Публицист Валентин Симонин: Идеологические проказы Никиты Михалкова

Свои передачи «БесогонТВ» на каналах телевидения Никита Михалков обычно заканчивает словами мичмана Криворучко: «Расходимся по одному. Если что, мы – геологи». Так он завершил и очередную передачу «Я/Мы Бесогон», которую на канале «Россия 24» показали 4 октября и повторили 5-го и 6-го. Не знаю, жив ли ещё этот мичман, но если жив и увидел её, то, как мне представляется, наверняка сказал бы режиссёру так: «Цитируя, Никита, каких-либо известных людей, не надо их шельмовать, передёргивать их слова, по своему усмотрению подгоняя под низменные цели».

Трёхразовый прогон одной передачи Н.Михалкова – это нечто особенное, такое случается нечасто. Очевидно дело в том, что в ней режиссёр устроил некоторую непрямую перекличку между днём нынешним и давно минувшим, между событиями 3-4 октября 1993 года и 9 января 1905 года. «Непрямую» потому, что трагические события «чёрного октября» 1993 года, которые в последние дни прошлой недели отметили массовыми шествиями, митингами, пикетами, режиссёр даже и не упомянул, но 9 января 1905 года вспомнил. Выглядело это у него так: царское правительство-де официально назвало цифру погибших 130 человек и 299 раненых, а вот Ленин «написал 4600 убитых и раненых». Мол, соврал лидер большевиков-то! Но только на самом деле, чуть-чуть подоврал, но по гамбургскому счёту просто соврал сам Н.Михалков.

Напомню тем, кто не знает. В 1971 году он закончил режиссёрский факультет ВГИКа. Видимо, там не учили студентов тщательной проверке используемых цитат. Вполне допускаю, что он поинтересовался событиями 9 января 1905 года, изложенными в статье Википедии в Интернете. Там действительно приводятся упомянутые им цифры – 130 и 4600. При этом он совершенно не обратил внимания на уточняющие обстоятельства: современники тех событий не верили в то, что царские власти назвали точные цифры убитых и раненых. В очерке «9 января» Максим Горький рассказал о том, что некий офицер шашкой ткнул в живот какого-то мальчишку, а потом, упавшего, ткнул ещё два раза, и отошёл в сторону, неся в руке шашку с кровью на клинке. В официальном сообщении об убитых детях не было никаких сведений.

Что касается цифры, приведённой Владимиром Ильичом, то Н.Михалков мог бы посмотреть 9-й том полного собрания сочинений, где на странице 227 находится заметка в 17 строк «Число убитых и раненых». Она стоит того, чтобы её процитировать. «Относительно числа убитых и раненых известия расходятся. Само собою, разумеется, что о точном подсчёте нет и речи, а судить на глаз очень трудно. Правительственное сообщение о 96 убитых и 300 раненых, очевидно, лживо, и ему никто не верит. По последним газетным известиям, журналисты 13-го января подали министру внутренних дел список 4600 убитых и раненых, список, составленный репортёрами. Конечно, и эта цифра не может быть полной, потому что и днём (не говоря уже о ночи) невозможно было бы подсчитать всех убитых и раненных при всех стычках».

Как видим, Владимир Ильич не от себя называет цифры, а ссылается на сообщения прессы. О событиях в городе на Неве в те дни сообщили многие европейские издания, в частности, британское агентство «Рейтер», петербургский корреспондент французского Le Journal, британское агентство «Лаффан» и другие. Они действительно несколько завышали число убитых и раненых, но это преувеличение отражало степень их ужаса от зверств царского режима, увиденных собственными глазами. После событий января 1905 года и кровавого подавления первой русской революции 1905 — 1907 годов, Николая II в Европе называли «Кровавым». Историки считают, что кузен российского самодержца английский король Георг V в 1917 году наотрез отказался предоставить своему российскому родственнику и членам его семьи убежище в Великобритании. Испугался революционных настроений рабочего класса своей страны.

Эпизод, на который я обратил внимание, был не единственно интересным для понимания мышления режиссёра Н.Михалкова. Одна из характерных особенностей его передач заключается в том, что он, видимо, полагаясь на интуицию, не очень тщательно продумывает заранее своё выступление, предпочитает импровизацию. При этом у него получается нечто, в кулинарном смысле, вроде винегрета: всего понемногу. Это ощущается и в рекламе, предшествующей передаче. В ней режиссёр обещал поговорить и о «фейковой реальности, формируемой СМИ, о превращении человека в часть толпы, о попытках уравнять советский строй с фашизмом в Германии». Это всё присутствовало, как и обещанная тема о том, как странный арест Павла Устинова может быть связан с резолюцией Европарламента о сносе памятников советским воинам, освободившим мир от угрозы фашизма.

Всё это было, но в случае с Павлом Устиновым, Никита Сергеевич сказал нечто большее, чем обещала реклама. Он, что называется, раскрылся и высказал более отчётливо то, что обычно камуфлирует под маской «русского патриота», который не отрекается и от советского периода истории.

Напомню, что актёр Павел Устинов был арестован 3 августа во время разгона силовиками несанкционированной акции, через очень короткий срок был осужден на 3,5 года за нападение на бойца ОМОНа, но затем, тоже через короткий срок, вышел на свободу. Судя по концовке материала Н.Михалкова, именно это обстоятельство стало наиболее важным для режиссёра. Да, он отметил, что в этой истории нашло отражение противоборство двух центров силы, стремящихся навязать стране свою волю. Его эта борьба пугает. Один писатель как-то написал, что между собой различные кланы элиты могут жить как пауки в банке, но против народа они всегда должны выступать как римская конница – сомкнутым строем. К этому и призывает их Никита Михалков, даже не смущаясь цинизмом своего обращения через посредство массового средства информации – телевидения, как к каким-то российским политикам, так и к зарубежным.

Для подтверждения моего вывода предлагаю читателям столь откровенную цитату из передачи: «Вот мне просто честно интересно. Мне интересно, но неужели наши партнёры, как мы их называем, на Западе и наши коллеги внутри не понимают, с чем они играют, с чем они имеют дело? Неужели они не знают, что невозможно русского человека, нашу страну, заставить принимать чужую игру и делать её своей? Сколько это раз доказано, сколько было войн на нашей территории, сколько было междоусобиц. И всё равно сквозь всё это прорастало то, что называется нашим самосознанием, нашим ощущением своей ценности и значения. Чего же вы ждёте? Вы не боитесь, что вот вы доведёте людей, вот всем тем, что вы делаете, до того момента, когда они проведут референдум по всей стране и начнут восстанавливать памятники Сталину, Дзержинскому, Ленину – всем тем, кого снесли, пытаясь забыть, что они были. Это будет хорошо? Наверное, нет! Но вы можете этого добиться. Зачем? Вам это надо?»

После этого Никита Сергеевич, как и обычно, закончил ссылкой на мичмана Криворучко. Но я опять же хочу высказать сомнение в том, что мичман обязательно одобрил бы эту «вылазку» так называемого патриота, надеющегося на поддержку западных партнёров. В передаче прозвучала песня Владимира Высоцкого «Он не вернулся из боя». Возможно, мичман Криворучко напомнил бы режиссёру о советских воинах, защищавших свою Советскую родину, которые, вместе с сегодняшними борцами, остаются её защитниками и сегодня: «Наши мертвые нас не оставят в беде, Наши павшие — как часовые».

Борьба продолжается, и под Красным знаменем Ленина народ обязательно завершит её победой. А памятники своим героям обязательно восстановит, нравится это или нет кому бы-то ни было, хотя бы и Никите Михалкову!

Валентин Симонин 
2019-10-09

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

двадцать + 10 =