Октябрь 1993 года: вымысел и правда

Вопрос о целесообразности участия коммунистов в защите Конституции в 1993 году.

Нами было описано множество статей, в которых мы описывали события, предшествующие сентябрьско-октябрьскому кризису 1993 года. В общих чертах о событиях двадцатипятилетней давности можно узнать, просмотрев данную видеозапись. Мы упомянули и про разработку Верховным советом основ альтернативной политики (с привлечением широкого круга общественности), и про негативную реакцию ельцинской команды на стремление парламента достичь согласия в обществе, и про нарушение её представителями Конституции. Также мы пояснили, кто первым спровоцировал столкновение 3-4 октября 1993 года и как «победители» бесчинствовали после разгрома парламента.

Казалось бы, вопрос исчерпан. Но, как показывает практика, на слуху до сих пор много сомнительных оценок, касающихся событий осени 1993 года. Так, некоторые ставят КПРФ в укор то, что она в те дни якобы заняла сторону одну из противоборствующих фракций новоявленной буржуазии. Ряд левых ортодоксов полагает, будто Компартия, выступив на стороне Хасбулатова и Руцкого, продемонстрировала свою «оппортунистическую» сущность.

Дело не в личности председателя Верховного совета

Дело было не в Хасбулатове лично. Не ради него многие люди пришли к Дому Советов. Их объединяло иное – стремление отстоять Конституцию, законность, принципы народовластия. Да, личность Руслана Имрановича действительно вызывало отвращение не только у «демократов», но и у многих коммунистов и патриотов. Более того, многие народные депутаты РФ не испытывали доверия к председателю Верховного совета. Так, М.Б. Челноков в своей книге «Россия без Союза, Россия без России?», давая оценку парламентскому спикеру, писал, что он «долгое время, практически до IX съезда, работал фактически на Ельцина». По словам Челнокова, Хасбулатов «протаскивал через Верховный совет и Съезд решения, угодные Ельцину». Но когда к IX съезду народных депутатов он «осознал пагубность проводимого курса – было уже поздно». В итоге, по словам Михаила Челнокова, «благодаря беспринципному соглашательству авторитет Верховного совета был подорван». Бывший депутат добавил, что Хасбулатов на сессиях парламента силовым методом, попирая регламент, вёл «недопустимый стиль принятия решений, который позволял ему манипулировать Верховным советом и Съездом».

Ровно о том же самом пишет в своих воспоминаниях другой защитник Дома Советов – Д.О. Рогозин. В своей книге «Ястребы мира. Дневник Русского посла» он отмечал, что «первый демократический парламент страны имел массу недостатков и изъянов в работе». В частности, «им руководил непопулярный и хамоватый Руслан Хасбулатов, сделавший много для развала Союзного государства».

Также добавим, что в 1990-1992 гг., когда Р.И. Хасбулатов был заодно с «демократами», последние закрывали глаза на использование им подобных методов руководства Верховным советом. Напротив, как пишет либеральный публицист О.П. Мороз в своей книге «Так кто же развалил Союз», Руслан Имранович в то время был для «демократической» публики едва ли не одной из «икон». И только после того, как он выступил против политики «вашингтонского консенсуса», все начали обращать внимания на его личные качества.

Всё это вполне сопоставимо с современной политической системой России. Так, западные «демократии» долгое время закрывали глаза на нечестный характер выборов, на активное вмешательство власти в избирательный процесс. И в 1996, и в 1999 гг. «мировое сообщество» ни слова не сказало о нарушении законности во время избирательных кампаний. И только потом, когда правящие круги России начали пусть и в минимальных количествах, но предпринимать действия, идущие вразрез с линией империалистических государств, последние начали вопить о нарушениях на выборах. Примерно то же самое имеет отношение и к оценке руководства Верховного совета РФ.

Они пытались устранить препятствие на пути развала страны

При этом надо иметь в виду, что «демократы», устранив орган народного контроля над государственным аппаратом, устранил препятствия для разграбления страны. В результате представители властных структур, не неся абсолютно никакой ответственности перед обществом, утратили какое либо представление о чувствах меры.

Как справедливо пишет в своей книге Д.О. Рогозин, «в отличие от нынешней Государственной Думы Верховный совет РСФСР обладал реальными полномочиями». По его словам, ВС РФ «мог воспрепятствовать плану узурпации государственной собственности и передачи её без выкупа нарождавшейся олигархии». Кроме того, «он мог отстранить любого проворовавшегося министра от должности и инициировать судебное разбирательство в его отношении». Разумеется, именно этого олигархия и бюрократия боялась и боится как огня.

Именно то, что депутатский корпус перестал быть покладистым и, продолжая стоять на прокапиталистических позициях, всё же сказал «нет» МВФ-овскому курсу, прозападной внешней политике, сделало его главным объектом нападок ельцинско-гайдаровской команды. Парламентарии прямо говорили, что Крым – наш, российский, что грабительская приватизация ведёт страну в тупик, что монетаристская политика обескровливает экономику и социальную сферу. Поэтому было ясно, что, разогнав Верховный совет, «демократы» получат безграничные возможности для продолжения эксперимента над страной. Все знают, чем в конечном итоге неолиберальные «преобразования» обернулись для России.

Кроме того, устранение независимого органа народного представительства, системы непосредственного народовластия в лице Советов, проталкивание нового проекта Конституции, фактически наделившей президента абсолютной властью, — всё это развязало руки узкому кругу лиц. Они получили возможность грабить народ, не оглядываясь на мнение общества и его полномочных представителей в лице депутатов. Они, почуяв свободу рук, поняли, что с народом можно делать всё, что угодно – и лишать его социальных гарантий, и вмешиваться в избирательный процесс, и открыто совершать махинации с бюджетом и с государственной собственностью, не опасаясь возможных санкций. Всё это происходит на наших глазах.

Словом, речь шла, прежде всего, о защите не определённых личностей, а системы прямого народовластия в лице Советов, зафиксированного в прежней Конституции. Кроме тогО, налицо было стремление поставить заслон авантюрным «реформаторским» экспериментам, положить конец подчинению внутренней и внешней политике интересам «ведущих мировых держав». Именно поэтому КПРФ наряду с другими коммунистическими и патриотическими силами приняла участие в защите Дома Советов в осенние дни 1993 года.

Что предлагалось взамен?

Зачастую т.н. «правые» любят вставлять шпильку: «депутаты только критиковали действия правительства, но ничего не предлагали взамен». Подобные претензии они бросали всем своим политическим противникам – даже КПРФ. Например, некоторые договорились до того, что у Компартии якобы нет никаких идей! А разговоры про развитие реального сектора экономики они расценивают как «болтовню».

Ну что же, напомним, что в специальном пособии для либералов предписывается искать у политических противников слабые стороны, максимально дискредитировать их, представлять в качестве некомпетентных деятелей. Что здесь ещё добавить?

Что же касается непосредственно Верховного совета, то напомним, что на «круглом столе», к работе которого привлекались ученые, профсоюзы, предприниматели, руководители производств, представители политических партий и органов местного самоуправления, депутаты и члены правительства, удалось выработать «Декларацию общенационального экономического согласия», в которой было уделено внимание каждому направлению социально-экономической политики. Документ подписали представители всех сторон – в том числе и многие члены кабинета министров. Даже часть т.н. «деловой» прессы (например, журнал «КоммерсантЪ-власть») высоко оценивала подготовленный проект программы. Разумеется, документ носил отнюдь не коммунистический характер. Тем не менее, в будущем его основные идеи были воплощены в жизнь президентом Белоруссии А.Г. Лукашенко и правительством Примакова – Маслюкова – Геращенко. Результаты их деятельности видны всем и каждому.

Что же касается оценки Хасбулатова и компании как «некомпетентных деятелей», так тут тоже ничего нового нет. Для «оранжистов» все, кто не является монетаристом, кто не намерен проводить политику в интересах международного капитала, a prioro является «безграмотным». Чего говорить, если подобные характеристики «либералы» (например, публицист О.П. Мороз) дают даже таким заслуженным и грамотным деятелям как Евгений Примаков и Юрий Маслюков (!). Даже комментарии здесь излишни. При этом они ссылаются на мнение представителей МВФ, давших им соответствующую характеристику. Нашли, кого слушать! Последние (равно как и те, кто пляшет под их дудку) являются пусть не «малообразованными» людьми, но мародёрами, грабящими целые страны и народы. Это разве лучше?!

Т.н. «демократы» любят заявлять, что Советская власть якобы преследовала инакомыслящих. Ну а они ведут психологическую войну против несогласных, оскорбляя их, пытаясь представить примитивными, безмозглыми людьми. А монетаристы у них «продвинутые», «компетентные» деятели. Между прочим, подобные приёмы даже страшнее обычных арестов и расстрелов.

Кроме того, достаточно посмотреть на опыт стран и российских регионов, руководство которых проводит политику, альтернативную монетаристской. Речь идёт о Китае, о Вьетнаме, об Индии, о Кубе, о Белоруссии, о таких субъектах Российской Федерации как Новосибирск, Иркутская и Орловская области. И вы увидите, всю мнимую «некомпетентность» и «безграмотность» всех, кто не является неолибералом.

Как оценил происходящее народ

В настоящее время подавляющее большинство населения России, разумеется, отрицательно оценивает ельцинский период (в частности, осуществление им антиконституционного переворота в 1993 году). Однако некоторые полагают, будто в 1993 году общество реагировало на происходящее противоположным способом.

На наш взгляд, это неверное суждение. Да, формально в начале 1990-х годов Б.Н. Ельцин пользовался огромным авторитетом среди населения России. Но результаты социологических опросов, проведённых в декабре 1992 года и в апреле 1993 года, не оставляли сомнения в том, что уровень поддержки его политической опоры в лице «демократов» опустился до нуля. Сам президент формально имел солидный уровень поддержки – в сравнении с остальными политическими деятелями. Если, конечно, не считать того, что с конца 1992 года его рейтинг не дотягивал до 50%.

Также нужно иметь в виду, что на апрельском референдуме 1993 года народ, формально выразив доверие Б.Н. Ельцину (если не считать факта доминирования в СМИ пропрезидентской точки зрения и «апрельских указов» президента), всё же не дал согласия на роспуск Верховного совета.

Однако в августе 1993 года всё кардинальным образом изменилось. Даже такой гайдаровец как О.П. Мороз в своей книге «Как Зюганов не стал президентом» признаёт, что в упомянутом месяце ВЦИОМ провёл опрос населения, результаты которого свидетельствовали о падении ельцинского рейтинга. Он опустился до 13%. Впервые его опередили. На первом месте находился вице-президент А.В. Руцкой, имея 17%-ный рейтинг.

Ну а итоги выборов в Государственную Думу, прошедшие 12 декабря 1993 года, говорят как бы сами за себя. Они показывают уровень поддержки народом действий «демократической» власти.

Вот вам и «наличие огромной всенародной поддержки» ультралибералов, якобы имевшей место в 1993 году.

Михаил Чистый, член РУСО. 
2018-10-08

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

7 + 7 =