Казачья доля

Недавно в свет вышла книга потомственного донского казака Александра Андреевича Кондратенко «Между Сунжей и Кубанью».

Он более 50 лет занимался мелиорацией и орошением земель в нашем крае. Уйдя на заслуженный отдых, занялся историей казачества, литературным и журналистским творчеством.

Им написано свыше 30 книг, большая часть которых посвящена казачеству. Работая в системе мелиорации, Александр Андреевич встречался с потомственными казаками Дона, Кубани, Терека. Многие из них стали героями его творческих изысканий. Написанные А.А. Кондратенко произведения говорят сами за себя: «Северный Кавказ. Казачество»; «Наш хутор — наша судьба»; «Наша малая родина» и др. Его последняя работа «Между Сунжей и Кубанью» (2019) посвящена терским казакам с берегов Сунжи. Ему, опытному журналисту и писателю, удалось показать в этой книге жизнь многих людей, прошедших необычайно трудные и сложные жизненные пути. Почему же так заинтересовала А.А. Кондратенко тема о казаках-сунженцах?

Сунженская казачья линия

После присоединения в 1801 г. Грузии к России возник вопрос о новом, более кратком пути между Северным Кавказом и Тбилиси. Он прошёл через укрепления Урухское, Ардонское, Архонское, Владикавказ. Однако левая часть от р. Сунжа к Владикавказу постоянно оказывалась под угрозой нападения горцев.

С целью свободного перемещения в Закавказье возник вопрос о возведении Сунженской линии. По указанию генерала А.П. Ермолова в 1818 г. была укреплена верхняя часть Сунжи (Назрановский и Казачий брод), возведена крепость Грозная. Средняя часть Сунжи стала укрепляться только с 1845 года. Был создан Сунженский полк, командиром которого назначили Н.П. Слепцова. Ядром стали казаки-линпейцы (Моздокского, Волгского, Гребенского, Кубанского и Ставропольского полков). Первыми поселениями были построены станицы Троицкая (на месте бывшего укрепления Волынского) и Сунженская (впоследствии Слепцовская). За короткое время по реке Сунжа и её притокам обустроили свыше 20 казачьих станиц и создали три казачьих полка: 1-й и 2-й Сунженские и 2-й Владикавказский.

С первых дней на новом месте казаки-переселенцы наряду с несением воинских обязанностей стали заниматься хлебопашеством, огородничеством, садоводством, животноводством, пчеловодством. В 1884 году был создан Сунженский отдел Терского казачьего войска. Казаки-сунженцы, как и все их сородичи, принимали активное участие во множестве военных сражений. С течением времени они подружились с горцами, стали их кунаками, а нередко и родственниками.

Начавшиеся революционные события и Гражданская война принесли большую беду в жизнь практически всех казаков. Начался передел земель. Советская власть, вводя национальную политику, постаралась упразднить казачьи области. 30 ноября 1922 года была образована Чеченская автономная область, а 4 февраля 1929 года к ней была присоединена территория упразднённого Сунженского казачьего округа. 15 января 1934 года Чеченская АО была объединена с Ингушской АО в одну Чечено-Ингушскую АО в составе Северо-Кавказского края. 5 декабря 1936 года c принятием новой сталинской Конституции Чечено-Ингушская автономная область была выведена из состава СевероКавказского края и преобразована в Чечено-Ингушскую АССР.. С 1944 по 1957 гг. ЧИАССР упразднена, а сунженские казаки находились в составе Грозненской области. Всё изменилось…

Автор этой статьи в 50 — 60-х годах ХХ века проживал в Грозном. Работая инженеромгеофизиком в сейсморазведочной партии (базировавшейся в станице Ассинской), много раз бывал в станицах Троицкой, Слепцовской, Карабулаке, знал не понаслышке жизнь казаковсунженцев. Во всех казачьих поселениях можно было встретить хорошие и ухоженные подворья, богатые различной живностью, замечательные сады. Земля колхозов-миллионеров была занята посевами различных сельскохозяйственных культур и плодовых насаждений.

Но всё изменилось с распадом СССР. Чеченцы и ингуши находились в составе одной республики, но постоянно накалялась нездоровая обстановка. А когда Президент РФ Б.Н. Ельцин объявил «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить», они воспользовались этим. Все знают, чем всё закончилось.

В 1990 году начали создаваться казачьи общественные организации. В мае того же года был создан Сунженский казачий отдел, который возглавил Александр Ильич Подколзин, уроженец станицы Троицкой. По его просьбе он вошёл в состав Ставропольского краевого Союза казаков (СКСК).

Неспокойно было в это время на Сунже. Чеченцы и ингуши заботились о своём благе, жизнь казаков их не интересовала. В январе 1991 года в станице Ассинской состоялся казачий круг Сунженского отдела, на котором присутствовал и я.

Перед казаками стоял непростой вопрос: как им жить далее в случае разделения ЧИАССР на две республики. После очень долгих и бурных обсуждений было решено войти в состав Чеченской Республики. Однако власти РФ распорядились по-своему. При разделении ЧИАССР на две республики — Чеченскую и Ингушскую — о казакахсунженцах никто и не думал. Они, как и после революционных событий, должны были решать сами свою судьбу.

Уже весной 1991 года сунженское казачье население стало подвергаться систематическим притеснениям и истязаниям. Жизнь очень быстро, буквально в течение нескольких недель, превратилась в ад.

27 марта в Троицкой был убит школьник Виктор Типайлов. 7 апреля в праздник Пасхи ингушом был убит атаман Сунженского отдела ТКВ Александр Ильич Подколзин. В ночь с 28 на 29 апреля 1991 года в станице Троицкой ингуши напали на казачью свадьбу. Затем до 200 вооружённых человек на грузовых автомобилях ворвались в станицу, избивали людей, поджигали дома. Было убито пять казаков.

Страшной смертью погибли двое молодых казаков, вёзших на автомобиле молоко с колхозной фермы. Их трупы были найдены через несколько дней со следами длительных нечеловеческих пыток. Резня в Троицкой была явно организована и спланирована заранее. На это указывают два факта: за неделю до событий местная милиция под предлогом «профилактических мероприятий» изъяла у казаков охотничьи ружья, а перед самими событиями из станицы были вывезены семьи живших среди казаков ингушей.

Второе рождение

Вот в такой обстановке в начале 90-х годов ХХ века пришлось работать общественным казачьим организациям. Многие из них, в том числе и СКСК, функционировали уже свыше двух лет, но не были узаконены официально. Как бы то ни было, казаки Ставрополья старались оказывать помощь своим братьям, оказавшимся в нелёгкой ситуации.

В правление СКСК в конце 1992 г. обратились представители правления сунженцев с просьбой об обустройстве многих семей в нашем крае. Но в то время поток беженцев был настолько велик, что свободных не только помещений, но и земель не было. Атаману СКСК неоднократно приходилось разговаривать со многими главами районных администраций о помощи казакам-терцам, в том числе и сунженцам.

Главой Кочубеевского района в то время был Виктор Николаевич Орлов, потомственный терский казак из станицы Наурской. Он решил, что свободный участок на территории района можно выделить в районе хутора Раздольного. С большим трудом удалось убедить руководителя администрации края Е.С. Кузнецова о выделении земельного участка для строительства казачьего поселения.

Большинство первых поселенцев стали прибывать в начале 1993 г. из посёлка Карабулак и станиц Троицкой, Слепцовской. В Карабулаке был расположен завод по производству глинистого раствора, который использовался при бурении глубоких скважин. Предполагалось, что такой завод можно построить и на выделенном участке, а глины для этого находились неподалёку.

Оказалось, что их нельзя использовать для растворов. Они содержали значительное количества песка, что недопустимо для технологии бурения скважин. Поэтому часть приехавших беженцев выехали в другие места, а оставшиеся казаки с неимоверным трудом стали осваивать выделенное место.

В интервью с одним из них автор книги А.А. Кондратенко отметил: «Невозможно умом понять и пером описать наше душевное состояние, наше отчаяние и, казалось, безнадёжное будущее. В своём Отечестве мы стали изгоями без вины и разумных понятий. Но доброжелательная, тёплая и сердечная встреча с кочубеевцами на новом месте, всеобщая поддержка — и материальная, и моральная — вселила в нас надежду на лучшее будущее».

Многие из переселенцев стали заниматься сельскохозяйственным трудом.

Александром Андреевичем Кондратенко с достаточной убедительностью описан нелёгкий и сложный крестьянский труд многих переселенцев.

Как отмечал атаман В.Н. Выродов, переезд на новое место жительства для него явился вторым рождением. Было неимоверно трудно, но все те, кто остался на выделенной земле, выстояли и смогли достичь многого.

Обывателю трудно представить, как казаки-сунженцы начали обрабатывать землю на не благополучном для земледелия участке, как вместе строили жилые дома, обустраивали дороги, прокладывали водопровод, проводили линии электропередачи, газопроводы.

В бедной в то время стране с трудом удавалось приобретать строительные материалы: лес, кирпич, цемент, металл, трубы, краски, облицовочную плитку, газовое, водопроводное оборудование, кровельные материалы и др. Деньги на эти цели выделялись миграционной службой края. Но несмотря на трудности, дела с каждым годом улучшались. В книге об этом много рассказано.

Александр Андреевич Кондратенко значительное место уделил истории возрождения казачества. В разделе «Хроника основной деятельности Союза казаков России в период 1991 — 2017 гг. с углублённым освещением событий, происходящих на Северном Кавказе» читатели найдут сведения о казачьих кругах, конференциях, Советах атаманов, на которых рассматривались вопросы, волнующие казаков Северного Кавказа, в том числе и сунженцев. Размещено множество фотографий героев произведения, их детей, родственников.

П.С. ФЕДОСОВ,

горный инженер-геофизик,

член Союза журналистов РФ.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 3 октября 2019 года на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

3 + 8 =