах.

Я много раз был свидетелем того, насколько она переживает моменты, которые бьют по авторитету нашей партии. Лидия Мироновна не знает, куда себя девать, когда ей говорят упрёки в адрес КПРФ. Она мучается этой болью, словно бы всё действительно зависит только от неё.

Знает Ставропольский край и людей, умеет ладить с ними, служить им, имеет богатый опыт работы в военных и партийных структурах. Лидия Мироновна была незаменимым человеком в редакции газеты. Не писала, но не всё же меряется умением писать. У неё было множество адресов в других краях и областях, где люди воспринимали «Родину» именно через личность Мироновны. Ушла она — ушли и адреса.

У меня нет другой кандидатуры на должность руководителя отделом писем. И не потому, что мне как редактору приходится всё это исполнять самому, а потому что лучшей кандидатуры я не знаю.

Лидия Мироновна — штучный экземпляр, увы, исчезающий партийный вид. Пишите, товарищи, в «Родину» о таких людях. Они нам спать не позволяют. Не скупитесь на доброе слово. Кто мы без них?

Н.Ф. БОНДАРЕНКО.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 3 сентября 2020 года на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

четыре × один =