Газета «Родина». Дуплетом по маршалу Победы

Более семи десятков лет прошло после нашей славной Победы в Великой Отечественной войне, самой трагической и немилосердной за последние тысячелетия, которая не дала стереть с лица Земли Россию, уничтожить великую нацию. Спасла Европу и не только её. Благодаря этой Великой Победе радуются новому дню и ветераны, и приходящие им на смену новые поколения, шагающие по жизни, воспитывающие миллионы юных россиян, гордящихся своими советскими предками, отстоявшими мир и жизнь на Земле. Выражают глубокую признательность. Это волнительно и справедливо. И воспитание молодёжи на традициях отцов и дедов можно считать частью национальной идеи.

Но, к сожалению, болит душа, потому что находятся недоброжелатели, которым наша Победа – как кость в горле. Они издеваются над ней, открыто или негласно желали бы победы фашистам, предают злобной и неоправданной критике героев, авторитетных командиров и военачальников. В них кипит желчь продажных представителей пятой колонны, которую они, пользуясь гласностью, по-змеиному выплёскивают в общество, СМИ.

Почти год прошёл после выхода в 26-м номере «Литературной России» статьи С. Зотова «Феномен почитания». Получился дуплет вместе с предшествующей статьёй «Факты и фантазии» в №23, которая, очевидно, была пробным шаром. Достойного отпора не дали, и автор осмелел. Давно я так не плевался от прочитанной лжи! Объектом этой злобной акции стал любимец фронтовиков и советского народа маршал Г.К. Жуков. В первой статье, как утверждает автор, он имел в виду «феномен создания образа для почитания, который работает на некую выгодную кому-то идею. Технология проверенная: некоторые вещи замалчиваются, объективная картина искажается, добавляются вымыслы, и продукт для общественного потребления готов. Если идея одобрена властью (тем более если она властью рождена), то широкое распространение ей обеспечено…»

Это Жукову-то власть создавала образ для почитания и ни за что вручила целый иконостас наград?! Побойтесь бога. О том, как его обходили со всех сторон, годами тянули выход книги, говорит одноимённый фильм. По Зотову, Сталина и руководство страны маршал обвинял в неподготовленности к войне. И боевой техники у нас было больше, чем у врагов, хотя в той же книге Георгия Константиновича даны совсем другие цифры. И никого он не уважал, был жестоким самодуром. Да ещё и сапоги у него скрипели – он никогда не допускал неаккуратности в одежде. И, командуя Одесским военным округом, ничем себя не проявил. А ворюг и бандитов не его бойцы ликвидировали.

А уж как сослуживцы-маршалы и генералы, его бывшие подчинённые, на все лады «расхваливали»! «Болезненно самолюбив» (Рокоссовский); «…наблюдается излишняя жестокость» (Будённый); «Это человек страшный и недалёкий. Высшей марки карьерист» (Ерёменко); «Он человек исключительно властолюбивый и самовлюблённый, очень любит славу, почёт и угодничество перед ним и не может терпеть возражений» (Новиков)…

Даже Булганин и сват Василевский не остались в стороне, не говоря о маршале Коневе. А не его ли спас от трибунала Жуков? Не Рокоссовского ли вытащил из заключения? Не случайно тот заступался за спасителя один из немногих. Завистники изощрялись во лжи перед Политбюро и Хрущёвым, которого он тоже спас в 50-е. Боялись за себя и очерняли великого полководца.

И тут щелкопёр Зотов в унисон с ними пляшет на могильных плитах великого, ведь тот уже не ответит.

А почему именно Жукова Генералиссимус Сталин посылал на самые взрывные и ответственные участки? Почему он разрабатывал великолепные планы и выигрывал тяжелейшие сражения? На мой взгляд, он достоин находиться рядом с такими талантами и победителями, как А. Суворов, М. Кутузов, М. Скобелев — российская гордость и слава. И уж никак не ниже.

Разве американцы обливали так грязью своего Эйзенхауэра, которого потом избрали президентом, или французы Шарля де Голля? Но у нас без помойки не могут. Я не знаю, откуда такая злоба у Зотова. Скорее всего, это заказная статья, за которую он получил гонорар, чтобы оболгать и скомпрометировать русского гениального полководца и в его лице унизить нацию. За такое по русскому обычаю, мягко говоря, бьют морду. Хватит цацкаться и кормить западных прихвостней и горлопанов!

Такие злопыхатели готовы даже в грязном белье копаться, вагоны с отправленными из Германии коврами, шкафами обязательно вытаскивать наружу. Что может быть мелочнее этого? Да и не Жуков грузил эти вагоны, если они были, и ему ли одному предназначался груз? Один такой ставропольский правдолюб-стихотворец давно написал:

Мои родители – мещане…

Что не с победой, а с вещами

Домой вернулись из Германии…

Наверное, в их понятии это даже не стоит десятков миллионов погибших советских людей. Они одни везли? И разве не своё возвращали?

Мой дядя, потомок исетских казаков Вениамин Алексеевич, тоже привёз пару чемоданов какого-то барахла. Он был не штабистом, а миномётчиком. Дважды ранен. Однажды от их роты в живых остались трое. В другой раз от полка – единицы. И на груди фронтовика – заслуженные ордена и медали.

— Артиллерия – бог войны! – нередко говорил дядя, когда бывал в настроении. – А великий Жуков – бог стратегии и наступления!

Хороший столяр, плотник, гармонист, Вениамин Алексеевич кормил большую семью: троих сыновей, жену, престарелую мать. А ещё с войны привёз тягу к боевым ста граммам, хотя до неё был трезвенником. Истрепался в той бедной жизни, когда восстанавливали страну, что нечего стало надеть, кроме привезённого трофейного кителя. И ходил он в немецкой одёвке, высокий, видный, но со страдающим от стыда лицом. Смахивал на немца, пугая людей, на него они косились, как на врага.

Читаю официальный документ о награждении командира миномёта 9-й батареи ст. сержанта Вениамина Алексеевича Ильиных: «В боях по прорыву Севастопольской обороны и в моменты окончательного разгрома противника на мысе Херсонес проявил себя отважным, стойким, отлично владеющим своей специальностью мл. командиром. В боях с 7 по 12.5.44 г. невзирая на шквальные артиллерийско-миномётные обстрелы со стороны противника и бомбардировку в ночное время с воздуха его миномёт, не прекращая огня, бил по укреплениям и живой силе противника. На его счету имеется уничтоженных – миномётная батарея, 2 пулемётные точки, орудие ПТО, зенитная установка и до 70 уничтоженных немецких солдат и офицеров».

За это герой награждён медалью «За отвагу».

В другом приказе по третьему горно-стрелковому корпусу от 4.04.45 г. старший сержант В.А. Ильиных награждён орденом Отечественной войны второй степени за уничтожение многих огневых точек и живой силы противника, в том числе в районе села Штебиня была сорвана атака противника, подбиты две самоходные пушки, убито 10 солдат. Значит, не байки сказывал батареец.

Другой фронтовик Алексей Богдановский утверждал:

— Нас трое честных – я, Бармин (завхоз фарфорового завода) да Жуков…

Ничего не скажешь. Любили бойцы полководца, как никого другого. В начале 50-х годов не раз видел Жукова на маленькой железнодорожной станции Бишкиль Чебаркульского района Челябинской области, где я жил и где находились летние воинские лагеря. Он, тогда командующий Уральским военным округом, приезжал на их открытие. Его «деревянный» классный вагон загоняли на территорию заготзерна или ставили в станционном тупике, что находился напротив нашего дома буквально в сотне метров.

Утром маршала увозили на «Победе» в воинские части. Охранял автоматчик на «виллисе». А вечером он возвращался обратно. Во время отбытия и прибытия его всегда встречали местные жители, их дети, участники и инвалиды войны, которые дружно приветствовали народного любимца и с которыми он не только тепло здоровался, но и вёл доверительные разговоры. Расспрашивал.

— Ты где воевал, браток? – спросил безногого инвалида, сидевшего на низенькой тележке на шарикоподшипниках.

— На первом Белорусском…

— Знаю, знаю. Низкий тебе поклон и удачи. Прости нас, что не всех сберегли.

— Мы Родину защищали и вот этих пацанов! – тот с гордостью показал пальцем на нас, ребятню. – Спасибо и вам за Победу…

— У вас папка есть? – обратился к сестре и брату Загудаевым, моим одноклассникам.

— Нет, убили на фронте, – в один голос ответили те.

На лице маршала появились неподдельное сочувствие и тень вины, будто он лично виновен в гибели солдата. Достал из кармана две 25-рублёвки и дал детям.

— Возьмите на конфеты, – только и вымолвил печально.

Мы с восхищением смотрели во все глаза на легендарного маршала, на груди которого висели Золотые Звёзды Героя Советского Союза и многочисленные колодки, ярко говорившие о его воинских заслугах. Вот такой образ Жукова навсегда остался в нашей памяти.

В нынешней тяжёлой политической обстановке, когда Россию, как вороны-падальщики, окружили со всех сторон натовцы, когда США бряцают атомным оружием, писать такие чёрные статьи и пасквили, унижать наших заслуженных военачальников, национальных героев – значит, лить воду на колесо вражеской мельницы. Клясть то, чем нужно гордиться. Давно пора прекратить разгул человеконенавистников.

Владимир КОЖЕВНИКОВ,

член Союза писателей СССР и РФ с 1982 года.

Невинномысск

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 25 июля 2019 года на сайте ЦК КПРФ,  а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

двадцать + 11 =