Жители России за одну пятилетку почти вдвое сократили потребление рыбы

В последние годы среднедушевое потребление рыбы отечественного производства едва превышает 10 – 15 кг, а в 2014 году составляло 22,8 кг

30 июля портал Fishkamchatka.ru опубликовал эксклюзивный материал с интригующим названием «Рыбный свист осваивает министр», посвященный докладу «О долгосрочной стратегии развития рыбохозяйственного комплекса», с которым правительственном часе в Совете Федерации выступил министр сельского хозяйства РФ Дмитрий Патрушев.

С целью комплексного анализа ситуации в рыбохозяйственной отрасли ИА «Реалист» попросило автора статьи заслуженного работника рыбного хозяйства России Вячеслава Зиланова сопроводить собственный материал дополнительными комментариями, которые мы публикуем ниже вместе со статьей на Fishkamchatka.ru.

***

На состоявшемся 23 июля 2019 года «правительственном часе» пленарного заседания Совета Федерации с докладом «О долгосрочной стратегии развития рыбохозяйственного комплекса» выступил министр сельского хозяйства Российской Федерации (далее — Минсельхоз) Дмитрий Николаевич Патрушев. Это было его первое выступление в Совете Федерации с момента назначения министром и, что особенно интригующее, это выступление было посвящено именно развитию рыбохозяйственного комплекса, а не агропромышленного.

Сразу замечу, рассматривался сенаторами доклад министра именно «…развития рыбохозяйственного комплекса», не «рыбного хозяйства». Что же такое «рыбохозяйственный комплекс?». Его определения нет ни в законодательной базе, ни в положении Министерства сельского хозяйства и Федерального агентства по рыболовству. В этих документах говориться о «рыбном хозяйстве» и даже дается закрепленное законодательно определение: «рыбное хозяйство — виды деятельности по рыболовству и сохранению водных биоресурсов, производству и реализации рыбной и иной продукции из водных биоресурсов» (ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», пункт 20,статьи 1). Казалось бы, сенаторам следовало в этом разобраться, что же они рассматривают и собираются утверждать? В крайнем случае, привести наименование «долгосрочной стратегии» в соответствии с законодательно закрепленным положением – «рыбного хозяйства». Однако на эту существенную подмену никто, к сожалению, не обратил внимание.

Как правило, по рыбной тематике в Государственной думе и Совете Федерации материалы, доклады по законодательным проектам, положению и перспективам развития отрасли ранее представлял курирующий рыбу заместитель министра сельского хозяйства – руководитель Федерального агентства Российской Федерации по рыболовству (далее — Росрыболовство) Илья Шестаков. И, судя по отзывам депутатов и сенаторов, он с этой задачей справлялся.

Возникает вопрос: «Чем вызвана такая, неожиданная, замена-рокировка основного докладчика, не прямого куратора по рыбе, на этом заседании?». Тем более что Илья Шестаков присутствовал на нем и даже давал пояснения по ряду вопросов по просьбе министра Дмитрия Патрушева и председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко. На это имеются две версии.

Первая — это то, что власть (а это администрация президента, да и правительства) дает сигнал, напоминает, что ответственность за положение дел в рыбной отрасли и перспективах ее развития несет, прежде всего, Минсельхоз и возглавляющий его министр. Поскольку Росрыболовство подчинено Минсельхозу. К тому же все законодательные инициативы, возникшие в последние четыре года (инвестквоты, аукционы, единое промысловое пространства для прибрежного рыболовства, новый подход к промучасткам, реорганизация рыбохозяйственной науки, изменения налоговой системы и т. д.) исходили именно от Минсельхоза. Да, первичные проекты и материалы готовило Росрыболовство, но по указанию Минсельхоза. К тому же в Правительство РФ законопроекты, постановления, распоряжения, касающиеся рыбной отрасли, опять же в соответствии с действующими положениями вносил Минсельхоз. Таких полномочий у Росрыболовства не существует. Из этой версии следует, что, дескать, пора министру Патрушеву обратить внимание на положение дел в рыбной отрасли так же, как он относится к другим направлениям в агропромышленном комплексе, а не полагаться на своего заместителя — руководителя Росрыболовства.

Вторая версия управленческая — кадровая. Что подошло дескать время, когда следует отказаться от совмещения в одном лице двух должностей: заместителя министра Минсельхоза – руководителя Росрыболовства. Этакий «многостаночный чиновник», как показала практика пяти лет, по моему мнению, не дал ожидаемых результатов. Точнее результаты есть, но они лежат в области пересмотра всего того положительного, что еще пока дает возможность наращивать производство за счет прошлой выверенной и пока еще действующей законодательной базы. Новые поправки в законодательную базу, «отцом» которых является Илья Шестаков, свои первые практические результаты дадут не ранее 2021-2022 года. Какими они будут? На это ответил в своем докладе министр Д. Патрушев. Об этом и свое мнение по нему — далее по тексту.

Совмещение же должностей заместителя министра Минсельхоза – руководителя Росрыболовства на практике означает: сам ставлю задачи, сам выполняю и сам же себя контролирую. Вероятно, некоторые властные структуры считают, что настало время от такого подхода отказаться. И в этой связи определить дальнейшую карьеру Шестакова. Остаться ему только в кресле заместителя министра Минсельхоза или только на должности руководителя Росрыболовства. Последнее — это явное понижение. Дескать, Шестаков этого не заслужил. Будучи в течение пятилетия на спаренной должности – замминистра и одновременно руководителя Росрыболовства — «многостаночного чиновника», правда, высокого ранга, он выполнил свою задачу. Изменил с помощью предложенных пусть и одной крупной рыбной компанией, и поддержанных им, и провел принципиальные поправки, меняющие основы закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Все они были одобрены Федеральным Собранием и утверждены президентом России Владимиром Путиным.

Сделав это, Шестаков «заслуживает», по крайне мере, очередного карьерного роста, либо «отойти» в сторону от рыбной отрасли. Реализация же на практике внесенных и принятых поправок, полагаю, не его сильный конек. Этим пусть займется сам министр Патрушев или другой, которого назначат, руководитель Росрыболовства. Они и будут пожинать плоды успехов и провалов творений Шестакова на рыбном поприще.

Из двух вышеприведенных версий, по моему мнению, более реальная все же первая. Действительно, пора министру Патрушеву «погрузиться с головой» в проблемы рыбной отрасли, а не заниматься ею факультативно. И нести ответственность за ее конкретные результаты. Судя по его докладу на пленарном заседании Совета Федерации, ответов на вопросы сенаторов, высказываний в прениях, министр, полагаю, начинает это понимать.

В своем докладе Патрушев особо подчеркнул, что «…отрасль демонстрирует положительную динамику по всем ключевым экономическим показателям. Вылов водных биоресурсов в прошлом году увеличился и превысил 5 млн тонн. Это рекорд за последние 26 лет. … уловы дальневосточных лососей… составили… 676 тыс. тонн… Выручка организаций рыбной отрасли… достигла… 341 млрд рублей. Прибыль организаций за прошедший год… превысила 104 млрд рублей… Объемы экспорта рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов в 2018 году превысили 2,2 млн тонн… В минувшем году мы произвели 4 164 тыс. тонн рыбной продукции». По ходу доклада были приведены и другие примеры положительных тенденций в развитии рыбной отрасли за последние годы.

А вот за счет чего все это было достигнуто? В выступлении министра Патрушева, как и в его ответах на вопросы сенаторов, этого не прозвучало. И не случайно! Ведь тогда бы следовало подтвердить, что достигнуто это было за счет сбалансированной законодательной базы, действующей последние десять лет и основой которой является «исторический принцип» наделения пользователей долями-квотами на вылов. Велик вклад в достижения отрасли рыбаков, руководителей компаний, предприятий, союзов, ассоциаций и региональных органов власти. Здесь есть также доля положительного вклада и штаба отрасли на федеральном уровне. Тогда возникает вопрос: «Зачем же вы меняете то, что дает положительные результаты и во имя чего все это делается?». Ответ повисает в воздухе, хотя он специалистам отрасли очевиден.

Ушел министр и от вопроса, заданного председателем Совета Федерации относительно доступности рыбы для населения и ее цены. «Вот за это кто-нибудь, — обратилась Матвиенко к Патрушеву, — отвечает в стране? Или это будет такая же стихия?». Вопрос вновь повис в воздухе. Ни министр, ни его заместитель так и не смогли дать убедительного ответа.

Далее председатель Совета Федерации, не удовлетворенная ответами на свой, по ее мнению, главный вопрос, да и аналогичный вопрос сенатора от Приморского края Светланы Горячевой, подчеркивает, что «… много… министром сказано, и многое делается. Но люди должны ощущать результаты этой работы, понимаете? Люди должны ощущать результаты государственной поддержки в виде ассортимента рыбы на полках и снижения цены. Путина большая, рыбы много выловили – цена должна сразу упасть, а она не падает. Где здесь слабые звенья? И что надо сделать Вам, как руководителю всей рыбохозяйственной отрасли страны, для того, чтобы все-таки на людей эти меры работали?». И в ответе прозвучали вновь малоубедительные доводы о том, что инфраструктура не та, о наценках торговых сетей и что «…для рыбаков гораздо более выгодно везти рыбу на экспорт». Спрашивается — вы же сами все это создаете посредством различных нормативных актов. Более того, постоянно звучит из уст руководства отрасли, что надо увеличивать экспорт чуть ли не вдвое, правда, в ценовом выражении. Вот для этого и осуществляется проект строительства добывающих судов на наших российских верфях и строительство рыбоперерабатывающих фабрик за счет инвестквот, которые будут, якобы, выпускать продукцию с высокой добавочной стоимостью, включая и на экспорт. А где этот мировой рынок для поставки увеличивающейся нашей рыбной продукции с высокой добавленной стоимостью? Что-то он не просматривается при тщательном его анализе.

Патрушев еще более запутал вопрос стоимости рыбы на внутреннем рынке, когда сказал, что «…все те наши усилия, которые я озвучил в своем докладе, позволят, скажем так, снизить себестоимость вылова водных биологических ресурсов… это даст возможность нашим производителям рыбы снизить стоимость». Никаких фактов, подтверждающих такое «экономическое новшество», им не было приведено.

Представляя «Стратегию развития рыбохозяйственного комплекса до 2030 года», Патрушев подчеркнул, что цель стратегии — это «…увеличение совокупного вклада отрасли в валовый внутренний продукт Российской Федерации… усилить лидирующие позиции отечественной рыбной продукции на мировых рынках… (другими словами увеличение экспорта – Авт.)… развитие человеческого капитала и минимизация негативного воздействия на окружающую среду». Далее для убеждения сенаторов в необходимости осуществления Стратегии министр привел поражающие воображения расчеты относительно того, что «Долгосрочные финансовые вложения нарастающим итогом составят 613 млрд рублей». При этом «Объем добычи достигнет 5,4 млн тонн, на 6 процентов превысит рекордный показатель прошлого года». Вот те на! Такие огромные финансовые вложения и такой скромный результат! Напомню министру и тем, кто готовил ему доклад, что за последние годы, с 2014 по 2018 год, без таких финансовых вложений вылов был увеличен с 4,2 млн тонн до 5, 2 млн тонн, т.е. почти на 1,0 млн тонн.

Еще большие сомнения вызывают заверения Патрушева о том, что «…реализация вышеуказанных мер стратегии к 2030 году позволит повысить среднедушевое потребление рыбы в стране почти на 3,5 килограмма – до 25 килограммов». Как же это возможно, когда в настоявшее время даже по данным Госкомстата идет снижение среднедушевого потребления рыб в стране. Это подтверждается и данными международной статистики ФАО, которая дает среднедушевое потребление рыбы в сырце по России, основанные на наших же данных, в 2014 году – 22.8 кг, а в 2017 году всего 19, 6 кг. По мнению же отечественных экспертов в последние годы среднедушевое потребление рыбы населением страны отечественного производства едва превышает 10 – 15 кг.

Нет смысла утомлять читателя другими «рыбными свистами» министра, прозвучавшими в его выступлении и в ответах на вопросы сенаторов. Но все же отмечу, что никаких пояснений Патрушев не дал на выступление аудитора Счетной палаты Российской Федерации С.А. Агапцева о выявленных серьезных нарушениях со стороны Росрыболовства в использовании бюджетных средств.

Не высказал Патрушев и своего отношения по другим важным вопросам, таким как осуществляемая Росрыболовством реорганизация рыбохозяйственной науки повлияет на качество исследований; о подготовке кадров для отрасли, об участии федерального органа в Решении IV Всероссийского Съезда работников рыбохозяйственного комплекса, как и в Решении Конференции рыбаков. И кто же всё-таки организовал и провел в декабре 2018 года масштабную акцию на федеральных российских телеканалах по шельмованию рыбаков в яко бы браконьерском лове крабов и каково, отношение к этому руководства Минсельхоза и Росрыболоства. Видимо, министр посчитал, что это не его уровня вопросы. А жаль! Именно в них соль профессиональной оценки всего того, что осуществляют его подчиненные.

В целом сенаторы положительно оценили доклад министра и, полагаю, были удовлетворены ответами Патрушева и его заместителя на свои вопросы. Что это было? Дань уважения к чиновникам-сановникам высокого ранга или не владение действительным положением дел в рыбной отрасли? Со своей стороны считаю, что мы имеем дело и с тем и с другим вместе взятым, а так же с продолжающимся углублением кризиса в управлении на федеральном уровне рыбной отраслью и непрофессионализмом ее руководства.

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, подводя итог рассмотрения вопроса о «Стратегии развития рыбохозяйственного комплекса», обратила внимание на то, что «…неудовлетворенность от главного – рыба дорожает, и она недоступна людям, и ассортимент рыбы в такой стране, как Россия, с ее потенциалом, к сожалению, не соответствует запросам людей». И далее — «… мы же выделяем средства не просто ради развития отрасли. Это важно, но мы выделяем для того, чтобы людям стало лучше. Вся наша деятельность на это должна быть рассчитана. А вот конечного результата-то ни в докладе, ни у Вас, Илья Васильевич, и не почувствовалось – на что вы нацелены. Надо насытить свой собственный рынок рыбой, доступной для людей – вот главная задача, и на нее ориентируйтесь».

С этим, безусловно, следует согласиться. А как Минсельхоз и Росрыболовство будут практически осуществлять поставленную Советом Федерации задачу, покажет только время

ИА «Реалист», заслуженный работник рыбного хозяйства России Вячеслав Зиланов.
2019-08-16

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

восемь − семь =