Газета «Родина». 74 года Великой Победе. Кавалерия в моей судьбе. Письмо К.А. Лето из Невинномысска

Каждый год 9 Мая мы смотрим парад на Красной площади в Москве. Грандиозное зрелище: войска, тяжёлая техника. А я всегда вспоминаю парады с участием кавалерии, к которой непосредственное отношение имели мой отец, герой Гражданской войны, и муж, участник Великой Отечественной.

Последний раз мы видели грандиозную стать кавалерии на Параде Победы 1945 года с участием маршалов Г.К. Жукова и К.К. Рокоссовского. Ей по заслугам было отведено почётное место. Ведь на гужевом транспорте держалась наша армия. Лошади были и средством передвижения, и тягой, и пищей. Кавалерия для меня не отвлечённое понятие. Мне 91 год, и я помню всё, что было связано с ней.

«Кавалеристы, Сталин дал приказ…»

Мой отец Александр Фёдорович Басов в Гражданскую сражался с войсками Деникина на Северном Кавказе в отряде Ипатова. Много лет он хранил шапку-кубанку с двумя дырами от пуль и рассказывал, как плакал над своим раненым конём, когда тот умирал. Мы, дети, слушали историю казака о верном друге боевом коне и тоже тихо всхлипывали. Никто не ведал тогда, что этим животным снова придётся послужить людям в суровую годину.

Началась Великая Отечественная война. Немецкие войска стремительно двигались к Москве и Ленинграду. Генерал-майор Л. Доватор хорошо понимал обстановку, знал местность, где придётся удерживать натиск врага. Он понимал, что без кавалерии не обойтись. Очень ценил героизм красных кавалеристов Ставрополья и выдержку их лошадей. Именно поэтому сформировал свою 53-ю дивизию и повёл к Москве. Кавалеристы любили и уважали своего полководца. Жаль, генерал погиб в конце 1941 года, но с именем Доватора конники прошли всю войну.

На родину казаков всё чаще стали приходить похоронки. Секретарь Ставропольского краевого комитета партии Михаил Суслов обратился к опытным кавалеристам Гражданской войны с призывом собрать добровольческий отряд и отправиться на подмогу доваторцам.

Сборы были быстрыми. В ночь на 20 февраля 1942 года один из отрядов был сформирован в селе Ипатово. В него добровольно вошёл и мой отец. Жители района хорошо снарядили конницу, выдали здоровых сильных лошадей. В краевом центре все отряды объединили в дивизию, которая вскоре была направлена на Калининский фронт. Непроходимые болота, густые леса не пропускали немецкую тяжёлую технику. Это тоже спасало Москву. Из писем отца мы догадывались, что были трудности с доставкой бойцам еды. Но лошадей они жалели, кормили досыта.

Маршал Советского Союза И.С. Конев отмечал огромную роль кавалерии в обороне Москвы. Её мобильность, внезапность, напористость вызывали у противника панику: никогда он не мог угадать, откуда красная конница сделает вылазку. Это были неуловимые мстители.

Ставропольские кавалеристы-доваторцы пронесли свои боевые знамёна от Москвы до Вислы и напоили коней в водах Эльбы, проехав по улицам Берлина. Но это было уже без моего отца. В феврале 1944 года он при форсировании Днепра был тяжело ранен. Скончался в госпитале, похоронен в Киеве.

Вставала рать за ратью

Мой муж Николай Захарович Лето — сибиряк. Детство его прошло в тайге…

Второй год шла война… По сибирской железной дороге дни и ночи ехали поезда с военной техникой и красноармейцами. Николаю тогда было 16 лет.

Вместе с другом они собирали по деревне продукты и выносили их к эшелонам. В одну из таких вылазок мальчишки решили тоже отправиться на фронт. Не предупредив матерей, с котомками провизии пробрались в один из вагонов. Бойцы им сказали, что сами справятся с врагом, а их дело – помогать в тылу. Но ребята правдами и неправдами оказались на фронте в кавалерийском полку.

Фронтовая жизнь не была для юношей очередным приключением. Трагедию войны они познали сполна: смерть товарищей, лошадей, к которым бойцы относились, как к родным людям. Не дрогнули сибиряки, назад домой не просились. Однажды Николай в одиночку выполнил важное боевое задание.

Отряду конников нужно было взять село. Подступ к нему закрывала мощная огневая точка. Молодой боец вызвался уничтожить её. Командир колебался: нужно ли мальца посылать на такое рискованное задание. Но Николай был непреклонен: он ловкий и сильный, доберётся до амбразуры в два счёта. Так и вышло, фашистское логово было уничтожено. Командир сказал, что это был героический поступок, заслуживающий награды, снял с себя саблю и отдал Николаю. Эта сабля всю войну сопровождала моего мужа, долго хранил он её и потом.

1943 год. Уже разгромлены немецкие войска под Сталинградом, освобождён Северный Кавказ. 6-я гвардейская кавалерийская дивизия под командованием генерал-майора П.П. Брикеля, Героя Советского Союза, двигалась на запад, освобождая Страну Советов от фашистской нечисти. В 3-м корпусе служил Николай Лето, отважный кавалерист, который был награждён за отвагу Орденом Славы III степени. Вместе со своими товарищами дошёл до Эльбы и там встретил Победу.

Очень необычные повороты у судьбы. О Победе мечтал мой отец, но сложил голову на полпути. И вот на место погибшего русского воина стал другой воин, который довёл дело до конца. Разве это не высшая сила так распорядилась?! Потому что правое дело было на стороне советского народа, и он победил. Об этом мы размышляли много позже, когда познакомились и поженились в 1950 году. А до этого были другие события.

Конь казаку – товарищ

Два друга-кавалериста возвращались домой – герои с наградами на гимнастёрках. Как их встретит родное таёжное село?.. И вдруг начался массированный обстрел эшелона. Это было на территории Западной Украины. Был дан приказ остановиться и принять бой с бандеровцами. Столкновение длилось долго, в этой схватке погиб друг Николая. Горю и отчаянью не было предела. Как он теперь один вернётся в деревню, что скажет безутешной матери? Ведь такой трудный путь прошли вместе… Николаю казалось, что он виноват в том, что остался жив.

С кавалерией расставаться не хотел, его направили учиться в военное училище в Кирсанов Тамбовской области. После окончания учёбы в звании лейтенанта получил назначение в Ставрополь, где было два кавалерийских полка. В это время я окончила педагогический институт. Мы познакомились и поженились. Прожили вместе 54 счастливых года, вырастили двух дочерей.

Ставропольцы очень любили кавалеристов. Когда те возвращались в казармы с полевых учений и ехали по улице Карла Маркса, их встречали с оркестром, цветами и подарками.

Каждый год 9 Мая кавалерия устраивала для горожан скачки. Проходили они на Осетинской поляне, где сейчас располагается краевая больница. Это было незабываемое зрелище. Мой муж побеждал во многих видах. Трибуны взрывались от восторга, когда лихой казак на коне на скаку срезал саблей лозу или, когда якобы сражённый пулей, падал с лошади, а она подходила к нему, ложилась рядом, раненый цеплялся за своего скакуна, и тот уносил его с поля боя.

Конь для казака – товарищ. Когда муж приезжал домой на обед и привязывал Седого во дворе, всегда выносил ему кусочек сахара. Один раз забыл угощение, Седой обиделся – громко ржал, копытом землю бил.

Я тоже люблю лошадей и много ещё могла бы рассказать интересных историй о них.

До 1956 года кавалеристы несли службу в Ставрополе. Но потом пришёл приказ о расформировании кавалерийского рода войск за ненадобностью. На смену пришла техника. Офицеры очень переживали. Мы переезжали из округа в округ, пока не попали служить на границу. Николай снова пересел на лошадь и закончил военную карьеру в пограничных войсках в звании полковника.

К.А. ЛЕТО.

Невинномысск.

Это письмо в PDF-версии газеты «Родина» от 8 мая 2019 года на сайте ЦК КПРФ,  а также  на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

17 − 7 =