Газета «Родина». Генерал Соболев: Цена победы

Приближается 75-я годовщина Победы советского народа в Великой Отечественной войне, которая занимает особое место в истории нашего государства. Она явилась небывалым испытанием всех духовных и материальных сил СССР и стала самой суровой проверкой боевых качеств Красной Армии и Красного Военно-Морского Флота.

По своим масштабам и стратегическому значению четырёхлетняя битва на советско-германском фронте стала главной составной частью всей Второй мировой войны, а на долю нашей страны выпала основная тяжесть борьбы с немецко-фашистской агрессией.

В исторических сражениях под Москвой, Ленинградом и Сталинградом, на Курской дуге и Днепре, в Белоруссии, Прибалтике и Восточной Пруссии, в странах Восточной Европы и самой Германии советские Вооружённые силы нанесли врагу решающие поражения.

Много десятилетий прошло после окончания войны, однако попытки исказить правду о роли в ней Советского Союза не прекращаются и поныне. Наоборот, после развала СССР они только усилились и приобрели ожесточённый антисоветский, русофобский характер.

Ряд историков и политических деятелей, в том числе и в нашей стране, вопреки историческим фактам и документам, вопреки элементарной логике и здравому смыслу стараются, с одной стороны, изобразить Советский Союз главным виновником войны, а с другой — обосновать версию, что СССР не был готов к отражению фашистской агрессии, его победы носили случайный характер, а бездарные советские военачальники не умели воевать и заваливали немецкие окопы трупами красноармейцев, и потери Красной Армии многократно превышают потери вермахта и армий союзников фашистской Германии.

Особенно много лжи и клеветы лжеисториками и врагами нашей страны распространяется вокруг начального периода войны, когда Красная Армия понесла тяжёлые потери и вынуждена была отступать к Москве и Сталинграду. В чём только не обвиняется руководство Советского Союза и лично И.В. Сталин как глава государства!

22 июня 1941 года на СССР обрушился удар невиданной мощи самой совершенной военной машины, имевшей двухлетний опыт ведения войны, который не выдержало бы ни одно государство в мире.

Готовясь к нападению на Советский Союз, фашистское руководство использовало не только экономическую и военную мощь Германии, восстановленную после Первой мировой войны с помощью международных монополий, но экономические и людские ресурсы практически всей Европы. Вермахт получил с военной техникой, вооружением и материальными запасами 92 французских, 30 чехословацких, 22 бельгийских, 18 голландских, 6 норвежских и ряд других дивизий. Только во Франции было захвачено свыше 3000 самолётов и 3500 танков. Всего в оккупированных странах было захвачено военной техники, вооружения и материальных запасов на 150 дивизий.

Вооружённые силы Германии перед нападением на СССР насчитывали 8,5 млн чел. и имели в составе полностью отмобилизованными 214 дивизий и 7 бригад. Ещё 77 расчётных дивизий имели в своём составе вооружённые силы стран — союзников Германии. Причём большая часть этих соединений (190 дивизий) была к началу войны сосредоточена у западных границ Советского Союза.

31 июля 1940 года Гитлер впервые официально сообщил высшему генералитету о своих планах войны против Советского Союза. В этот день начальник генерального штаба Ф. Гальдер записал исходные данные о плане: «Начало – май 1941 года. Продолжительность операции пять месяцев. Было бы лучше начать уже в этом году, однако это не проходит, так как осуществить операцию надо одним ударом. Цель – уничтожение жизненной силы России».

Численность Вооружённых сил СССР к июню 1941 года составляла 4,8 млн чел. Красная Армия в своём составе имела 303 дивизии и 22 бригады.

Однако штатная численность советских стрелковых дивизий составляла 10,8 тыс. чел., и по своей боеспособности они значительно уступали немецким пехотным дивизиям. 125 советских дивизий были сформированы в период с 1 сентября 1939 года по 22 июня 1941 года, и их боевая слаженность к началу войны была недостаточной. Кроме того, мы вынуждены были иметь значительную группировку войск на Дальнем Востоке для отражения возможной агрессии со стороны Японии, которая к 1941 году сосредоточила у наших границ в Маньчжурии более чем миллионную Квантунскую армию, а также — в Закавказье и Иране для отражения возможной агрессии со стороны Турции.

В составе наших западных военных округов насчитывалось 167 дивизий и 9 бригад. Группировка войск противника, сосредоточенная у границ СССР, превосходила советские войска по личному составу в 1,9 раза, по тяжёлым и средним танкам в 1,5 раза, по боевым самолётам новых типов в 3,2 раза.

Немецкий генеральный штаб планировал разгромить советские Вооружённые силы, выйти на рубеж Архангельск — Астрахань и победоносно завершить войну. В ходе подготовки нападения на СССР немцам удалось достичь не только тактической и оперативной внезапности, но и скрыть от советского военно-политического руководства направление главного удара, который по плану «Барбаросса» наносила группа армий «Центр».

И. Сталин и Генеральный штаб были уверены в том, что главный удар будет нанесён на юго-западном стратегическом направлении с целью овладения важными промышленными и сельскохозяйственными районами Украины и юга России.

Многие лжеисторики издеваются над самим понятием «внезапность»: «Ведь Сталину сообщали наши разведчики точную дату начала войны»

По плану «Барбаросса», нападение должно было начаться в мае (15 мая), затем эта дата переносилась несколько раз, соответственно, и разведка сообщала различные даты начала войны. Но я хочу обратить внимание на один важный момент. Военные люди знают, что план любой операции, кроме оперативно-стратегической его части, представляет собой целый пакет документов. Это планы разведки, связи и других видов боевого, технического и тылового обеспечения войск при подготовке и в ходе операции.

При изучении плана «Барбаросса» в академии Генерального штаба меня заинтересовал «План дезинформации противника», главной целью которого было скрыть направление главного удара даже в ущерб точной дате начала войны (которая неоднократно переносилась). И немцам удалось выполнить его в полном объёме.

Этот план предусматривал распространение дезинформации по различным каналам, в том числе через посольства Германии в других странах и военных атташе. Зачастую наши разведчики эту дезинформацию и сообщали советскому военно-политическому руководству.

Кроме того, создавая группировки войск у наших границ, немцы сосредоточили танковые и моторизованные соединения, выполнявшие главные задачи в операции буквально в последний момент. За неделю до 22 июня многие танковые и моторизованные соединения и части, предназначенные для нападения, находились на территории Германии и даже во Франции. Немцы блестяще провели их перегруппировку, используя развитую сеть железных и шоссейных дорог.

Советская да и любая другая разведка мира не имели в то время таких технических возможностей, чтобы определить сколько, каких и куда было переброшено дивизий в такое короткое время.

Таким образом, Советский Союз вступил в войну в крайне неблагоприятных для себя условиях. Немцы да и вообще никто на Западе не сомневались в быстром разгроме советских Вооружённых сил и победе Германии.

Но война на территории СССР для немцев и их союзников с самого начала была принципиально иной, чем в Европе. Летне-осенняя кампании 1941 года представляла собой далеко не победоносное шествие немецких войск к Москве, Киеву и Ленинграду.

Войска наших приграничных округов сражались в тяжелейших условиях, особенно на западном стратегическом направлении, где немцы наносили главный удар. Из 167 дивизий приграничных округов 28 оказались в окружении и не вышли из него, а 70 дивизий понесли серьёзные потери и нуждались в пополнении.

Но приграничные сражения с контрударами по прорывающимся в глубину обороны Красной Армии механизированным и танковым клиньям противника лишили их привычных в странах Европы темпов продвижения и свели на нет все преимущества плана «молниеносной» войны.

Никто из «историков» не говорит и о том, что, находясь в окружении, наши войска сражались до последней возможности. Практически все оперативные резервы вермахта (до 50 дивизий – в общей сложности 26%), вместо того чтобы наращивать силу ударов на киевском, московском и ленинградском направлениях, сражались с окружёнными войсками Красной Армии.

Вот что писал Г.К. Жуков: «Наша историческая наука как-то лишь в общих чертах касается этого величайшего приграничного сражения… Ведь в результате именно этих действий… был сорван в самом начале вражеский план… Противник понёс тяжёлые потери (по немецким источникам – до 60%) и убедился в стойкости советских воинов, готовых драться до последней капли крови».

А вот что записал в своём дневнике начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Ф. Гальдер: «По докладу командующего третьей танковой группы генерала Г. Гота, 28 августа 1941 года части третьей танковой группы: седьмая танковая дивизия имеет 24% своего первоначального количества танков, остальные дивизии группы в среднем имеют 45% своего количества танков; части первой танковой группы в среднем потеряли 50% своего количества танков, части второй танковой группы в среднем имеют 45% своих танков».

Чернокнижники из числа «историков» и «аналитиков» с восторгом приводят наши потери в самолётах (более 1200 единиц) в первые дни войны, но при этом упорно скрывают потери ВВС Германии. А вот что по этому поводу пишет немецкий генштабист Греффрат: «За период с 22 июня по 5 июля 1941 года немецкие ВВС потеряли 807 самолётов различных типов, а за период с 6 по 17 июля – 477. Эти потери говорят о том, что несмотря на достигнутую нами внезапность русские сумели найти время и силы для оказания решительного противодействия».

Наши лётчики менее чем за месяц сбили 1284 вражеских самолёта в воздушных боях с немецкими асами. Для сравнения — немцы потеряли 1733 самолёта за весь период воздушного наступления на Англию.

Да, наши войска отступали, но с боями, нанося противнику огромные потери. Два месяца, с 10 июля по 10 сентября 1941 года, продолжалось Смоленское сражение, которое включало в себя не только оборонительные, но и наступательные операции.

Именно под Ельней родилась советская гвардия. В ходе кровопролитных оборонительных и наступательных сражений советские войска сорвали планы немецко-фашистского командования по безостановочному наступлению на Москву. Самая сильная немецкая группировка – группа армий «Центр» – понесла огромные потери, вынуждена была перейти к обороне и почти на два месяца отложить наступление на Москву. Смоленское сражение стало важнейшим этапом срыва плана «молниеносной» войны против СССР.

В ходе Московской оборонительной операции советские войска остановили наступление группы армии «Центр» и не только нанесли ей поражение, но и подготовили условия для перехода в решительное контрнаступление и разгрома врага под Москвой. К началу декабря в группе армий «Центр» не осталось ни одной боеспособной дивизии, о чём в панике докладывал Гитлеру её командующий фельдмаршал Ф. Бок.

Таким образом, в 1941 году немцы и их союзники не достигли ни одной цели, не выполнили в полном объёме ни одной задачи, которые были поставлены в плане «Барбаросса». Гитлеровский блицкриг полностью провалился, а миф о непобедимости вермахта был развеян.

Нелегко дался нам и 1942 год. Немцы, сосредоточив главные усилия на юго-западном стратегическом направлении, прорвали оборону наших войск и, развивая наступление, вышли к Сталинграду.

В ходе ожесточённых оборонительных сражений и боёв, развернувшихся в большой излучине Дона, а затем на сталинградских обводах и в самом городе, была сокрушена наступательная мощь врага и обескровлена его главная ударная группировка.

Вот что о стойкости советских воинов, защищавших Сталинград, записал в своём дневнике 27 октября 1942 года немецкий солдат В. Гоффман: «Русские — это не люди, это какие-то существа из стали, которые никогда не устают и не боятся огня».

А 19 ноября 1942 года с мощной артиллерийской подготовки атаки началась Сталинградская стратегическая наступательная операция «Уран», в ходе которой советские войска окружили и уничтожили главные силы 4-й танковой и 6-й полевой немецких армий, разгромили 3-ю и 4-ю румынские армии, нанесли тяжёлый урон 8-й итальянской армии. Потери противника составили свыше 800 тыс. чел., 32 его дивизии и три бригады были полностью уничтожены.

В плен попали свыше 91 тыс. чел. в том числе 2500 офицеров, 23 генерала и один фельдмаршал. Для сравнения: безвозвратные потери войск Красной Армии в ходе Сталинградских оборонительной и наступательной операций, по данным нашего Генерального штаба, составили 478741 человек (323856 и 154885 соответственно).

Победа под Сталинградом положила начало коренному перелому в войне и оказала определяющее влияние на её дальнейший ход. С этого момента Красная Армия захватила стратегическую инициативу и удерживала её до конца войны.

Курская битва, форсирование Днепра, Белорусская стратегическая наступательная операция «Багратион», Висло-Одерская и Берлинская стратегические наступательные операции вошли в золотой фонд величайших побед Красной Армии в Великой Отечественной и Второй мировой войне.

Фашистская Германия и её союзники были разгромлены, а Европа и весь мир освобождены от коричневой чумы. Советский Союз одержал безоговорочную победу над самым страшным врагом в истории человечества.

Какова цена этой Победы?

Общие людские потери СССР в войне составили 26,6 млн чел. Число огромное, но я хочу сказать о том, что большую часть этих потерь составляет мирное население. Варварское уничтожение женщин, стариков, детей осуществлялось преднамеренно в соответствии с гитлеровским планом «Ост». Кроме жертв, связанных с фашистским террором, жестокими условиями оккупационного режима и угоном советских людей в фашистское рабство, гражданское население СССР несло большие потери от боевого воздействия противника в прифронтовых районах.

Соотношение же безвозвратных потерь (убитых, умерших от ран на этапах эвакуации и в госпиталях, пленных и пропавших без вести) среди военнослужащих СССР, Германии и её союзников, непосредственно принимавших участие в боевых действиях, составляет 1,3:1 – 11 млн 441,1 тыс. чел.: 8 млн 649,2 тыс. чел. (без учёта пленных, сдавшихся 9 мая 1945 года, – 1 млн 600 тыс. чел).

Вот что в своих мемуарах писал фельдмаршал Э. Манштейн: «Вермахт на советско-германском фронте потерял в 1,5 раза больше дивизий, чем Красная Армия». Исследовательская группа Генерального штаба во главе с генерал-полковником Г.Ф. Кривошеевым доказала, что это так. Почему же такая разница в потерях среди военнослужащих и в дивизиях? Попробую ответить на этот вопрос.

В советское время было не принято об этом говорить, но кроме непосредственных союзников фашистской Германии (Финляндии, Венгрии, Румынии, Италии, Испании, Словакии, Хорватии и Болгарии) на советско-германском фронте на стороне Германии добровольно воевали граждане практически из всех покорённых стран Европы. Таких добровольцев насчитывалось свыше 1 млн 800 тыс. чел. В годы войны из них было сформировано 59 дивизий, 23 бригады, несколько отдельных полков, легионов и батальонов. Многие их них носили наименования государственной и национальной принадлежности: «Валония», «Лангемарк», «Денемарк», «Гембез», «Викинг», «Нордланд», «Нидерланды», «Фландрия», «Шарлемань» и др.

Мы знаем, что в покорённых гитлеровцами странах было организовано Движение сопротивления. Например, во Франции, где, сражаясь в рядах этого движения, погибли около 20 тыс. чел. В то же время на Восточном фронте, воюя на стороне фашистов, погибли более 50000 французов. Только в составе французской дивизии СС «Шарлемань» насчитывалось 20 тыс. чел. Впервые эта дивизия вступила в бой с советскими частями осенью 1941 года на Бородинском поле, была разгромлена дивизией полковника Полосухина, но быстро восстановилась и участвовала во всех крупных сражениях на стороне Германии до конца войны, обороняла Берлин и капитулировала одной из последних.

Не менее известна и танковая дивизия СС «Викинг», состоявшая из добровольцев скандинавских стран. Ей единственной удалось вырваться из Корсунь-Шевченковского котла.

Многие соединения и части, сформированные немцами на территории оккупированных ими стран, были соединениями и частями СС. Это значит, что военнослужащие этих частей были членами фашистских партий в своих странах. Многочисленные партии фашистского толка были в то время не только в Германии, Италии или Испании, но и почти во всех странах Запада, включая наших союзников по антигитлеровской коалиции.

Немецкий генштаб учитывал потери дивизий, сформированных в оккупированных странах, но не учитывал потери французов, бельгийцев, голландцев, датчан, норвежцев и других неграждан Германии, которые были уничтожены в этих дивизиях.

Нельзя сбрасывать со счетов и формирования, созданные немцами из граждан СССР, предавших свою Родину и перешедших на службу врагу: «Русская освободительная армия» Власова, 15-й казачий корпус фон Панвица, пехотный корпус Штейфона, дивизия СС «Галичина», прибалтийские легионы СС, отдельные батальоны и роты. Всего около 180 тыс. чел.

Учёт потерь этих формирований немцы не вели вообще.

Кроме того, в состав потерь вермахта и войск СС не включались потери военно-полевой полиции, учреждений службы безопасности СД и военной администрации на оккупированных территориях (численность 600 тыс. чел), гестаповцев, не входивших в войска СС (численность около 250 тыс. чел), охранных и карательных частей и подразделений (около 250 тыс. чел.). Все они выполняли задачи по обеспечению и обслуживанию войск и в критической обстановке принимали участие в боевых действиях.

Немаловажно, что учёт потерь своих войск немцы вели, явно занижая их. Например, раненых, умерших в госпиталях на второй день, немцы относили к гражданским потерям, не учитывались потери подразделений и частей, обслуживавших боевые действия армий, численность которых составляла до 10% от общей численности этих армий.

Поэтому можно сделать вывод, что общие потери военнослужащих Германии, её союзников и добровольцев из оккупированных стран значительно превосходят потери военнослужащих Красной Армии, как и разгромленных дивизий, более чем в 1,5 раза.

Наши отцы и деды воевали не только бесстрашно, защищая свою Родину, но и умело. Храбрость советских солдат, умение офицеров организовать бой, талант наших генералов и маршалов в планировании и проведении блестящих операций и привели к победе над нашими многочисленными врагами.

Хочу привести мнение по этому поводу доктора Геббельса, который в марте 1945 года записал в своём дневнике: «Сообщаю фюреру о представленной мне для просмотра книге генштаба о советских маршалах и генералах, добавляя, что у меня сложилось впечатление, будто мы вообще не в состоянии конкурировать с такими руководителями… Сталин имеет все основания чествовать, прямо как кинозвёзд, советских маршалов, которые проявили выдающиеся военные способности. Фюрер полностью разделяет моё мнение».

Но победа была бы невозможна, если бы Советский Союз в годы индустриализации и первых пятилеток не создал промышленную базу, способную противостоять промышленной мощи всей Европы, а в производстве танков, самолётов и артиллерийских орудий и превзойти её.

Как коммунист не могу не сказать о вкладе в Победу Коммунистической партии большевиков. До войны в рядах ВКП(б) насчитывалось 1,5 млн чел. В годы войны погибли три миллиона коммунистов. Историк Р. Косолапов сказал: «Партия полегла на фронтах Великой Отечественной войны дважды». Но за эти годы в ряды ВКП(б) вступили более 6 млн чел. «Прошу считать меня коммунистом» – не вымысел советской пропаганды, а состояние души советских воинов, шедших в бой за свою Родину. Вступая в ряды Коммунистической партии, бойцы Красной Армии получали единственную привилегию – первыми подниматься в атаку.

Победа стала возможной ещё и потому, что советской страной в эти сложные для неё годы руководил гениальный политик, великий полководец и выдающийся экономист Иосиф Виссарионович Сталин. Масштабы его деятельности в предвоенные годы и годы войны огромны, и именно ему по достоинству принадлежит слава Полководца Победы.

Отдавая дань памяти нашим отцам и дедам, победившим фашизм, мы должны извлекать уроки той войны. Многое, завоеванное героями Великой Отечественной, тружениками тыла и всем советским народом, мы уже отдали врагу, позволив разрушить СССР и уничтожить Советскую власть.

Военно-политическая обстановка в мире обостряется с каждым днём и напоминает обстановку перед Второй мировой войной. И если мы не восстановим экономику нашей страны, не восстановим Вооружённые силы до состояния, когда они будут способны отразить любую агрессию, не воспитаем нашу молодёжь в духе преданности своей Родине и готовности её защищать – мы потеряем страну. Можно ли всё это сделать в короткие сроки? Исторический опыт Советского Союза говорит о том, что можно. Значит, всё зависит от нас с вами.

В.И. СОБОЛЕВ,

председатель Всероссийского общественного движения

«В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки»,

генерал-лейтенант.

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 25 июля 2019 года на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

6 + 16 =