Газета «Родина». Россия молодая. Наука и жизнь

Этот введённый в постперестроечной России праздник мы не воспринимали всерьёз. Его сначала называли Днём независимости. От кого или от чего стали независимы?

Но с годами он обрёл реальный смысл, когда актуальным, как никогда, встал вопрос о сбережении русской нации как государствообразующей и о сохранении целостности самой России.

«Осень. Допоём ли, доживём ли до рассвета? Что же будет с Родиной и с нами?» — пели молодые россияне в трагические дни осени 1993 года — расстрела в Москве Верховного Совета, последнего оплота Советской власти в нашей стране.

О том, что будет с Родиной и с нами, задумались тогда и продолжают с тревогой и душевной болью размышлять, спорить и строить предположения учёные, публицисты и рядовые граждане. Ряд учёных склонны рассматривать историю России как периоды взлётов и падений, которые переживают все цивилизации. Это даёт основание предполагать, что сегодня мы переживаем не конец, а очередной спад в нашей истории, за которым может последовать подъём.

Публицист, доктор физико-математических наук А.И. Фурсенко в беседе с писателем Александром Прохановым называет три подъёма в отечественной истории: самодержавие московское, петербургское и исторический коммунизм — СССР. Оценивая переживаемый сегодня спад, Фурсенко считает: «Нынешнее «социальное оборзение» ведёт к борьбе всех против всех, включая распад страны». Но высказывает и внушающее оптимизм суждение: «До сих пор из каждой русской смуты Россию вытаскивала новая форма русской власти, создававшаяся народом или опиравшаяся на него».

При этом Фурсенко утверждает, что оболганный антисоветчиками всех мастей «советский коммунизм — совершенно закономерная и при этом высшая стадия русской власти, очищенной от собственности», «СССР — апофеоз массовой власти». Главную слабость нынешней власти учёный видит в том, что у неё нет собственной теории, стратегии по отношению к миру вообще и к собственной стране. «Они пользуются чужими, западными схемами, часто второй свежести. А вот большевики в 20-е годы были слабы, но у них был свой взгляд на мир, свои теория и стратегия, поэтому СССР и стал сверхдержавой».

Обращает на себя внимание его высказывание: «Сегодня ситуация для нас намного более опасная, чем в феврале 1931 года, когда Сталин сказал: «…СССР должен либо пробежать за десять лет то расстояние, которое развитые страны прошли за сотню лет, либо нас сомнут». Фурсенко считает, что поставленная Сталиным задача актуальна, тем более что благополучие и мощь Запада — в значительной степени лишь видимость.

Среди предположений учёных о будущем России есть и событие, которое может произойти — её разрушение. Они предупреждают: те, кто сегодня собираются убить Россию, не понимают, что вслед за нею рухнет и человечество.

Россия — молодая цивилизация. Её государственность существует 1150 лет. Если мы не дадим ей погибнуть сегодня, у неё впереди будут новые взлёты, падения и снова взлёты. Неистребимый оптимизм — в крови россиян, в большинстве своём не отягощённых жестокостью, корыстью, пренебрежением жизненными интересами других народов. Нам свойственна братская солидарность с народами, жаждущими мира и свободного развития. Коммунисты должны помочь россиянам вернуть попранное достоинство, уважение к самим себе. А задача всех вместе — не дать превратить Россию в главный театр войн нового кризиса капиталистического мира, сохранить народ, культуру, идентичность, традиционные способы хозяйствования, русскую историю.

Наш исторический долг — сберечь и передать другим поколениям и народам лучший опыт социалистического строительства, наработанный в России, так как социализм неизбежен. Академик В.И. Вернадский утверждал: «Подготовленный всем ходом истории процесс не может остановиться и пойти назад, он может только замедлиться в своём темпе».

Но, как бы он ни замедлялся, процесс движения вперёд не остановился, а Россия сохраняет сложившееся веками величие даже в своём падении. Позиция западных правительств — одно, а народная дипломатия — совсем другое. Она показывает, что грязь антисоветизма и русофобии к нам не пристала.

Недавно мой брат летал в Европу. В аэропорту Вены иностранец, увидев российских пассажиров, воскликнул «Россия!» и в знак рукопожатия помахал сомкнутыми руками. Даже противники по оружию нашими врагами не стали. Глава афганских маджахедов Масуд говорил: «Если бы Аллаху было угодно, чтобы я был пленён, я бы сдался только русским».

Во время моего пребывания на Украине до закрытия границ соседка сестры, узнав, что приехали гости из России, принесла в подарок блюдо лесной земляники со словами: «Россияне, мы вас любим!».

Наш международный авторитет не упал, от него отвернулись только верхи. Народы помнят, что во время Второй мировой войны делали фашисты на оккупированных территориях — жгли людей живьём, не щадя детей, уничтожали тысячи сёл и городов, грабили всё, что могли, вывозили из южных районов нашей страны даже бесценный чернозём. А советские воины спасали детей своих врагов, не прикасались к имуществу освобождённых народов и помогали немецким гражданам, ещё не закончив бои в Берлине.

Фронтовик Илья Чмырёв, потомственный хлебороб из Новоалександровска, вспоминал, как при освобождении Румынии в августе 44-го он, соскучившись по хлебной ниве, хотел помочь местным крестьянам убирать хлеб, но командиры не разрешили — чтобы не заподозрили в мародёрстве.

29 апреля 1945 года, когда шли бои за центр Берлина, первый советский комендант столицы Германии генерал-полковник Николай Берзарин собрал немецких инженеров, рассказал, сколько в освобождённых районах города открыто больниц, пекарен, передано населению продуктов и медикаментов, и поставил перед ними задачу незамедлительного возобновления работы электростанций, водопроводов, пекарен, торговых предприятий, трамвайных парков и метро. А те думали, что их собрали, чтобы расстрелять или отправить в Сибирь…

Говоря о дне сегодняшнем, следует иметь в виду две, на мой взгляд, основные позиции. Первая — пик наших трудностей не пройден. Самыми кризисными, по оценкам экономистов, социологов и специалистов по демографии, будут 2024-2025 годы. Это годы, когда должны были бы вступить в пору зрелости не родившиеся внуки тех, кто не родился во время войны. К этому добавятся результаты низкой рождаемости в девяностых, и проблема будет возведена в квадрат. Наступит небывалый за всю историю страны дефицит трудовых ресурсов.

В первую после войны демографическую волну — в середине 60-х — при народной власти люди составляли одну семью — советский народ — и готовы были для защиты интересов своего государства на всё.

Мы, старшеклассники сельской школы, не только ухаживали за пропашными культурами и вручную убирали кукурузу. У нас был предмет «Тракторы и сельхозмашины», мы работали на весеннем севе и на ремонте тракторов — девочки чистили детали, а мальчики самостоятельно монтировали узлы.

Руководили нами двое-трое взрослых механизаторов — больше в мехмастерских никого не было. И выстояли. Страна не дрогнула. А вот в ельцинские 90-е, во вторую демографическую волну, всё начало рушиться. И не только от недостатка рабочих рук, но и из-за скудости интеллектуального потенциала.

Как наши верхи справятся, когда всё в частных руках? Кто пойдёт защищать интересы частника? Кого они смогут мобилизовать и на что? Пострадает не обуржуазившееся большинство и, думается, не промолчит.

В газете «Московский комсомолец» (№25836) Юлия Калинина писала: «… дремучее и запрессованное наше общество перешло в новое качество. Перемены, конечно, мало заметны. Но они есть. Ощущение безысходности и разобщённости затмила радость узнавания родных душ. Оказывается, не одну меня достало враньё! Оказывается, таких много! Их очень маленькая часть — процентов десять или пятнадцать. Остальные восемьдесят пять верят в прекрасного правителя, который им всё организует, и не понимают, что никто им ничего не сделает, кроме них самих. Путин играет по правилам на большинство. Поэтому бороться надо не с ним, а с теми, кому государство «должно всё дать». Надо их будить и перетаскивать малыми порциями в самостоятельное меньшинство».

Этот тезис коммунисты должны принять как руководство к действию. Эволюционное ожидание может обернуться утратой потенциала нации и привести к летальному исходу. Если он произойдёт, значит, лучшего мы не заслуживаем. Быть нам или не быть — выбор за нами. И времени на размышления остаётся всё меньше.

В.П. ЛЕНКИНА.

Новоалександровск.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 11 июня 2020 года на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

шестнадцать + 19 =