На конкурс к 100-летию Великого Октября. В названиях улиц наша история

В честь борцов за Советскую власть в наших городах названо много улиц: Ленина, Будённого, Воровского, Калинина, Кирова… Хочу рассказать о тех, кто отстаивал революционные завоевания 1917 года в сёлах Будённовского района, в честь которых назвали улицы и переулки.

В селе Архангельском есть улицы Румянцева и Семёнова. Кто они? Александр Васильевич Румянцев был директором начальной школы в 1918 году. Он вёл агитацию за новую жизнь. Был расстрелян белоказаками. Андрей Гаврилович Семёнов командовал архангельским отрядом красногвардейцев. Погиб в Воронцово-Александровке (ныне Зеленокумск) тоже в 1918 году. Отважный был человек, полный Георгиевский кавалер.

Иду по селу Орловка, читаю: улица Крутина. Оказывается, Иван Емельянович – партизан Гражданской войны. В 1918 году был выбран делегатом губернского съезда Советов. Партизанил вместе с И. Т. Шило, о котором поведаю.

Улица Шило, 13. Знакомлюсь с Владимиром Сергеевичем Шило (дальним родственником), который одно время возглавлял сельский Совет в Орловке. Благодаря ему прочёл книгу «Повстанцы» ставропольского писателя Александра Коротина и многое узнал об Иване Гавриловиче Шило.

В книге он предстаёт в возрасте 24 лет. Комиссар внутренних дел Святокрестовского уезда (Будённовск тогда назывался Святой Крест) становится после захвата белыми нашего края одним из руководителей камышанских (так они себя называли) партизан. Далее Иван Гаврилович вёл борьбу с контрреволюционными бандами на Тереке. В 1920 году его назначили командиром 1-го кавалерийского полка отдельной кавказской бригады 34-й стрелковой дивизии. Боевой путь моего земляка был отмечен высокими наградами, в том числе и орденом Красного Знамени. Он общался с руководителями Советской Республики Г. Орджоникидзе, С. Кировым, А. Микояном, работал на ответственных постах. К сожалению, И. Г. Шило умер в возрасте 45 лет в 1940 году.

В том же селе Орловка есть переулок Сакирко, именованный в честь ещё одного участника Гражданской войны, устанавливавшего Советскую власть на Ставрополье. Когда Красная Армия отступала к Астрахани, немало раненых и заболевших тифом бойцов не покинули оставленную территорию, чтобы создать здесь партизанские отряды. Если кто-то из них попадался в руки белогвардейцев, его зверски уничтожали. Риск был огромный, но красноармейцы сознательно шли на смерть ради идей революции. Иван Сакирко был замучен зимой 19-го.

Есть ещё улица Бандуркина – героя Гражданской войны. О нём подробные сведения не сохранились. Переместимся в село Покойное. Тут 38 улиц и 56 переулков. Возможно, местных борцов за Советскую власть было немало, но сегодня о них ничего не известно. Есть улица Лапшина – местного жителя, героя Гражданской войны. Когда-то люди помнили его, сельсовет хлопотал назвать его именем улицу. А селяне поставили Лапшину памятник. И что потом? Памятник убрали, героя перезахоронили. На том месте теперь другой памятник – участникам Великой Отечественной войны. Святое место осталось святым, но вряд ли стоило одного героя отправить в забвение, а других поместить на его место. Найти биографию Лапшина не удалось. Однако я видел у одного из жителей села фотографию, на которой изображены сельчане на фоне памятника, а также снимок Лапшина.

Село Прасковея крупнее Покойного, тут есть чем заинтересоваться. Переулок Бокова. Пётр Иванович Боков родился в 1882 году в семье крестьянина-бедняка. С молодости включился в борьбу за новую счастливую жизнь. В 1905 году примкнул к революционному движению. Потом уехал из Прасковеи, работал стрелочником на железной дороге. Вернувшись через несколько лет в родное село, включился в борьбу за победу Советской власти и остался предан этому делу до последнего дыхания.

Жители села избрали его членом исполкома сельского Совета. В 1918 году, когда в село нагрянули воронцовские мятежники, сосед предложил ему уйти, чтобы избежать расправы. Но Пётр отклонил предложение, потому что твёрдо верил: недолго повластвуют бандиты, контрреволюционный мятеж будет подавлен. Местный кулак предал активиста. Его схватили и без суда казнили на Верхнем рынке.

Об этом я узнал, прочитав книгу «Прасковея», написанную краеведом Виктором Васильевичем Омельченко. У меня есть и книга Владимира Янгазова «Бунтари». В ней я прочёл об Антоненко, имя которого носит одна из улиц Прасковеи, хотя Никита Григорьевич родился в селе Орловка. Он был в числе участников восстания на революционном крейсере «Очаков». Многочисленные воспоминания очевидцев говорят о том, что Антоненко с товарищами мужественно вели себя на суде, в страшной плавучей тюрьме «Прут» и во время казни на острове Березань.

Цитирую текст из книги Янгазова:

«…Не побоялся угрозы Никита, а просто, прослышав о волнениях в Питере, решил испытать себя в живом деле, в схватках с царизмом…

Сник батя, отяжелел от тяжких дум, когда сын покинул отчий дом, подался на заработки…

Долго мыкался парень, прежде чем добрался до Питера. Устроился на Путиловский завод. Кусок хлеба доставался кровью, потом, а потому был горше соли. За его трудолюбие, внимание к рабочему люду, геркулесову силу полюбили Никиту, наделили его разными ласковыми прозвищами: Богатырь, Апостол, Сюрприз. Никита к рабочим был ласков, уважителен, а к царским псам холоден, суров и беспощаден.

Как-то мастер завода ударом сшиб с ног подручного мальчика. Рядом оказался Никита Антоненко. Разъярённый, он схватил обидчика, поднял его на руки и выбросил в окно со второго этажа. Если б не заступничество директора завода, не избежать было Никите суда, а то и высылки на каторгу. Дорожил чиновник мастеровым человеком, каким по праву был Антоненко, но предупредил: если еще будешь заниматься рукоприкладством, не миновать тебе суда. 27 мая 1901 года Антоненко работал у станка. В этот день обуховцы взбунтовались, вышли на улицы на баррикады.

Антоненко оказался в первой колонне восставших. Обуховцы увесистыми булыжниками закидали верховых, заставили расстроить их ряды, а конницу – рассыпаться. Булыжники гудели при падении на мостовую, как артиллерийские снаряды.

Но конную лавину трудно было сдержать, и восставшие устремились к рабочим кварталам. На Никиту Антоненко набросились несколько толстопузых городовых. Бежать было поздно, и он вступил с ними в рукопашную. Одного городового Антоненко уложил ударом кулака по голове, второго поднял на руки и бросил о мостовую, а третьего перекинул через забор. После этого Антоненко скрылся в лабиринте рабочих кварталов».

Вскоре Никиту как неблагонадёжного человека призвали в армию; попал он на Черноморский флот на крейсер «Очаков». Здесь раскрылся как настоящий революционер. Стал одним из руководителей восстания на кораблях.

Есть в Прасковее улица Матвеевская. Названа она в честь сразу нескольких людей, трёх братьев Матвеевых – Дмитрия, Максима и Ивана. Все они боролись за Советскую власть. Старший брат Дмитрий перед 1917 годом служил на флоте в Севастополе. Там познакомился с революционным учением, поверил в его правду. После Октябрьской революции с оружием в руках вернулся в Прасковею. Вместе с С. М. Савосиным, С. С. Чугуевым в феврале 1918 года боролся против кулаков и богатеев, принял участие в создании отряда Красной гвардии и вместе с И. А. Сачковым командовал этим отрядом.

Когда вспыхнуло контрреволюционное восстание в селе ВоронцовоАлександровском, белогвардейцы захватили Прасковею и Святой Крест. Они схватили Дмитрия Фёдоровича и под конвоем повезли в город. Но у моста через реку Куму на конвойных напали красногвардейцы, завязалась перестрелка. Матвееву удалось скрыться. Он потом сражался в рядах 11-й армии, погиб в боях за освобождение Саратова от белогвардейцев.

Средний брат Максим служил в продовольственном отряде 11-й армии. Вместе с ней отступал на Астрахань. По дороге заболел тифом и умер.

Младший брат Иван был призван в царскую армию в 1913 году. Окончил школу прапорщиков и получил офицерский чин. В империалистическую войну храбро сражался на фронте, имел награды и именную шашку. Но не забывал, что вышел из крестьянской семьи. И когда над Россией загремела революция, понял: с сынками помещиков и капиталистов ему не по пути.

Как и старший брат, он в октябре 1917 года вернулся в Прасковею и вместе с ним боролся за Советскую власть. Когда контрреволюционеры из Воронцово-Александровского захватили Прасковею, Иван болел тифом и лежал без сознания. Друзья спрятали его от врагов. Позднее Иван Фёдорович Матвеев сражался в рядах Святокрестовской дивизии и был командиром одного из полков. Полк, которым он командовал, отличился в боях с бичераховцами, участвовал в штурме Моздока. Раненный в боях, Иван приехал домой.

Вот что рассказывала о последних днях его жизни сестра Александра Фёдоровна: «Когда Красная Армия стала отступать на Астрахань, Иван собрался в дальнюю дорогу. В пути его окружили белые, но ему удалось бежать. Он добрался до Прасковеи, но враги выследили красноармейца. Ивана арестовали. На следующий день его отправили под конвоем в Святой Крест. Мать пошла за ним и стала просить, чтобы её допустили к сыну. Но когда перед ней открыли дверь, она увидела только его обезображенный труп. Еле живая, мать вернулась домой». Несколько дней она и сестра искали труп сына и брата среди убитых на городском кладбище, но так и не нашли.

Есть ещё в Прасковее улицы Чемодуровская, Старовойтова и переулок Опрышкинский (со временем стали писать Апрышкинский). Иван Алексеевич Старовойтов – не из местных. Его прислали организовывать партийную ячейку. Филипп Макарович Чемодуровский и Иван Архипович Опрышко местные уроженцы. Все трое погибли в борьбе за Советскую власть.

А теперь о Фроле Савельеве. На улице его имени живёт автор этих строк. В Томузловском моя улица самая верхняя. От неё рукой подать до трассы Будённовск – Ставрополь. Сам Фрол Ефремович Савельев жил на этой же улице. Кто же он?

За революционную деятельность на военном корабле «Прут», который присоединился к восстанию матросов легендарного броненосца «Потёмкин» в 1905 году, вместе с товарищами по борьбе был заключён в Акатуевскую тюрьму, оттуда бежал, но был пойман и отправлен в каторжную тюрьму. Там Ф. Е. Савельев возглавил борьбу политических каторжан с администрацией тюрьмы. Об этом писатель И. Ф. Никитин повествует в романе «Закованные бунтари». Удалось мне узнать и о последних годах жизни Савельева. В 1918-1919 годах он был в Томузловском, в 1921-1922 годах организовал кредитное общество и стал его руководителем. Оно заготавливало плуги и другие орудия для сельскохозяйственного производства.

В Гражданской войне Фрол Ефремович участия не принимал. Причина была веская: после многих лет каторги здоровье было подорвано, и жить ему оставалось всего ничего. В 1924 году Савельев умер в возрасте 42 лет.

Кто и как нашёл книгу, где написано о Савельеве, по чьей инициативе улицу Томузловскую переименовали в улицу Фрола Савельева – всё это есть в моей книге «Страницы истории села Томузловского».

В завершение хочу сказать, что не обо всех борцах за Советскую власть я написал, в их честь не названы улицы и переулки. Но мы их знаем, сведения о них хранятся в музеях сёл Прасковея, Стародубское и других.

Вечная им память за борьбу и преданность коммунистическим идеям.

В. В. БАБЕНКО,

краевед.

Будённовский район.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 27 апреля 2017 г. на сайте ЦК КПРФ, а также  на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

два × 3 =